Знаете, какие у рыбаков руки?

Из проповеди к празднику святых апостолов Петра и Павла.

Священник Димитрий Свердлов

Знаете, какие у рыбаков руки? Крупные, мощные, кожа задубевшая от бесконечных километров сетей, пропущенных через ладони, негнущиеся узловатые артрозные суставы – от ледяной, холодной и просто – от воды.

Знаете, какой у рыбака характер? Нехитрый труд выковывает волю. Ожидание рыбацкой удачи – дает терпение. Зависимость от стихии – смирение.

Знаете, какая у рыбака вера? Крепкая – от силы характера. Простая – от простой жизни. Правильная – от честного труда.

Конечно, кто, как не эти рыбаки, подходили для того, чтобы сделать то, что они были призваны сделать…

Не хватало только этим простым парням чего-то такого, без чего их дело никак не могло ни начаться, ни быть совершено. Кого-то.

Не хватало им их полного антипода. Маленького, больного, неказистого телом, косноязычного умника – несгибаемого, уверенного, бесстрашного энтузиаста с железной волей. Не хватало им ученого и мистика, человека непростой судьбы – вчерашнего соучастника убийства. Не хватало человека, окрыленного внутренней свободой, который преодолеет границы рода, нации, традиции и переполненный любовью – ко всем – сможет понести святое имя Христа – тоже всем.

Отречение Петра. Картина Елены ЧеркасовойОни совсем разные, эти Петр и Павел. Деревенский – и городской. Женатый – и аскет. Иудей-традиционалист простой, народной веры – и фарисей в странной смеси с эллинистической культурой… В каком-то смысле консерватор – и в каком-то смысле радикал.

Простец-трудяга и рафинированный интеллигент. Это, пожалуй, сегодня – самое интересное. Петр был человек некнижный, рыбак, что тут еще сказать. И Павел, «воспитанный у ног Гамалиила» – знаменитого раввина, мудреца – считающий себя вправе полемизировать с афинскими философами.

Сегодня бы сказали – это два разных мира. Это – несовместимо. Это – две разных веры… Может быть, сказали бы: простая вера – крепкая и правильная. А этот – выскочка и, да, гнилой интеллигент… Сказали бы и с трибуны, и с амвона, и с экрана телевизора. Сказали, быть может, что интеллигент этот – потенциальный предатель: и вспомнили бы, как он сторожил одежды убивающих Стефана и говорили бы, что раз он переметнулся однажды от Синедриона к христианам – так и обратно может с легкостью…

Что-то подобное про апостола Павла и говорили, говорили постоянно, говорили так, что он был вынужден оправдываться, перечисляя оппонентам и критикам свои апостольские дела-заслуги.

Апостол Павел в Ефесе. Картина Елены Черкасовой

Апостол Павел в Ефесе. Картина Елены Черкасовой

И сегодня это возможно. Можно презирать своего брата за то, что он окончил ПТУ. Равно можно презирать и другого за два университетских диплома. И тогда это можно было, и сейчас – опасаться и не любить иного только за то, что он не такой, как я.

Но этим – повезло. Они – такие разные – сошлись в одном. Они сошлись во Христе, который превозмог всю их разность, они позволили любви в себе преодолеть самость, свое эгоистичное «я». Вопреки мириадам человеческих разнообразий – они остались вместе: и в проповеди, и в смерти, и в Воскресении. И в церковной памяти, которая помнит этих таких двух непохожих апостолов только вдвоем, не порознь.

Есть во Христе огромный – бесконечный – ресурс преодолевать различия, преодолевать разделения, отдаляющие людей друг от друга. Царие и нищие, богатии и убозии, простецы и интеллигенты, черные и белые – все могут быть едины, в любви и взаимопонимании – во Христе. Если ставят, конечно, себе такую задачу. И не мешают Богу эту задачу осуществлять.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Для чего умер Христос

«И запомните: всё, что вы делаете, вы делаете неправильно»

Тут набито бесами

Лишь немногие – самые верные – не боятся пройти со Христом Его последний путь. И так…

Одиночество Христа

Не только на Страстном пути Христос одинок, Он одинок на протяжении всей Своей жизни