Золотоордынское иго и татарские набеги на Русь

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007
Золотоордынское иго и татарские набеги на Русь

В конце 30-х годов XIII века Русская держава подверглась порабощению степными кочевниками. На Руси кочевников-завоевателей традиционно именовали “татарами”. Этнические монголы составляли в войске лишь верхушку, небольшую часть огромной армии завоевателей. По возвращении на Волгу из западного похода в 1243 году хан Батый основал здесь большое государство — Золотую орду, столицей которой стал Сарай1. Первоначально золотоордынский хан подчинялся Великому хану в Каракоруме. К этому времени военное могущество Батыя уменьшилось, так как теперь он имел в своём распоряжении не общемонгольское войско, как во время нашествия, а только военные силы своего улуса Джучи. К тому же его внимание было отвлечено борьбой за великий престол, которая разгорелась между отдельными ханами улусов Монгольской империи. Два улуса, Джучи и Толуя, объединились для борьбы с улусами Угэдэя и Чагатая. В 1261 году Сарай становится политически независимым по отношению к Каракоруму. Середина, вторая половина XIII века — это время становления государственности Золотой орды, организации внутренних отношений, налаживание её внешних связей с другими странами.

В 1246 году Батый предпринял первые попытки наладить твердый сбор дани на Руси. При хане Берке (1257–1266) в Северо-Восточной Руси была проведена баскаческая перепись населения для определения размеров “ордынской тягости”. “Тоя же зимы, — читаем в летописи под 1257 годом, — приехаша численици и изщетоша всю землю Суждальскую и Рязанскую и Муромьскую, и ставиша десятники, и сотницы, и тысяшники и темники и идоша в Ворду, толико не чтоша игуменов, черньцов, попов клирошан, кто зрит на святую Богородицю и на Владыку”2. За единицу обложения был взят дом, то есть семейство. Этим годом, очевидно, следует датировать начало золотоордынского ига, поскольку теперь гнёт приобретает систематический характер.

В Великом Новгороде перепись населения в 1257 году не была осуществлена из-за активного протеста жителей города, которые, отпустив “с миром” ордынских послов, хотели откупиться подарками хану3. Однако спустя два года, несмотря на возмущение простого народа, перепись была осуществлена прибывшими ордынскими послами Беркаем и Касачиком: “яшася по число”, “почаша ездити оканьнии по улицам пишюче домыь христьяньскые <…> вземше число”4, — читаем об этом в летописи. Но великий северный город самостоятельно собирал “ор­дынский выход”, здесь никогда не было представителей хана — баскаков, ни откупщиков ордынской дани — “бесерменов”.

Ханскую политику на Руси осуществляли ордынские баскаки, что в переводе означает “давители”. В первые десятилетия ордынского ига баскаки играли важную роль в организации господства Золотой орды над Русью, они должны были держать в повиновении покорённое население и осуществлять сбор налогов. Их нельзя назвать “наместниками” хана, так как они не имели необходимой для этого военной и административной власти, но это были ханские “глаза и уши”. По доносам баскаков хан посылал на непокорных князей карательное войско или вызывал их к себе на расправу в Орду.

Нужно отдать должное: в политическое устройство, в структуру Русского государства и государственной жизни татары не вмешивались. Институт князей сохранился, но они должны были являться в Орду для получения “ярлыка”, то есть документа, который утверждал их княжескую власть и достоинство. Каждый новый князь должен был являться к хану, либо все должны были являться при восшествии на престол нового хана5. Кроме того, князья первоначально должны были являться к великому хану, который пребывал в столице Монголии Каракоруме. Но эта обязанность лежала на русских князьях только до начала 60 х годов XIII века. Со временем ханы позволили самим русским князьям собирать дань в пользу Орды. На севере это началось с 1269 года, а на юге — с 1284 года. Это было вызвано отменой института баскачества в результате городских восстаний конца XIII — начала XIV века.

В представлении русских книжников XIII века начавшееся иго воспринималось как проявление гнева Божия, что одновременно являлось свидетельством избранности русского “народа, проявлением заботы Бога о его спасении. В ситуации, когда борьба с Ордой была ещё невозможна, эта вера помогала пережить унижение и тяготы иноплеменного владычества”6. Проводилась аналогия наступившего бедствия с вавилонским пленением израильского народа. “Следование указанному Библией пути к избавлению от рук иноплеменников — через хранение и упрочение веры — было в условиях политического дробления и разрухи середины XIII в. важнейшим условием сохранения этнокультурного единства Руси и залогом будущего освобождения”7. Стремление к чистоте веры в это время было особенно необходимо “для сохранения этнокультурного единства Руси” и было “залогом будущего освобождения”8.

Важен и в некоторой степени противоречив вопрос отношения Золотой орды к Русской Церкви, который поэтому расценивался историками неоднозначно. К тому же это отношение на протяжении времени так же изменялось, как менялась и сама Орда: на смену книге Ясе пришёл Коран. Некоторые историки, исходя из соображений о веротерпимости татар, которую предписывала Чингисханова Яса (Книга запретов)9, говорят о терпимом отношении монголо-татар к Русской Церкви. Но так было в мирное время, а на войне предписания книги не соблюдались и татары, как правило, были свирепы и не различали ни сана, ни положения побеждённых. По окончании зимы, когда просыхали пути, начинались новые набеги ордынцев за добычей. Во время набегов они никого не щадили, в том числе и священнослужителей. Среди жертв уже во время завоевания Руси была масса духовных лиц. Степные кочевники рубили иконы, срывая с них драгоценные оклады, бросали в огонь книги, оставляя себе лишь драгоценные переплёты. Во время штурмов и разорений была уничтожена масса церковных книг, чем был нанесён невосполнимый урон русской культуре и духовному просвещению. Таким образом, мы видим, что Книга запретов, предписывавшая веротерпимость, не обеспечивала реальной безопасности.

Выплачивая дань татарам, Русь при этом постоянно подвергалась разорениям. Только за вторую половину XIII века зафиксировано 14 набегов ордынцев на территорию Русского государства, а вторжение “Дюденовой” рати 1293 года, очевидно, напоминало по своим масштабам Батыево нашествие, надолго оставшись в памяти народной. Во время набегов опасности подвергалась даже жизнь Предстоятелей Русской Церкви. В 1310 году Митрополит Пётр был в Брянске, где в это время спорили за престол князья Василий и Святослав. Последнему Митрополит Пётр советовал примириться с Василием, который для достижения своей цели привёл татар. Святослав не послушался Святителя и погиб. Татары ворвались “на плечах” воинов в город и учинили погром. “Петр же Митрополит затворился тогда в церкви, и ту сохрани его Бог от поганых”10.

Говоря о золотоордынском иге над Русской землёй, следует отметить, что в истории известны “арабские философы половецкого или вообще тюркского происхождения, но никогда не было половецких татаро-монгольских философов, правоведов, теоретиков государственного устройства. Москва, очень охочая <…> к перенятию ценного заграничного опыта, ничего не взяла у Золотой орды в сфере политики и идеологии”11.

Важным источником, свидетельствующим об отношении золотоордынских ханов к Русской Церкви, являются ярлыки, выданные ханами Русским Митрополитам, которые, подобно князьям, также должны были являться в Золотую орду12. Оригиналы ярлыков до наших дней не сохранились, но в древнерусских сборниках сохранилось шесть ханских грамот 1267–1379 годов, которые были переведены на русский. В начале XV века в московской митрополичьей канцелярии при святителе Фотии (1408–1431) было составлено краткое собрание ярлыков, но дошли до нас тексты ярлыков в списке конца 60-х годов XV века13.

Древнейший из ханских ярлыков Русской Церкви был дан, очевидно, ещё Батыем и затем был подтверждён 10 августа 1267 года ханом Менгу-Тимуром (1266–1280). В ярлыке Менгу-Ти­мура семья священника и все живущие “в едином дому” со священником освобождаются от уплаты поборов в пользу хана14. Таким образом, при Менгу-Тимуре положение Русской Церкви уравнялось с положением духовенства в других ранее покорённых татарами странах, где храмы и монастыри освобождались от всех налогов, а представителям ханской администрации не разрешалось расхищать их имущество.

В первой половине XIV века, то есть столетие спустя после своего образования, Орда переживает расцвет экономической и политической жизни. Идёт активное развитие городов и городской культуры, более упорядоченной становится работа административных органов, чеканятся полновесные монеты. Немаловажную роль при этом играло поступление серебра за счёт “вы­хо­да” из русских земель.

В это время к власти в Золотой орде пришёл хан Узбек-Гийас ад-дин Мухаммед (1313–1342), принявший ислам, став из степного хана мусульманским султаном. При хане Узбеке было приостановлено предоставление льгот Русской Церкви. В 1327 году при нём вспыхнуло восстание горожан в Твери. Поводом к возмущению явилось насилие по отношению к диакону, у которого ханские послы отняли “кобылицу тучну”15. Попытка ордынцев предъявить права на “подводу” в отношении церковных людей встретила в Твери единодушный отпор. Можно предположить, что восстание 1327 года в какой-то степени было связано с той политикой по отношению к Церкви, которую проводил на Руси хан-мусульманин Узбек.

При новом хане Джанибеке (1342–1357) от Предстоятеля Русской Церкви, Митрополита Феогноста, в Орде потребовали платить “полетнюю”, то есть ежегодную дань. Но Святитель добился сохранения прежнего положения, то есть освобождения Церкви от уплаты налогов в пользу хана. Митрополит Феогност “роздаде 600 рублев, и тако отпусти его царь со всеми его сущими на Русь, и прииде здрав со всеми своими”16. Рогожский летописец под 1344 годом дополняет обстоятельства пребывания святителя Феогноста в Золотой орде: “…поиде в Орду <…> за церковныи причет и многу истому приат от царя Жанибека за веру христианьскую”17. Ханская попытка усиления гнёта на Русскую Церковь была таким образом предотвращена.

После Джанибека к власти пришёл Бердибек, правление которого положило начало замятне в Орде, вызванной борьбой за ханский престол и частой сменой ханов. Последовавший в результате этого спад могущества Золотой орды привёл к снижению её политической активности на международной арене. Поэтому в конце 60–70-х годов XIV века зависимость Руси от Орды ослабла. С середины 60-х годов Московское княжество значительно крепнет и активизирует собирательную политику для объединения воедино русских княжеств.

Следует отметить и такое явление в жизни Золотой орды: ещё до принятия ислама в ней обнаруживается некоторое влияние христианства. “Золотоордынские несториане относились к Самаркандской и Аланской несторианским метрополиям. Сторонником несторианской группировки в Золотой орде был хан Сартак (1255–1256), при котором она достигла наивысшего влияния. Во внешней политике несториане ориентировались на Хулагуидский Иран, где они имели большое политическое влияние и были сторонниками единства империи. Они стремились к союзу с католической Европой и были против Православной Руси. Несториане принимали активное участие в государственной жизни Золотой орды, борьбе за власть с мусульманами и влияние на ханов-язычников, ещё не принявших мировой религии в качестве государственной. Джучиды, обеспечив своему правящему роду и аристократии главенствующее положение в улусе, старались упрочить свою власть, играя на противоречиях этноконфессиональных группировок. После правления Сартака несториане никогда уже не достигали значительного влияния в Золотой орде, хотя некоторые занимали высокие должности в аппарате управления государством”18.

Святая Русь, украсившаяся сонмом подвижников, знает также святых нерусской национальности и среди них выходцев из Золотой орды. Первым необходимо назвать имя Петра, царевича Ордынского, принявшего Православие. В 1253 году Ростовский епископ Кирилл II (1230–1262) был в Золотой орде и ходатайствовал там о нуждах своей епархии перед ханом. При этом он рассказал хану о чудесах, совершавшихся от мощей святителя Леонтия Ростовского (XI в.; пам. 23 мая). В числе слышавших это был юный племянник хана Берке. Позднее у этого хана заболел сын. Хан вызвал епископа Ростовского Кирилла c требованием исцелить сына. По молитвам Святителя больной выздоровел. Таким образом, подвиг святителя Алексия, Митрополита Московского (†1378; пам. 12 февр.), исцелившего Тайдулу, имел такую же аналогию ещё в XIII веке, хотя в истории он остался менее известным. На обратном пути из Орды епископа Кирилла догнал отрок, племянник хана. В Ростове он принял Православие, крестившись с именем Петра, вёл семейную жизнь. О его благочестивой жизни свидетельствуют не только его подвиги, но и чудесное явление ему святых апостолов Петра и Павла. Им был посвящён монастырь, основанный царевичем на берегу ростовского озера Неро. В этом монастыре святой подвижник позднее почил в 1290 году (пам. 30 июня), дожив до глубокой старости.

Церковь чтит потомка татарского баскака — преподобного Пафнутия Боровского (†1477; пам. 1 мая). Из местночтимых святых известны Иоанн и Мария Устюжские. Баскак Батыя Буга притеснял жителей Великого Устюга. Однажды он увидел дочь некоего устюжанина Марию и насильно взял её себе. Вскоре в Великий Устюг пришло известие о победе русской рати над татарами, что вызвало намерение устюжан расправиться с насильником. Чтобы избежать расправы, татарин по совету Марии принял Крещение и вступил с нею в христианский брак, чем успокоил народ, увидевший в этом искупление его преступления. При крещении баскак был назван Иоанном. Однажды во сне ему было видение некоего чудного мужа. Пробудившись, он рассказал жене своей о бывшем ему сновидении и спросил её, кто такой Иоанн Предтеча? Вскоре принявший христианство Иоанн построил храм во имя Рождества Иоанна Предтечи19. После покорения Казани в 1552 году на Русь был приведён сын татарского мурзы, который был крещён с именем Сергий, позднее он принял монашество с именем Серапион и подвизался на севере в Кожеезерском монастыре (†1611; пам. 27 июня).

Шли годы, Русь крепла, набирала силы, что стало заметно с возвышением Москвы начиная со второй половины XIV века. При князе Димитрии Иоанновиче (†1389; пам. 19 мая) русские воины впервые вышли в степь и победили врага. Князь впервые в русской практике ввёл Разрядные книги, что послужило организующим началом в русском военном искусстве. Национальный подъём на защиту своей Родины, собирание русских дружин явилось важнейшей предпосылкой победы русских войск на Куликовом поле. По словам летописца, князь “повелел всему войску своему быть у Коломны на Успение Святой Богородицы”20, то есть 15 августа. Здесь были собраны объединённые войска всей Русской земли. Знаменитая Куликовская битва произошла в день праздника Рождества Пресвятой Богородицы. Поэтому нередко строившиеся на Руси в конце XIV — начале XV века храмы и монастыри были посвящены этому празднику. Со знаменитой битвой связано также начало почитания на Руси Донского образа Богоматери и Гревенской иконы Богоматери21. В Коломне в память победы на Дону был построен Успенский собор. В литургической жизни Русской Церкви начиная с этого времени стала твориться Димитровская родительская суббота. Перед Куликовским сражением, когда князь Димитрий Иоаннович двигался с войском навстречу Мамаю, ему было явление чудотворного образа Николы Угрешского. Впоследствии на этом месте в благодарность за помощь в победе был построен Николо-Угрешский монастырь.

После гибели узурпатора-нечингизида Мамая к власти в Орде приходит законный хан Тохтамыш (1376–1395). Он пресёк внутренние смуты в Орде, восстановив её единство и могущество. Благодаря этому им был поколеблен успех Куликовской битвы, когда в 1382 году была сожжена Москва. Несомненно, сказались потери на Куликовом поле и Москва не смогла противостоять набегу. Тохтамыш-хан добился восстановления даннического повиновения Руси и казалось, что ужас батыевых времён навис над нею. Как отмечает А. А. Горский, “поход Тохтамыша был первым случаем после Батыева нашествия, когда в Северо-Восточную Русь во главе войска явился сам хан улуса Джучи”22. В память всех погибших в тохтамышево нашествие на Арбате был построен храм Николы Явленного.

Но вскоре после разорения Москвы Тохтамыш потерпел поражение от Тамерлана и был свергнут им с престола. После этого новая опасность нависла над Русью, когда в 1395 году сам Тамерлан двинулся на Москву23. Двигаясь на Русь, он разрушил город Елец. Но вдруг неожиданно грозный завоеватель поворачивает свои войска назад и оставляет Московскую Русь, гонимый Пречистой Девой. В Москву перед этим была принесена чудотворная икона Богоматери из Владимира24. Князь Василий Димитриевич и Митрополит Киприан, памятуя об избавлении Царьграда заступничеством Пречистой Владычицы при нашествии персидского царя Хосроя25, послали во Владимир за иконой Богоматери26. С этого времени становление Московской Руси и возрастание её мощи идёт под покровительством чудотворного образа Владимирской иконы Богоматери, в честь которой была установлена память — 26 августа. На месте встречи чудотворного образа, спасшего стольный град от Тамерлана, был основан Сретенский монастырь, ставший в последующее время символом борьбы русского народа с жестоким врагом. Древнерусский книжник писал: “Не мы <…> их гнали, но Бог изгнал их незримою силой Своей и Пречистой Своей Матери, скорой Заступницы нашей в бедах, и молитвой угодника Его, боголюбивого преосвященного Петра, Митрополита Киевского и всея Руси, твёрдого заступника нашего города Москвы и молебника города нашего Москвы от находящих на нас бед; наслал на них страх и трепет, чтобы застыли на месте”27. Чудотворный образ был возвращён назад, но в Москве с него было сделано множество копий-списков.

В связи с начавшимся ослаблением Золотой орды стали формироваться новые отношения между Московским князем и Митрополитом. В 1404 году князь Василий Димитриевич “управил” договорную грамоту с Митрополитом Киприаном, которая впервые за много лет ига предусматривала участие Русской Церкви в выплате ордынского “выхода”, то есть ежегодной дани: “А коли дань дати в татары, тогды и оброк дати церковным людем”28. Могущество Золотой орды сходило на нет, и Митрополит Киприан был первым Предстоятелем Русской Церкви, который уже не ездил в Орду за ярлыком.

Однако бедствия Русской земли продолжились и в последующее время. В 1408 году, когда в Москве не было князя, а новый Митрополит Фотий ещё не прибыл из Византии после кончины святителя Киприана, Русь подверглась нападению эмира Едигея (1352–1419)29. Москвичи усердно молились чудотворному образу Владимирской Богоматери, и Едигей бежал, узнав о возмущении в Орде. Москву он не разорил, но сжег её окрестности, при этом пострадал Троице-Cергиев монастырь.

Как некогда святитель Пётр пережил опасность, находясь в Брянске, так столетие спустя, в 1410 году, Митрополит Фотий избежал татарской опасности во Владимире. Царевич Талыча “изгоном”, неожиданно захватил Владимир и пытался найти выехавшего накануне из древнего града Митрополита Фотия. Во время разорения Владимира татары замучили грека-священника Патрикия, ободрали оклад с чудотворной Владимирской иконы Богоматери.

Но возрастающую мощь Московской державы не могли остановить нашествия самаркандского завоевателя Тамерлана, татарского эмира Едигея и другие многочисленные набеги татар на русские города и села. Золотая орда, истощённая усобицами, доживала свой век, и от неё отпочковались новые государственные образования. В среднем Поволжье Улуг-Мухаммед в 1440-е годы преобразовал Волжскую Булгарию, улус Золотой орды, в самостоятельное Казанское ханство30. С именем Улуг-Магомета, основателя Казанского ханства, связано пленение у стен Спасо-Евфимьева монастыря под Суздалем 7 июня 1445 года Великого князя Василия II, когда хан разбил великокняжеское войско и потребовал затем за князя громадный выкуп. Он же разорил в Нижегородских пределах Желтоводскую обитель, основанную преподобным Макарием (†1444; пам. 25 июля). Монастырская братия была перебита татарами, а основатель отведён в плен31. Позднее он был отпущен татарами и основал Унженскую обитель под Костромой.

В атмосферу золотоордынского ига на Руси вплеталась униональная экспансия католицизма. В таких обстоятельствах рождалась русская церковная автокефалия. Важным церковным событием при Митрополите Ионе (1448–†1461; пам. 31 марта) явилось перенесение в Москву, на Крутицы, Сарайской кафедры, основанной в 1261 году в столице Золотой орды. При первом автокефальном Митрополите, в 1451 году, совершил набег на Москву царевич Мазовша. Святитель Иона совершает крестный ход по стенам Кремля, во время которого от татарской стрелы погиб чудовский инок Антоний. Современники увидели в спасении Москвы заступничество Пречистой Девы.

Лебединой песнью золотоордынского ига стало правление Ахмед-хана32, которому удалось консолидировать Орду, объединив её. В 1480 году он возглавил большой поход на Русь, удачно выбрав для этого время. Ахмед рассчитывал на ослабление русского войска в результате мятежа, поднятого братьями Великого князя, удельными князьями Андреем и Борисом, который грозил перерасти в усобицу. Кроме того, хан рассчитывал на поддержку короля Казимира, планируя соединение ордынцев с польско-литовским войском в районе устья реки Угры.

В летописях оказалось незафиксированным важное событие того времени: “Июня 23. Прииде чудотворная икона Пречистая Богоматерь из Володимеря в град Москву 6988 (1480); того же лета приходил безбожный Ахмат с детми на реку на Угру, в осень на Покров святая Богородица; оттоле уставиша сий праздник праздновати” — говорится в Церковном Уставе33. Прославляя в этот день Владимирскую икону, мы вспоминаем важное историческое событие — падение золотоордынского ига. 23 июня 1480 года, когда икону встречали в Москве, Иоанн III выступил с войском в Коломну.

Наряду с военным походом навстречу ханским войскам Великий князь предпринял также ряд мер, чтобы нейтрализовать политику Ахмата. Московский князь организовал военные действия в тылу татарских войск: он “посылает, отаи царя Златыя орды пленити слушимаго своего царя Урдовлета Городецькаго, с ними же воеводу князя Василья Ноздроватого Звенигорьского, со многою силою <…> Они же Волгою в ладьях пришедше на Орду, и обретоша ю пусту, без людеи, токмо в ней женеск пол и стар и млад; и тако ея поплениша, жен и детеи варварских и скот весь; овех в полон взяша, овех же мечю и огну и воде предаша. И конечно хотя юрт Батыев разорити”34. При Иоанне III московская Русь имела дружественные отношения с Крымским ханством, боровшимся с Золотой ордой. Крымский хан во время Угорского стояния разорял пределы польского короля, союзника хана Ахмата, “служа великому князю”35. Благодаря мерам, принятым Московским князем, соединения ордынцев и поляков не произошло.

В составе Разрядной книги сохранился “Наказ к угорским воеводам”, из которого явствует, что оборона была предусмотрена по всему фронту военных действий, с вылазками конных отрядов “за реку”, причём в качестве силы, удерживавшей позиции, называются пищальники, вооружённые ручным огнестрельным оружием (“пищальями”), и пехотинцы (“посош­ные”), которых поддерживала конница. На миниатюре Лицевого свода XVI века, иллюстрирующей “стояние на Угре”, изображены пушки и ручные пищали, противопоставленные ордынским лукам. Таким образом, Угорское стояние — это не напряжённое ожидание начала военных действий, а стычки, позиционная борьба. Ахмед-хан предпринимал попытки форсирования реки, но ордынцы везде встречали продуманную систему обороны, готовые к бою великокняжеские дружины, успешно отражавшие атаки татар. Одновременно Собор Русской Церкви во главе с Митрополитом Геронтием направил послание Великому князю, побуждая и благословляя его к решительным действиям. Но более известным в истории стало послание Ростовского архиепископа Вассиана, которое он отправил Иоанну III, воздвигая его на мужественную борьбу36.

Чтобы решить вопрос дипломатическим путём, князь направил к Ахмед-хану посольство во главе “с челобитьем и с дары”. Но, несмотря на присланную хану “тешь великую”, Ахмед подарки не принял, а Великого князя обвинил в неповиновении: “Мне челом не бьет, а выхода мне не дает де пятый год, придет ко мне Иван сам, почнутся ми о нем мои рядци и князи печаловати, ино как будет пригоже, так его пожалую”. Но в конце октября 1480 года стало очевидным, что поход хана на Русь обречён на провал. Прекращение усобицы в великокняжеской семье, начавшиеся морозы, отсутствие военной помощи со стороны польского короля Казимира, — всё это привело к провалу ханских намерений. Поняв тщетность своих усилий, хан Большой орды был вынужден бежать, позорно завершив поход на Русь.

28 декабря 1480 года Великий князь Иван III возвратился в Москву, где был торжественно встречен ликующими москвичами. Ещё ранее он, по словам летописца, “распусти воя своя кождо в свои град”. Война за освобождение Руси от ордынского ига была закончена, а в память о его свержении 23 июля было установлено празднование в честь Владимирской иконы Богоматери, а также совершался крестный ход из Кремля в Сретенский монастырь. Борьба русского народа за своё национальное освобождение пришла к закономерному концу. Исторически стояние на Угре явилось освобождением Руси от золотоордынского ига, Русь становится самостоятельным государством. Река Угра получает именование пояса Богоматери, заступничеством Которой враг так и не смог преодолеть водную преграду. Золотоордынское иго было свергнуто окончательно, и Господь заступлением Богоматери даровал русским людям богатые милости, в память о которых строились храмы и монастыри. На Угре стояли русская и ордынская рати. Первая отстаивала независимость родной земли и возможность последующего самостоятельного развития; вторая добивалась возврата к исторически нереальному прошлому — к восстановлению ига над огромной страной37.

В XV веке эстафета могущества в Восточной Европе переходит от распавшейся Золотой орды к Московской Руси и затем к ней постепенно присоединяются осколки Орды — Казанское ханство, Астраханское, Сибирское. В XV–XVI веках немало знатных татарских родов перешло на службу к Московским князьям; получивши от них высокое положение в Московском государстве, они стали родоначальниками знатных фамилий на Руси.

Образовавшиеся в результате распада Золотой орды Казанское и Крымское ханства продолжали её агрессивную политику по отношению к Русскому государству. Поэтому впереди ожидались упорные войны с этими ханствами, которые в первой половине XVI века попытались под эгидой турецкого султана создать единый антирусский фронт и резко усилили военное давление на пограничные территории страны. Бахчисарай начинает претендовать на наследие Золотой орды. Крымский хан, союзник Великого князя Иоанна III, при Василии III совершает набеги на Русь.

Поэтому после падения золотоордынского ига князю Василию III пришлось заново воссоздавать засечную черту, как некогда в Киевской Руси. Теперь организовывать охрану южных границ было необходимо для отражения набегов крымского хана. Опасность не заставила себя ждать. «“Крымский смерч” 1521 г., когда войска крымского “царя” Мухаммед-Гирея непосредственно угрожали Москве, стоит в ряду таких европейских событий, как взятие турками Белграда в 1521 г., падение Родоса в 1522 г., осада Вены в 1529 г.»38. В 1521 году, во время татарского нашествия, было видение одному чудовскому иноку, как Московские чудотворцы износили из Кремля Владимирскую икону, оставляя Москву без Заступницы и Небесной Покровительницы. Только умолением преподобных Сергия и Варлаама икона была возвращена в собор. Повесть об этих событиях была написана позднее по благословению святителя Макария и вошла в состав Степенной книги39, а в Месяцеслове появилась память в честь Владимирской иконы Богоматери (21 мая). Очередной набег татар последовал через двадцать лет, в 1541 году. Сохранилось поучение преподобного Максима Грека об этом40.

В 1547 году русский государь впервые в истории был венчан царским венцом. Это деяние было совершено святителем Макарием, Митрополитом Московским (†1563; пам 30 дек.). Эпоха Митрополита Макария — блестящая эпоха в русской истории середины XVI века. В 1552 году первым русским царём была покорена Казань41, что содействовало в последующее время обоснованию царского венчания на Руси. Как отмечает А. А. Горский, “в семиотическом плане российский царь наследует византийскому императору, в территориально-политичес­ком — хану Золотой орды”42. В 1556 году, спустя четыре года после покорения Казани, без особых военных усилий вошла в состав России Астрахань. Благодаря этому Волга становится русской рекой на всём своём протяжении.

Следующий набег крымского хана был в 1571 году, когда на праздник Вознесения он спалил Москву. Во время бушевавшего пожара Митрополит Кирилл (1568–1572) усиленно молился в Успенском соборе в Кремле о спасении страны. Через год татары уже шли на Русь без особых предосторожностей, но враг был разбит в битве при Молодех. Памятником победы над татарами при Борисе Годунове в 1591 году является монастырь в Москве в честь Донской иконы Богоматери43.

В результате монголо-татарского нашествия Киевская Русь, испепелённая пожарищами, оставалась и в последующее время единой, скреплённой Православием и молитвенным духом. Русский народ вынес тяжёлое испытание золотоордынского ига, многочисленные набеги. Сколько соотечественников было уведено в тяжёлую неволю! Но ушли в прошлое отражение набегов и первые победы над врагом. Промыслом Божиим русский народ в тяжёлой борьбе отстоял свою независимость от кочевников. Празднования в честь чудотворной Владимирской иконы, которыми обогатился православный Месяцеслов, — вехи борьбы русского народа за свою национальную самобытность и независимость. Православный Месяцеслов — это историческая память, хранящаяся в литургической жизни Русской Церкви. Борьба с татарами отмечена храмами-памятниками, известны русские святые татарской национальности. В памяти народной навсегда остались исторические события, вызвавшие огромное напряжение сил, которые ныне воспринимаются и вспоминаются как уроки мужества, славное историческое наследие, достойное подражания.

Список сокращений

БТ

Богословские труды.

ПСРЛ

Полное собрание русских летописей.

1В 1395 году Сарай был разрушен Тамерланом, ныне это археологический памятник — Селитренное городище севернее Астрахани.

2ПСРЛ. Т. 1. Вып. 1. Изд. 2. Л., 1926. Стб. 474–475. В эти же годы монголы провели перепись в Китае, Иране и др.; см. Насонов А. Н. “Русская земля” и образование территории Древнерусского государства. Монголы и Русь. СПб., 2002. С. 223.

3ПСРЛ. Т. 4. СПб., 1848. С. 38.

4ПСРЛ. Т. 3. СПб., 1841. С. 57.

5В Большой, или Золотой орде на Волге правили потомки Батыя. Белая орда была на Иртыше и досталась старшему брату Батыя Ичэну; Синяя орда хана Шейбани кочевала от Аральского моря до Тюмени.

6Лаушкин А. Митрополит Кирилл II и осмысление ордынского ига во второй половине XIII века // Богословский сборник. Вып. 10. М., 2002. С. 214.

7Лаушкин А. В. Идеология “Ордынского плена” и летописные известия о “Неврюевой рати” // История и культура Ростовской земли: 2000. Ростов, 2001. С. 25.

8Лаушкин А. Митрополит Кирилл II и осмысление ордынского ига… С. 214.

9Книга Яса была принята на Великом курултае в 1206 году одновременно с провозглашением Тэмуджина Чингисханом всей Великой степи. В последующее время книга Яса пополнялась и расширялась, например, в 1218 году перед войной с Хорезмским султаном и в 1225 году перед завоеванием Тангутского царства.

10ПСРЛ. Т. 25. М.; Л., 1949. С. 159.

11Нестеров Ф. Связь времен. Опыт исторической публицистики. Изд. 3. М., 1987. С. 42.

12Все сохранившиеся пайцзы конца XIII — 60-х гг. XIV века содержат надписи уйгурским алфавитом на монгольском языке.

13Памятники русского права. Вып. 3. М., 1955. С. 463–480; Русский феодальный архив. Ч. 3. М., 1987. С. 585–594; Григорьев А. П. Сборник ханских ярлыков Русским Митрополитам. Источниковедческий анализ золотоордынских документов. СПб., 2004.

14Русский феодальный архив. Ч. 3. С. 588.

15ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Изд. 2. Пг., 1922. Стб. 43.

16ПСРЛ. Т. 10. СПб., 1885. С. 215.

17ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Изд. 2. Стб. 55.

18Малышев А. Б. Христианство в истории Золотой орды. Автореферат. Саратов, 2000. С. 13.

19Священник И. Верюжский. Исторические сказания о жизни святых, подвизавшихся в вологодской епархии, прославляемых всею Церковию и местночтимых. Вологда, 1860. С. 47–52.

20Памятники литературы Древней Руси: XIV — середина XV века. М., 1981. С. 145.

21Бегунов Ю. К. Куликовская битва и сказания об иконах Пресвятыя Богородицы // БТ. Сб. 31. М., 1991. С. 314–319.

22Горский А. А. Москва и Орда. М., 2000. С. 106.

23Темир-Аксак, или Тимур-Ленг, Тамерлан — “Железный хромец”; 1336–1405, знаменитый покоритель Востока, родился близ Самарканда. Во время одной из битв он был ранен и когда поправился, сам заковал свою перебитую ногу в железо, будучи с тех пор хромым. Поэтому он был прозван Темир-Аксаком, Темир-Аксак значит “Железный хромец”. В 1397–1398 годах Тамерлан совершил поход в Индию, а в 1399–1402 годах воевал с турецким султаном Баязидом, разбил его под Анкарой и взял в плен. Эта победа позволила Византии просуществовать ещё полвека. В 1404 году начал готовить поход в Китай, но умер в феврале следующего года. 20 июня 1941 года была вскрыта гробница Тимура, а через 2 дня началась война. Аксакалы предупреждали не делать этого; см. Герасимов М. Портрет Тамерлана // Тамерлан: Эпоха, личность, деяния. М., 1992. С. 506–514; Березовский В. Месть Тамерлана? // Российская газета. 24.02.96. С. 7.

24Сведения о том, как Тамерлан не стал воевать Московского царя, сохранились и в тюркских преданиях; см. Гребенюк В. П. Лицевое “Сказание об иконе Владимирской Богоматери” // Древнерусское искусство. Рукописная книга. М., 1972. С. 340–342.

25Подобным образом и в библейские времена ношение Ковчега послужило помощью народу Божию, когда пали стены Иерихона (Нав 6).

26Богоматерь Владимирская. К 600-летию Сретения иконы Богоматери Владимирской в Москве 26 августа (8 сентября) 1395 года. Сборник материалов. Каталог выставки. М., 1995.

27Памятники литературы Древней Руси: XIV — середина XV века. С. 239.

28Памятники русского права. Вып. 3. С. 422.

29Едигей — сын эмира Золотой орды, тесть хана Шадибека, во вражде Тимура и Тохтамыша держал сторону первого, Тохтамыш убил его отца, а Едигей — Тохтамыша (1406). Около четверти века он властвовал в Золотой орде, сменяя ханов. В 1399 году он победил Великого князя Литовского Витовта на реке Ворскле, в 1408 году возглавил большой поход на Русь, в 1411–1412 годах бежал в Хорезм из-за соперничества с ханом Тимур-султаном, во время набега разорил Киево-Печерcкий монастырь (1416), был убит сыном Тохтамыша Кадир-берди.

30Одновременно с Казанским ханством в Причерноморье было основано Крымское ханство, нашедшее вскоре себе покровителя в лице Оттоманской Порты. Начало крымской династии положил Менгли-Гирей (1468–1515) Гиреев. Первоначально он был союзником князя Иоанна III, отстаивая независимость Крыма от Золотой орды.

31Из русских святых в татарском плену находился также до своего архиерейства святитель Герман Казанский (†1567; пам. 23 июня). Его память Церковь празднует в день свержения золотоордынского ига.

32Царь Ахмед — сын Кучук-Мухаммеда, потомок Урус-хана, последний хан (1459–1481) Большой орды.

33Кочетков И. А. Древние копии иконы “Богоматерь Владимирская” // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. М., 2003. № 3(13). С. 44.

34ПСРЛ. Т. 19. СПб., 1903. Стб. 202.

35ПСРЛ. Т. 12. СПб., 1901. С. 201.

36Волоколамский Патерик сохранил до наших дней сведения об одном подвижнике этой обители, который, ещё будучи мирянином, был захвачен татарами в плен во время Угорского стояния и был понуждаем к отречению от Христа. Для этого он должен был бросать в огонь нательные кресты, снятые с других пленников. К этому его понуждал татарин, стоявший с мечом над ним. После бегства хана Ахмата он был оставлен “во единой срачице” и сильно пострадал от мороза; см.: Древнерусские Патерики. М., 1999. С. 88.

37Скрынников Р. Г. На страже московских рубежей. М., 1986. С. 27–42; Каргалов В. В. На границах стоять крепко! Великая Русь и Дикое поле. Противостояние. XIII–XVIII. М., 1998. С. 129–162.

38Россия в первой половине XVI в.: взгляд из Европы. М., 1977. С. 37.

39Архимандрит Макарий. Повести, написанные по благословению Митрополита Макария // Альфа и Омега. 2001. № 2(28). С. 117–138; Он же. О Церкви земной и Церкви Небесной. М., 2006. С. 226–239.

40Преподобный Максим Грек. Творения. Репринтное издание в 3-х частях. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1996. С. 174–182.

41О покорении Казани см.: Архимандрит Макарий. Митрополит Макарий и казанские походы // Макариевские чтения: Патриарх Иоаким и его время. Материалы XI Российской научной конференции, посвящённой памяти святителя Макария. Можайск, 2004. Вып. 11. С. 5–15; Хованская О. Казанские походы Ивана Грозного // Казань=Kazan. Казань, 2001. № 7. С. 95–109; Пчелинцев В. А. Военно-дипломатическая подготовка “Казанского взятия” // В центре Евразии. Стерлитамак, 2001. Вып. 1. С. 52–67.

42Горский А. А. Представление о “царе” и “царстве” в средневековой Руси (до середины XVI века) // Мировосприятие и самосознание русского общества. Вып. 2: Царь и царство в русском общественном сознании. М., 1999. С. 30. См. также: Плюханова М. Сюжеты и символы Московского царства. СПб., 1995. С. 188.

43Крымское ханство просуществовало до 1783 года, когда при Екатерине II непосредственными усилиями А. В. Суворова было присоединено к Российской империи.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!