Как не ошибиться, делая жизненно важный выбор?

|
Кто из нас не испытывал в поворотных точках жизненного пути, когда нужно принимать особенно важное решение (например, о том, сохранять отношения или разрывать, менять ли профессию, постоянное место жительства и т.п.) тягостные муки выбора? Разобраться в проблемах личностно значимого выбора помогает психолог Марина Филоник. 19 апреля в храме Косьмы и Дамиана в Шубине (Москва) состоялась её лекция на тему: «Жизненно важный выбор: как не ошибиться на перепутье?». Сегодня мы публикуем первую часть этой лекции.

Сегодня мы будем говорить о такой проблеме – в исследованиях мы её заявляли как проблему личностно значимого выбора – на более простом языке можно было бы сказать: проблема жизненно важного выбора.

Дело в том, что не все выборы мы можем отнести к таким жизненно важным. Речь не пойдет о выборе, скажем, какой-то покупки или проблеме, куда пойти сегодня. В области нашего внимания оказывается так называемая поворотная точка жизненного пути, когда человек оказывается на перепутье, когда от принимаемого им решения может зависеть очень много чего в будущем.

Самыми простыми примерами здесь могут быть принятия решений о вступлении в брак или разводе, о том, сохранять отношения или оставлять, может быть, даже решение, когда люди думают, взять приемного ребенка или нет, решения о смене профессии и т.п.

Сейчас это довольно частая ситуация, когда люди, много лет проработавшие в какой-то одной сфере, уже в довольно зрелом возрасте идут получать второе, иногда третье высшее образование, сталкиваются с порой непростым переживанием, когда, например, ты уже много лет хорошо работал в банке, а потом вдруг хочешь заниматься психотерапией. Совершенно непонятно, как это всё будет, страшно, но вроде хочется.

Проблема личностно значимого выбора – это тема научных исследований, которые проводились в течение нескольких лет, в том числе при моем активном участии. Так как у нас здесь не научная конференция, я не буду рассказывать про методы, выборку, как мы это делали, постараюсь говорить уже непосредственно о результатах, которые могут быть полезны в нашей обычной жизни.

И в первую очередь это будут результаты исследования, которое мы проводили с коллегами Дмитрием Дроздовым, Полиной Меркуловой и Наталией Поляковой, опираясь во многом на подход, разработанный проф. Федором Ефимовичем Василюком.

Сегодня мы будем говорить о стадиях процесса – стадиях, через которые человек проходит, когда сталкивается с жизненно важным выбором, а также о некоторых закономерностях процесса выбора. 

Муки выбора

Кто-то из вас, может быть, прямо сейчас стоит на таком перепутье и хочет принять важное решение, у кого-то, возможно, это было в прошлом. И можно вспомнить, как порой болезненно и тяжело этот процесс протекает, каковы его явные проявления.

Очень по-разному люди себя ведут. Кто-то склонен судорожно принимать хоть какие-то решения, лишь бы только закрыть эту тему, хоть что-то решить, хоть что-то сделать, успокоиться и идти дальше. Но такие быстрые, рывковые, невыношенные решения порой не дают подлинного успокоения. Человек одно решает, потом другое – туда-сюда. Это может длиться довольно долго. Главное, что не наступает какого-то примирения, такого понимания: «Да, это то, что нужно!»

Чаще бывает другая стратегия, когда человек очень долго тянет и находит множество поводов, чтобы выбор не делать. Знаете, страх ошибиться, страх, что я сейчас сделаю, это будет как-то не так, он настолько бывает силён, что только чтобы его не испытывать, только чтоб сбежать от этого страха, а еще от потенциального чувства вины: “Если я вот сделаю, как хочу, а другому человеку будет плохо, он будет страдать. Как же так? Надо заботиться о ближнем, значит, я не могу себе позволить сделать то, что я хочу. О ужас…” – и тогда лучше вообще не решать. И чаще мы имеем дело со стратегией такого ухода от принятия решения.

Иногда это в церковной среде может приобретать такие благообразные формы, человек может себя уговаривать, говорить: «Я отдаюсь воле Божьей, пусть Господь управит Сам».

Это может быть очень зрелая позиция, когда человек действительно что-то сам делает и при этом очень подлинно отдает это Богу. Но чаще мы видим такое инфантильное перекладывание ответственности, чтобы самому ничего не делать, чтобы отложить и не принимать решения, можно придумать себе самые разные отговорки, одна из них может быть даже религиозной, очень на вид благообразной.

Фото: baruch.cuny.edu

Фото: baruch.cuny.edu

Что такое продуктивный процесс выбора?

Что становится для нас критерием, что всё-таки выбор сделан или не сделан? Что является признаком, что я иду по верному пути сейчас, когда двигаюсь в этом процессе принятия решения, а что является признаком, что я иду куда-то не туда?

Этот вопрос был для нас важен, в том числе, и в рамках исследования, потому что нам нужно было выделить отдельно процессы выбора, которые мы назвали продуктивными или, условно, по-житейски, это «хорошие» выборы. И отдельно нам нужно было выделить непродуктивные, или такие «плохие», чтобы смочь в исследовании сравнить закономерности тех и других выборов.

И немножко даже неожиданными для нас оказались результаты, когда мы обнаружили некоторые критерии – иногда они могут казаться парадоксальными – критерии всё-таки продуктивного процесса выбора.

Сначала мы думали так, что продуктивные выборы – это такие, которые сам человек оценивает для себя как правильные. То есть спрашиваешь человека: “Вот ты когда-то сделал что-то. Ты как считаешь, ты правильно сделал?” – “Да”. И мы сначала на этом успокаивались, думали, что этого достаточно, что если сам человек говорит “да” – это было для него правильное решение, это означает, что выбор сделан действительно хорошо, с психологической точки зрения.

Но потом выяснилось в процессе долгой исследовательской работы, что, оказывается, так бывает не всегда. Человек удивительным образом умеет себя «обманывать», сам того не замечая, скрывать какие-то мучающие его вещи, искренне верить, что все хорошо, а внутри что-то еще сидит…

И прежде чем мы продвинемся дальше в понимании отличий «хороших» выборов от «плохих», важно сказать несколько теоретическую, но принципиальную для нас вещь, что за проблемой жизненно важного выбора всегда стоит проблема внутриличностного конфликта. И это очень важное положение, на котором будут строиться многие дальнейшие размышления.

Человек стоит на перепутье. И он думает – и это очень важный и теоретический момент, и он потом будет иметь для нас очень важное практическое значение – человек думает, что он выбирает что-то – одну жизненную дорогу или другую жизненную дорогу.

Что обычно человек делает, когда ему надо совершить выбор? Какие советы обычно даются человеку в трудной ситуации, что обычно рекомендуют делать?

Выписать плюсы и минусы…

Составить списки «за» и «против»…

Отлично, вы с первого раза угадали. Вы это практикуете? Помогает?

Нет.

И мы пришли в нашем исследовании ровно к этому. Смотрите, не случайно вы сразу первым же ответом сказали: запиши плюсы и минусы. И обычно это не помогает. Это помогает, если вы выбираете модель стиральной машины или сотового телефона, тогда – да. Но когда на кону оказывается моя жизнь, а я применяю к этому стратегию, как будто бы я выбираю нечто вне себя лежащее, точно так же, как какой-то предмет, это не работает. Почему?

Один из важных, фундаментальных теоретических моментов: в ситуации жизненно важного выбора человек выбирает не что-то вне его лежащее, не какие-то предметы или объекты, он, на самом деле, выбирает себя – себя, который окажется здесь (идущего по одному пути), или себя, который окажется здесь (идущего по другому пути). Именно поэтому стратегия плюсиков и минусиков не действует. Но интересно, что она очень популярна.

До этого мы говорили про критерии продуктивного, «хорошего» выбора. Так вот, удивительным образом выяснилось, что хороший выбор – не только тот, который я потом оцениваю как правильный, а тот, который приводит к снятию конфликта, к разрешению конфликта. Только тогда, когда это внутреннее противоречие внутри меня снимается, мы можем сказать, что выбор совершен продуктивно и хорошо.

У нас в исследовании был такой пример, когда человек рассказывает о совершенном когда-то выборе, много лет назад причем, и очень уверенно говорит: “Да, не жалею”. Это было серьезное решение, женщина хотела разводиться и уйти к другому мужчине, но всё-таки осталась с мужем в браке, и прошло уже много лет, она говорит: “Я не жалею, выбор правильный”.

Но в процессе этого интервью она начинает плакать, у нее активируются довольно сильные эмоциональные переживания, и при более близком рассмотрении для нас стало понятно, что, на самом деле, внутренний конфликт не снят. Хотя ситуация завершена, человек оценивает выбор как правильный, конфликт не снят. И это говорит нам о том, что выбор был совершен непродуктивно.

Фото: psychologies.ru

Фото: psychologies.ru

Парадокс «хорошего» выбора – идите в острую боль!

Совсем забегая вперед, скажу вам самую, наверно, кульминационную вещь, которая непростая для нас в жизни и для психотерапии тоже. Обычно в трудной ситуации человек хочет облегчения, успокоения, улучшения состояния – это хорошо и естественно. Но, в данном случае, парадоксальным образом, порой нам, чтобы совершить прорыв в ситуации выбора, чтобы конфликт снялся, нам нужно пройти через особо усиленное заострение этого конфликта. А что это означает? Это значит пройти через серьезную боль, может быть, через очень мучительные, острые переживания.

Муки выбора тоже разные. Одно дело, я сижу и мучаюсь: “Ну что там? Надо это, надо то… Ну, ладно, подумаю об этом завтра, надо с этим переспать…” – ну и как-то всё это тянется, знаете, может годами тянуться. Оно болит несильно и тянется. А иногда бывает, когда это уже встает очень остро.

Порой такую остроту провоцируют какие-то внешние обстоятельства, когда они нас толкают, вынуждают, когда уже не выбирать нельзя, и тогда начинаются самые настоящие страдания, тогда начинается очень серьезная ломка, очень серьезные переживания, конфликт заостряется до предела. И тогда совершается принципиальный качественный скачок, когда конфликт снимается, и выбор совершается.

Это, может быть, самый главный секрет, как продуктивно выбор совершать – нужно ли убегать от боли. Большинство стратегий, которые мы используем в ситуации выбора, направлены на анестезию, на то, чтобы это напряжение снять, боль убрать, меньше переживать. Это понятно по-человечески, но, удивительным образом, мы увидели, что такое замазывание, заклеивание, закрывание глаз, смягчение мешает совершению продуктивного процесса выбора.

Три отличия продуктивных выборов от не таковых

Можно перечислить три критерия, которые говорят о том, что выбор действительно продуктивный:

1) Острое эмоциональное состояние непосредственно перед принятием решения. Интересно, что, как правило, все эти выборы, которые люди оценивают как правильные, а мы оцениваем как продуктивные, там был этот пик очень острого эмоционального состояния. Одна испытуемая у нас описывает это так: “Большими буквами у меня в голове стучало, что я дальше так не могу, что со мной, наверно, что-то случится, что я, не знаю, сойду с ума, заболею страшно, потому что я больше не могу жить вот так”. “Это был действительно предел”, – говорил другой человек. То есть край, когда больше так уже невозможно.

2) Второй признак выборов продуктивных – мы называли это феноменологией правильных решений – то есть некоторые признаки, что происходит с человеком после того, когда он совершил выбор продуктивный. И если у вас это было в опыте, вы проходили муки выбора, то можно вспомнить, что наступает потом. Это удивительное состояние особой свободы, такой легкости, гора с плеч.

Просто даже телесно это проявляется в том, что в плечах появляется такая свобода, у кого-то прямо крылья почти вырастают по ощущениям. «Ушли сомнения, появилась смелость, уверенность, страх снизился, как-то спокойно стало», – это я цитирую некоторые высказывания наших испытуемых. «Уверенность, такое ощущение, что так и должно быть, никаких сомнений». Возникает полнота абсолютного “да”. Это такое “да” на выдохе спокойное, когда уже просто действительно ни тревог, ни каких-то острых переживаний не происходит.

3) И третий момент, который обычно люди сами специально не отслеживают, пока их не спросишь. Но если внимательно присмотреться, то можно обнаружить, что после совершения такого правильного выбора происходят те или иные личностные изменения, человек меняется: я до и я после – это уже другой человек. Я стал другим, за счет того, что я это решение принял, я сам каким-то образом изменился. Когда человек преодолевает серьезный кризис, тот самый внутриличностный конфликт, если удается из него выйти – конфликт снимается, совершается переход на некоторый новый этап развития.

Фото: abanorthtexas.com

Фото: abanorthtexas.com

Этапы и стадии процесса личностно значимого выбора 

В зависимости от того, на какой стадии человек находится, можно давать какие-то рекомендации, понять, что сейчас лучше делать. Этапы в данном случае носят характер обязательной последовательности, стадии – могут протекать в разном порядке. Было выделено три этапа, второй из которых включает в себя четыре стадии.

1) Первый этап – предыстория выбора, когда складывается некоторая общая неудовлетворенность существующим положением дел. На этом этапе, человек еще не думает о том, что это ситуация выбора. Он просто чувствует какую-то неудовлетворенность, что-то не то. Отношения, например, всё хуже и хуже. И даже если когда-то раньше приходили мысли о расставании, то сейчас они, может, приходят чуть чаще, но человек всерьез не ставит себя перед выбором. Ну, кто в браке периодически не думает о разводе, с кем не бывает, да? Это не повод сразу разводиться. Поэтому человек немножко так отмахивается, он не переживает это как то, что это уже вызов, что это уже необходимость что-то решать.

2) Дальше следующее: если это недовольство копится, нарастает, если на первом этапе эти неудовлетворенности не снимаются, то человек переходит на второй этап – уже непосредственно актуализации ситуации выбора. Или – скажем очень важную вещь – актуализации внутриличностного конфликта. И вследствие определенных факторов, внутренних или внешних, выбор теперь становится явным. Человек уже всерьез понимает, что да, что-то уже нужно делать. Но еще нет такой остроты, когда «не могу иначе!». Но выбор явно в сознании звучит.

И в этом втором этапе можно выделить четыре стадии, они могут протекать в разной последовательности, то есть человек может переходить с одной стадии на другую и обратно несколько раз.

2 А) Когда у нас уже актуализация выбора возникла, то сначала что происходит? Вот то самое любимое про плюсы и минусы выписать – рассмотрение альтернатив. То есть сначала человек понял, что он уже выбирает между “А” и “Б”, и дальше он рассматривает, сравнивает, взвешивает альтернативы. И на этой стадии как раз очень часто используется эта стратегия выписывания плюсов и минусов.

И на данной стадии основания для выбора, как человеку кажется, лежат вне самого человека. То есть эти плюсы и минусы, они касаются не меня, они касаются того, что я выбираю. Я думаю: эта работа имеет такие плюсы: зарплата, начальник хороший, близко ездить; а эта работа имеет такие-то минусы. Я в этот момент еще не думаю о себе, потому что, как мы сказали, фокус внимания не направлен внутрь себя, человек думает, что выбирает что-то внешне.

Процесс переживания здесь протекает по кругу: рассмотрение альтернатив – отсутствие выхода – попытка снизить негативные переживания (используются разные стратегии, часто – уход, попытки избавить себя от конфликта) – возврат в рассмотрение альтернатив. Это тяжело. И по-хорошему – надо было бы дойти до пика. Но кто ж этого хочет? Поэтому когда человек попадает в некоторый тупик, он дальше пытается снизить переживания, чтобы остро это его как-то всё не мучило, переключиться куда-то и т.п.

И интересно, что в продуктивных выборах больше выражена эта мучительность переживаний и актуализация конфликта, а не уход от него. Конечно, тоже выражен страх нового, человеку кажется, что “я не справлюсь, не смогу”. И он может подтаскивать какие-то аргументы в пользу старой жизни.

Это уже немножко о стратегиях говорю: очень удобная стратегия, чтобы выбор не делать – это опираться на внешние препятствия. Вот любимое занятие… Ну, конечно, может, и хотелось бы мне, но как же я? Условия такие, что я не смогу. Конечно, я мечтал бы стать тем-то, но у меня не получится поступить в вуз, потому что сейчас поступают только по блату. Ну, всё равно мне уже много лет, и уже не имеет смысла особо, кто там будет со мной заниматься? Ну, и вообще живу я далеко, ездить – я не наезжусь. То есть человек, чтобы выбор не делать, подтаскивает внешние обстоятельства, как будто бы это причины, чтобы выбор не делать. Хотя, на самом деле, это только поводы.

То есть человек уговаривает себя оставить всё, как есть. Потому что идти в новое очень страшно. И здесь чем больше у нас тревоги, тем больше «желания» оставить всё по-старому. Но что это означает, с точки зрения внутреннего конфликта? У человека есть интенция, нового-то хочется. А страх движет: оставь всё по-старому. Аргументы подтаскиваются: оставь всё по-старому. И может оказаться, что этот росточек “нового хочется” совсем будет подавлен, ампутирован, загашен, и человек будет успокаивать себя, говорить: “Ну да, так и есть…”

И еще может подтащить сюда какие-то религиозные аргументы: “Это воля Божья так оставить всё, как есть”, – чтоб совсем уже успокоиться. Но успокоение не наступает, в этом-то и проблема, потому что конфликт не снимается. Убирается одна из сторон конфликта. Но если я одну из сторон конфликта убираю, это не значит, что я конфликт снимаю. Я её убираю искусственно, не по-настоящему, она потом всё равно вылезает.

В этом-то и проблема – очень важно удерживать обе стороны конфликта, очень важно удерживать обе альтернативы, которые мучают. Потому что если, повторюсь, мы только одну сторону себе позволяем проживать, а другую задвигаем по страусиной политике, то продуктивного движения не осуществляется.

При продуктивном процессе выбора человек переходит на следующую стадию.

2 Б) Представление себя в будущем, проживание в воображении разных альтернатив. Очень важная штука, далеко не все до нее доходят, и это тоже принципиальный момент. Очень часто, как мы сказали, выписывание плюсов и минусов касается, например, выбора мужа: Вася – такие “за” и “против”, а Петя – у него такие “за” и “против”. Но я не думаю почему-то, а что будет со мной, когда я 20 лет проживу с одним, и что будет со мной, – не с ним, какой он прекрасный, – а со мной, когда я 20 лет проживу с другим. Этим вопросом почему-то мало кто задается, но иногда такие люди тоже находятся.

То есть очень важно бывает всё-таки позволить себе это представление себя в будущем по той и другой альтернативе. И это очень важная стратегия – именно представление себя в будущем, здесь ключевое слово: себя. Потому что будущее нередко люди представляют. Даже советует, к примеру, соседка на лавке: “Ты представь, ты уволишься, что будет? У тебя денег не будет, чем ты будешь ребенка кормить?” – и человек представляет вроде бы будущее. Это очень близко, это лучше, чем плюсы и минусы.

Можно, конечно, представить будущее, но оно по своей структуре мало отличается от плюсов и минусов, потому что важно, представляя будущее, представлять себя: кто буду я, сделавший этот выбор, и кто буду я, сделавший другой выбор. И технически это можно сделать просто буквально в воображении, проживая кусочек жизни, может быть, даже на несколько лет вперед, но с фокусом на себе. Не на нём, не на деньгах, не на обстоятельствах, не на детях, а именно на себе: кто буду я, когда проживу тот или иной кусочек жизни.

Эта стадия 2 Б – стадия представления себя в будущем – не все до нее доходят, повторяюсь, обычно её проживали те люди, которые пришли к продуктивному выбору на выходе.

И на пике этого представления себя в будущем человек может попасть на следующую стадию:

2 В) которую мы назвали ценностный инсайт. Может быть, не так важен сейчас сам термин, но это такой своего рода пик, самая кульминация. Он переживается эмоционально, как взрыв, потому что это те самые острые переживания, о которых я уже сегодня говорила, когда дальше уже просто невозможно, и это может переживаться тяжело и телесно, человек может даже болеть. В общем, конфликт заостряется до предела.

И дальше, как ни странно, это для нас тоже было удивлением в процессе наших исследований и таким важным результатом, что если человек этот пик проходит, то потом решение приходит само. Это не я сидел и думал, и решил, особенно головой. Голова тут – не лучший орган. Это не потому, что действительно я всё взвесил окончательно и себя в будущем представил. А происходит какая-то переломная точка, переход, перевал, когда мучился-мучился, а потом вдруг – раз, и всё понял.

Для нас это была находка, потому что обычно мы думаем, что я делаю выбор. И в психологии мы говорим: субъект, личность совершает выбор, как это важно в личностном развитии… И здесь мы говорим, конечно же, про личность, но эта кульминационная точка как бы совершает выбор за меня. Происходит нечто само, щелчком, одномоментным актом, вдруг озарением. Оно может длиться от нескольких секунд до нескольких часов. То есть это не длится неделю, обычно какое-то очень быстрое понимание. Называется иногда ага-переживанием, правда, по отношению к процессу нахождения решения творческих задач.

Но когда мы сейчас говорим, что решение наступает само, и не мы выбор делаем, это, конечно, не означает, что мы ничего не делаем. Мы много делали до. Мы переживали всё предыдущее, представляя себя в будущем, мы переживали этот острый пик, муки, чтобы потом это всё случилось. И после пика и ценностного инсайта – стадии 2 В – человек уже довольно быстро и спокойно переходит на стадию

2 Г) когда просто переживает эту феноменологию правильного решения, о которой мы говорили: это легкость, свобода, радость, нет сомнений, все плоды прекрасные хорошо сделанного выбора не заставляют себя долго ждать, довольно быстро человека посещают, потому что действительно наступает такое “да”, понимание, что сейчас так правильно, и по-другому просто и не нужно.

Вот эти четыре стадии второго этапа могут протекать не обязательно именно в такой последовательности, но когда решение принято, человек переходит на последний – третий этап.

3) Третий этап – реализация принятого решения. Тут очень важное значение играет близкое окружение. Часто и внешние обстоятельства, и люди вокруг, особенно близкие, являются препятствием для движения человека к своему подлинному выбору. И если человек застревает на предыдущих стадиях, то он нередко сильно опирается на других людей. Говорит: “Ну, мама не хочет, я не пойду. Все подружки говорят, что это несолидно – ладно, я не буду”. Опирается на мнение значимых других людей.

А когда эта вторая фаза с инсайтом прожита, то человек удивительным образом идет против течения. Без всяких сомнений. И это не переживается как какое-то хамство, или наглость, или что-то нехорошее, это переживается как что-то очень соответствующее мне. Там даже нет конфликта с близкими порой. Это, конечно, зависит уже от родственников, здесь всплывает тема созависимости, но это отдельный разговор.

Фото: stihi.ru

Фото: stihi.ru

Еще немного о закономерностях продуктивного процесса выбора

1) Ситуация выбора, когда она складывается постепенно, и конфликт постепенно зреет, и при продуктивном процессе выбора внешние обстоятельства становятся не причинами для конфликта, а поводами только для его актуализации. Часто при непродуктивной стратегии выбора человек думает очень много о внешних обстоятельствах. Он думает: “это всё дело в том, что он…”, “это всё потому, что я не там живу” – виновата страна, школа, родители, обстоятельства таковы. И очень много разговора об обстоятельствах. При продуктивной стратегии обстоятельства уходят на второй план. Они могут быть поводами какими-то, но не являются причинами для совершаемого выбора.

Часто, когда клиенты приходят с проблемами выбора, то приходит не он, а многоголосица его окружения. Вот человек садится: “Мама сказала, что это. А муж считает, что так. А вот я прочитала в статье это. А подруги сказали вот так. А вот у соседки моей – так”. – “Ну хорошо-хорошо, а Вы-то что хотите?” – “Ну, я не знаю, как, что…” То есть дефицит слышания себя, понимания того, что для меня важно – это одна из серьезных стратегий, но одновременно закономерностей непродуктивного выбора. Соответственно, важен фокус на себе, а не на внешних обстоятельствах. Очень важно задаваться этим вопросом: а кто я буду, делающий это действие, и кто буду я, принимающий другое решение.

2) Именно продуктивные процессы выбора сопровождаются тяжелыми муками, как ни странно. Эта тяжесть, безысходность, страх, тревога, иногда какая-то ярость, очень сильная душевная боль. Человек даже может какое-то время переживать отчуждение себя от существующей жизни. И такое депрессивное состояние, достаточно мучительное: эта жизнь мне не подходит, в ней невозможно оставаться. Хотя в ней есть какие-то объективные плюсы.

Особенно это видно со сменой работы. Так как у меня много знакомых психологов, то я наблюдала, когда люди из другой профессии приходят в психологию. Сидел человек в банке, в бизнес-среде, получал хорошую зарплату, у него всё шло очень даже хорошо, и эта стабильность его держит – зарплата держит, накатанная такая дорожка, когда уже всё известно, тоже держит. А душа уже не может, не выдерживает этот конфликт внутренний, очень хочется заниматься чем-то другим.

Я знаю даже таких людей, которые из очень успешной социальной среды всё бросают и идут, например, в сёстры милосердия, в монастырь, уходят в социальное служение. И когда мы говорим о закономерностях продуктивного процесса выбора, то это переживание – “не могу, просто дно, так невыносимо”, оно очень часто бывает.

3) Полнота этого облегчения после как признак движения в сторону хорошего выбора.

4) И удивительное это явление – непроизвольность момента поворотной точки выбора. И мы даже с коллегами много лет назад уже смеялись, что, на самом деле, никакого выбора нет, просто человек либо движется к тому, что со мной тогда уже должно произойти было бы, либо он к этому не движется. Когда я это озвучиваю, обычно коллеги начинают сильно спорить. Мы же стояли на свободе воли, свободе выбора, свободе субъекта, и я не спорю с этим, но просто из практики говорю, что удивительным образом выбор как будто бы совершается сам, как будто бы я в нем как активный субъект не участвую.

Есть и другие закономерности продуктивного процесса выбора, просто я тут перечислила некоторые основные, которые нам для практики могут быть особенно важны.

Можно сказать несколько слов о закономерностях непродуктивного процесса выбора. Потому что нередко мы тоже с этим встречаемся. Несовершенные когда-то выборы могут быть грузом, который мы тащим за собой, как эта респондентка, о которой я говорила: “Выбор сделан, всё замечательно, я не жалею”, – но до сих пор там что-то сидит, до сих пор конфликт не снят. И важно бывает, даже если прошло уже много лет, вернуться в ту ситуацию, внутренне прожить её заново, чтобы с этим конфликтом не ходить, как с лишним грузом внутри себя.

1) Если говорить о закономерностях непродуктивного процесса выбора, то можно сказать, что, соответственно, не происходит личностных изменений. То есть человек вроде выбор совершил, но он сам внутри себя не меняется. Это связано, в том числе, с тем, что он выбирал не себя, а что-то вне себя лежащее, связано с тем, что не был пройден кризис с этим пиком.

2) Эмоции, чувства, переживания на всех стадиях процесса выбора, который мы оцениваем как непродуктивный, они не такие сильные и глубокие, они более поверхностные. Доминирует раздражение, неудовлетворенность. Но пика не наступает.

При продуктивных выборах люди, когда уже в этот край входят, говорят, что “это не моя жизнь, не могу я так жить дальше. Я другой, эта жизнь мне не соответствует, жизнь нужно менять”. При непродуктивных выборах даже такого переживания нет: ну, моя, не моя – даже вопрос этот не ставится. Нет этого пика с невозможностью.

3) При непродуктивных выборах внешние обстоятельства становятся именно причиной выбора (а не поводом). Так как внутри этот конфликт до конца не вызревает, то человек может искусственно оказаться в необходимости выбирать. Его прижимает просто что-то: увольняйся или оставайся, уходи или что-то такое. И его сподвигают к решению внешние обстоятельства. Он совершает выбор не потому, что он уже внутри созрел, а потому, что просто внешние обстоятельства уже так поджимают сильно и тебя вынуждают этот выбор сделать. И даже, может быть, человек потом не жалеет, он говорит: да, хорошо, здорово. Но он там не был активным, не он это решение принимал.

4) И нет явного сопротивления значимым другим. Мы говорили, что человек идет напролом, он идет против течения, когда «хороший» выбор совершается. При непродуктивных выборах высок вес значимости авторитета, других людей, и хочется быть всё время в каком-то компромиссе, чтобы и нашим, и вашим, всем было хорошо. Очень часто люди это описывают так: только чтобы не было конфликта, только чтобы сохранить мир. Есть такая иллюзия этого мира, потому что это ценой наступания себе на горло и гашения внутреннего конфликта.

5) И нет этой яркой феноменологии принятия решения при непродуктивных выборах. Облегчение, как я уже сказала, некоторое наступает, но полноты этого облегчения – этой легкости, радости – не случается.

Фото: medicaldaily.com

Фото: medicaldaily.com

Вопросы:

Представление себя в будущем в этих ситуациях – как это делать правильно? И не является ли это фантазиями, что мы нафантазируем себе, это не всегда оказывается правдой, да? Как это так правильно, объективно сделать максимально, чтобы помогло, не было духовных прелестей потом в фантазировании: сделаю выбор – и так будет.

– Мне сложно говорить про духовные прелести – я в психологической плоскости здесь. Я, конечно, легко говорю: вот надо представлять себя в будущем. А на самом деле, говорю, в основном, о психотерапевтической практике, когда в совместной работе клиента и психолога особыми способами, особыми методами осуществляется это проживание будущего. Наверно, его можно делать самостоятельно. Я даже думаю, что можно. Какие тут могут быть опасности?

Вы сказали такое слово – объективность. Я, конечно, ничего не знаю про объективность. Что мы делаем? Гадаем о будущем? Мы не знаем, как будет, но смысл же не в том, чтобы прожить будущее таким, каким оно будет на самом деле, смысл не в этом. Смысл в том, что когда я представляю себя через несколько лет, каким буду я, если я совершаю этот выбор, то за счет этого усиления высвечивается больше какая-то правда, которая скрыта сейчас имплицитно в этой альтернативе.

Замуж выходят за алкоголика и думают: сейчас он перестанет пить, потому что он меня любит, он же мне обещал, что когда женится, то перестанет пить. И если бы была психотерапия, то мы бы, проживая это будущее, говорили: а если не перестанет? И вот день за днем, и пройдет год, и пройдет еще несколько лет, ты живешь с этим человеком, а потом наступает 2020 год, может быть, у тебя будут дети, а может быть, нет. А наступает год 2025, и ты живешь с этим человеком. Возможно, он пьет столько же, сколько и сейчас, а может быть, нет. А может быть, больше, может быть, меньше. И кто ты потом? Какая ты на выходе?

Есть специальные приемы. Мне, наверное, трудно их перевести сейчас в техники самопомощи. Но важно последовательное переживание. Очень трудно сразу себя представить в 2025 году. И важно проживать этот путь постепенно. Сначала рекомендуется проживать первые дни, сначала очень подробно, потом, может быть, этот шаг временной усиливать. Сначала – прямо каждый день, потом – каждый месяц, потом представлять, отщелкивать годы. И на выходе обязательно нужно прийти к представлению своего “я”. Кто я, человек, живущий эту жизнь? Кто я, та, которая реализует этот замысел, та, которая идет по этому жизненному пути? Вот это важный момент.

Я подкидыш, и меня отнесли в детский дом, а потом меня взяли приемные родители. Мама властная, ну Вы понимаете. Папа мягкий, любимый. Она мне внушала, что я, бедная, если я выйду замуж, то муж половником по голове в первый день… И, Вы знаете, до сих пор я не замужем, у меня нет детей. У меня два высших образования, но я до сих пор в ужасе оттого, что я абсолютно неуверенный в себе человек. Сейчас я чуть не сорвала работу при монастыре. Я отказывалась, я сказала, что я не буду её делать, потому что всё, я бездарь, я никто…

– Спасибо за Вашу искренность, слышно очень много боли в Вашей личной истории, которая как будто бы прорывается сейчас… Интересно, что далеко не первый раз так получается – на какую тему лекцию не читай, а возникает всё время вопрос, касающийся дефицита родительской любви, о детских травмах, о том, как когда-то ко мне относились раньше, в детстве, мои родители, как теперь оно влияет на меня, на мою жизнь. Человек, видимо, давно в Церкви, и уже Вам немало лет, но до сих пор…

Это совершенно не тема сегодняшнего доклада, но я не перестаю удивляться, как это актуально, и для меня сейчас Ваши слова звучат, может быть, как еще один аргумент в пользу моих пока таких очень личных размышлений… У меня есть задумки о том, как можно было бы сделать группы молитвенно-психотерапевтические, посвященные именно работе с детскими травмами, прежде всего, от собственных родителей. Это я с вами делюсь своими замыслами, они у меня еще совсем не проработаны. Просто каждый раз, когда придешь где-то поговорить, и это вылезает, и почти на каждом первом клиенте в психотерапии я это вижу.

А может быть череда, когда плывешь по течению, понимаешь: мне всё равно – я просто плыву по течению, и дальше череда таких выборов: один закончился, второй начался, в разных сферах? Один – с мужем, с родственниками – второй, в социальном плане, с друзьями – и везде такое: один закончился, другой начался. Или всё-таки это один неразрешенный?

– Если я Вас верно поняла, может быть и то, и другое. Может быть так, что это последовательная серия выборов разных… Но может быть так, что конфликт один, это может быть такая хитрость, конфликт внутриличностный один. Например, конфликт между тем, чтобы позволить себе быть собой, или следовать мнению окружающих, – очень частая история. И этот конфликт может постепенно заостряться.

Человеку хочется быть собой, а дальше начинает его реализовывать, разыгрывать на материале разных ситуаций. Сначала пойду против, не знаю, свекрови, потому что хочу реализовать себя. Потом: совершу выбор – съеду жить отдельно. Потом: пойду новую профессию получать. Потом еще что-то пойду делать. Кажется, что разные выборы, а на самом деле человек реализует одну и ту же стратегию внутреннего конфликта, который пока еще жив, это проблема зависимости или свободы, например.

Аудио предоставлено библиотекой Предание

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Слава Тебе, Господи, что моя дочь – троечница

Отличник на исповеди – кошмар для священника

Где Я?

«Обе белые» В 1971 году на Киевской киностудии научно-популярных фильмов режиссёр Ф. Соболев снял фильм «Я и другие», посвящённый ряду психологических…

Как найти себя?

Каждый день человек ходит на работу, занимается какими-то делами, проживает жизнь - и вдруг понимает, что…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: