5 библеизмов, о которых мы не подозреваем

|
Библеизмы настолько прочно вошли в наш язык, что библейскими цитатами подчас активно пользуются даже те, кто в жизни ни разу не открывал Священной книги. Библейские изречения попадают в современный язык разными способами – из синодального перевода, из цитат в христианских нравоучительных сочинениях. Самый извилистый путь проходят фразы, проникающие в литературу и нашу речь из славянского текста Библии. «Опознать» их иногда практически невозможно.

Книжник с тростью

В былые годы проблемы с библейскими изречениями возникали у исследователей древнерусской литературы. Русский перевод Библии был им доступен по специальному допуску в библиотечном зале спецхрана, тогда как церковнославянский, по-видимому, и вовсе считался исключительной принадлежностью «культа».

И вот, увидев в «Молении Даниила Заточника» фразу: «Бысть языкъ мой – трость книжника-скорописца», – Дмитрий Сергеевич Лихачёв пишет в комментариях про «отточенный кусок тростника», бывший орудием письма отчасти и в Древней Руси.

На самом деле перед нами – точная цитата из Псалтири (Пс.44:2), но в синодальном переводе она почти сохранилась, хотя выглядит несколько короче: «Язык мой – трость скорописца».

На злобу дня

Это выражение мы употребляем, не задумываясь, чаще всего по отношению к публикациям в прессе. Внутренне оно для нас понятно: «горячие» новости «кусаются».

Между тем, здесь притаилась…цитата из Евангелия от Матфея: «Довлеет дневи злоба его» (Матф. 6.34). В современном переводе никакой «злобы» мы, конечно, не найдём, он звучит гораздо более мирно: «довольно для каждого дня своей заботы».

Заодно обратите внимание на славянский глагол «довлеть». Вопреки современной привычке употреблять его в смысле «оказывать давление», изначально он означал «быть достаточным, подходить».

Про яму

Иногда, впрочем, даже фрагменты русского перевода маскируются в нашей речи так, что библеизмы в них сложно и заподозрить.

Мы говорим: «Не рой другому яму – сам в неё попадёшь», – и не подозреваем, что повторяем рассказ библейского царя Давида: «Выкопали предо мною яму, и сами упали в нее». (Пс. 56:7). Впрочем, тот же образ повторяется в Ветхом Завете ещё несколько раз.

На рожон и против рожна

Словосочетание «переть на рожон» давно стало, мягко говоря, грубоватым. В порыве совсем не ласковых чувств мы ещё иногда можем поинтересоваться, «какого рожна» нужно несимпатичному собеседнику. Какая уж тут Библия?

И, те не менее. «Книга Деяний» передаёт следующий диалог Господа с апостолом Павлом: «Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна». (Деян. 9:5)

Всё просто: древнерусский «рожон» (некоторые словари всё-таки дают «рожно») – это всего лишь деревянный, с сучками шест погонщика быков.

Кстати, древние римляне этот шест усовершенствовали, насадив на него специальный металлический наконечник – «стимул». Но это – другая лингвистическая история.

Шарики превращаются в жемчуг

Порою язык совершает кульбиты, уследить за которыми рядовой человек вообще не в состоянии. Библейская фраза становится крылатым выражением. Много веков спустя, совершенно на другом языке писатель даёт название книге. Но переводчик, руководствуясь скорее внутренним смыслом, сближает одно и другое.

Евангелие от Матфея предписывало читателю: «Не дадите святая псомъ; ни пометайте бисеръ вашихъ предъ свиниями» (Матф. 7:6).

Вообще-то упомянутый здесь «бисер» – вовсе не современные мелкие пластмассовые бусины для украшения, про которые только мастерицы бисероплетения и помнят, что по-настоящему они должны быть стеклянными. Библейский «бисер» – это жемчуг, как его, собственно, и именует синодальный перевод.

Ну, хорошо, пусть будет «жемчуг». Но дальше начинается совсем невообразимое.

В 1943 году Герман Гессе пишет роман, который в оригинале называется «Das Glasperlenspiel» – «Игра в стеклянные шарики» или, по выражению, встречающемуся в некоторых русских переводах «игра стеклянных бус».

Не будем напрягать читателя перечислением всех перипетий жизни и судьбы главного героя Йозефа Кнехта, поскольку в предисловии есть авторское определение описанного в романе. По мысли Гессе это – «игра со всем содержанием и ценностями нашей культуры».

Между тем, читателю роман хорошо известен под названием «Игра в бисер». Имел ли переводчик в виду, что в своих играх книжные магистры используют шарики диаметром полтора миллиметра? Вряд ли. Но вот «игру со святынями» иметь в виду вполне мог. Несмотря на то, что «святыня» и «жемчуг» упомянуты, собственно, в двух разных стоящих рядом выражениях.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Темы дня
Прокачать язык, провести мастер-класс и помочь нуждающимся – что еще можно получить от путешествия
Казанская икона Божьей Матери не раз защищала нашу страну от бедствий. Сегодня этот образ Богородицы есть…

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: