5
Фото: pexels.com
Фото: pexels.com
Когда великому виолончелисту Пабло Казальсу исполнилось 80 лет, его спросили, почему он продолжает так много играть, на что он сразу же ответил: «Потому что я хочу стать лучше!» Нейробиолог Дэниел Левитин объясняет, как после 80 и даже 90 лет сохранить молодость ума и здоровье. Его книга «Счастливое старение» вышла в издательстве «Манн, Иванов и Фербер». 

Дэниел Левитин — нейробиолог, психолог, профессор Университета Макгилла в Монреале (в прошлом — преподаватель в Стэнфорде). А также музыкант и музыкальный продюсер, играл со Стиви Уандером и Стингом.

Дэниел Левитин. Фото: daniellevitin.com

Самый заметный эффект старения, помимо морщин и выпадения волос, — это ухудшение умственной деятельности, которому подвержены некоторые люди. Но не все. Кое-кто остается счастливым, здоровым и сохраняет живой ум, тогда как другие начинают терять все эти преимущества. 

Что происходит в мозге пожилых людей, которым удается сохранять живость ума в 80 и 90 лет? Они лишь поддерживают то, чем наградила их природа, или действительно каким-то образом развиваются? Я пришел к убеждению, что после 75 лет может начаться период интеллектуального роста, а не просто сохранения умственных способностей. 

Когда великому виолончелисту Пабло Казальсу исполнилось 80 лет, его спросили, почему он продолжает так много играть, на что он сразу же ответил: «Потому что я хочу стать лучше!» Как и Андрес Сеговия, Казальс считал, что самосовершенствование и обретение мастерства, будь то интеллектуального, физического, эмоционального или духовного, возможно в любом возрасте. 

Один из лучших примеров мастерства людей преклонного возраста я наблюдал в прошлом году. Подобно многим другим музыкантам, я устроил в свободной спальне домашнюю студию звукозаписи. Неправильная акустика в помещении приводит к серьезным ошибкам в исполнении, поскольку то, что вы слышите в нем, не отражает того, что на самом деле звучит на записи. Когда оборудование было установлено и подключено, а стены и потолок обиты звукопоглощающим материалом, я понял, что нужно пригласить консультанта-акустика для «настройки» студии — другими словами, для внесения важных корректив. 

Мой друг Майкл Брук, кинокомпозитор и музыкальный продюсер, порекомендовал мне позвать Джорджа Аугспургера. 

Джордж — легендарная личность в этом бизнесе; он настраивал лучшие студии в мире. Однако меня беспокоило то, что ему 80 лет, ведь хорошо известно, что после 65 лет способность слышать высокие частоты стремительно ухудшается.

Мой друг сказал, что у него были такие же опасения, но Джордж блестяще справился с настройкой его домашней студии. Эти слова меня убедили. 

Джордж пришел в мой дом и принес с собой диск с записями Джеймса Тейлора. Поставив песню Line ’Em Up («Поставьте их в ряд») на повтор, он примерно 40 минут ходил по студии, внимательно слушая звучание из разных позиций. Затем он велел мне сесть за микшерный пульт и послушать барабан конга на 36-й секунде. 

— Откуда исходит этот звук? — спросил Джордж. 

— Из центра, — сказал я ему. 

— Он должен звучать с правой стороны. В вашем помещении есть размытость визуализации. А теперь вы слышите орган? — спросил Джордж (он прокрутил запись на 1:22.) 

— Нет, — ответил я. 

— Орган маскируют присутствующие в помещении отражения. 

Большинство россиян не боятся старости и видят в ней плюсы
Подробнее

Потерев подбородок, Джордж осмотрелся и сказал: 

— Передвиньте левую колонку на полдюйма налево, а правую — на полдюйма назад. Затем установите звукопоглощающую панель на дверь позади вас. 

Я выполнил его указания. Джордж сел и послушал песню снова, а затем велел мне передвинуть микшерный пульт на три дюйма влево. Он включил свой CD и улыбнулся. 

— Послушайте теперь, — сказал он и сделал мне знак рукой сесть в кресло. 

Ситуация кардинально изменилась. Я отчетливо слышал, что звук конги исходит из правой колонки, а не из центра, как и было на записи. Мне открылась органная партия, которой раньше я никогда не слышал. 

Возможно, способность Джорджа слышать высокие частоты и ослабла, но его опыт, исключительные знания и память позволили внести именно те исправления, которые были необходимы.

Только после этого Джордж достал анализатор спектра — цифровое устройство, измеряющее звуковые характеристики помещения. Посмотрев на показания прибора, он велел мне увеличить громкость сабвуфера на полдецибела. И это было все. 

Приходя ко мне в студию, музыканты восхищались звучанием — а ведь это даже не специальное помещение, а просто спальня в моем доме. Благодаря опыту и знаниям Джорджа комната была должным образом адаптирована. Он взял за работу 300 долларов — это была плата за особый интеллект, который может обеспечить только профессиональный опыт длиной более 60 лет. 

Я видел подобное стремление к значимой активности в своей семье и среди университетских коллег. 

Моя мама опубликовала более 40 романов за свою карьеру, но после 75 лет ей не удалось сохранить заинтересованность издателей в ее работе. В итоге она занялась другим видом искусства и начала писать пьесы, для чего ей пришлось освоить совершенно новую лексику и новый набор навыков и методов. 

К настоящему моменту мама написала четыре пьесы, и две из них были поставлены в известных театрах Лос-Анджелеса, причем первая постановка состоялась, когда ей было 78 лет. Для выполнения этой работы маме понадобилось научиться писать и правильно форматировать сценарии на компьютере, искать место для постановки пьесы, нанимать режиссера, подбирать актеров, наблюдать за репетициями, освоить дизайн костюмов и декораций, изучить принципы освещения, обеспечить продажу билетов — все эти дела были для нее в новинку. 

«Работы оказалось гораздо больше, чем я могла себе представить, — вспоминала мама. — Начиная в семь утра, я оставалась за письменным столом до вечера. Во время проб и репетиций я часто работала до полуночи. Оказалось, я гораздо выносливее, чем думала». 

Такой график показался бы изнурительным даже тому, кто вдвое моложе мамы. Кроме того, такие обстоятельства вызывали у нее стресс, ведь она не знала, придут ли зрители на ее спектакль, понравится ли он им. 

«Нет большего восторга, чем сидеть в зрительном зале в день премьеры и смотреть, как твоя пьеса оживает прямо на глазах, слышать смех людей, видеть слезы и аплодисменты. Аплодисменты!» 

В 78 лет моя мама узнала, что любит аплодисменты. А я узнал о силе готовности пробовать что-то новое в любом возрасте. 

Джордж Шульц, бывший государственный секретарь в администрации Рональда Рейгана, опубликовал свою одиннадцатую книгу в 97 лет и до сих пор продолжает заниматься научными исследованиями. Он стал ведущим приверженцем сокращения выбросов, наносящих ущерб климату, продвигает новые идеи в отношении реформы международной валютной системы, а также публикует свои взгляды в рецензируемых статьях и обзорах Wall Street Journal. 

В тот день, когда я встретился с Шульцем в его кабинете в Стэнфорде, у него на столе лежали стопки папок, а сам он был очень взволнован тем, что нанял нового молодого сотрудника, который поможет ему работать над этими документами. Шульц был в восторге от того, что у этого молодого человека по имени Джим Тимби так много энергии и что им вдвоем удается сделать так много. «Молодому человеку» Джиму Тимби было в то время 74 года. 

Знаменитый джазовый барабанщик Арт Блейки, который постоянно обновлял состав своей группы Jazz Messengers, включая в нее молодых исполнителей, сказал: «Да, сэр, я намерен держаться за молодежь. Когда эти станут слишком старыми, я привлеку кого-нибудь помоложе. Это поддерживает разум в активном состоянии».

Люди стареют разными темпами. Ваша задача — в пределах отпущенной жизни попытаться увеличить период здоровья и сократить период болезней. Большинству из нас предстоит столкнуться с каким-либо заболеванием, в частности с потерей какой-нибудь умственной способности, но мы можем заранее подумать и преодолеть негативные последствия, организуя жизнь так, чтобы минимизировать их влияние. 

Я придерживаюсь более широкого понимания периода здоровья, чем остальные. На мой взгляд, суть не только в здоровье тела, но и в здоровье разума. По-моему, все мы можем продлить этот период, сохраняя хорошее ментальное состояние, интеллект и живость ума гораздо дольше, чтобы по-прежнему заниматься в жизни тем, что волнует нас больше всего. 

Увеличение продолжительности периода здоровья отчасти обусловлено таким элементом принципа COACH, как здоровый образ жизни. Как вы помните, этот принцип включает в себя:

  • любознательность, 
  • открытость, 
  • круг общения, 
  • добросовестность,
  • здоровый образ жизни.

В жизни знакомых мне людей, которые до сих пор вносят свой вклад в общество, искусство и науку, свои общины и семьи, присутствуют все пять факторов. 

Вот некоторые примеры здорового образа жизни. У Джорджа Шульца есть инструктор по пилатесу, и он регулярно тренируется. Добросовестность помогает доводить начатое до конца — действительно нанять тренера по пилатесу и ходить на занятия. 

Открытость опыту позволила моей маме в 78 лет погрузиться в мир театра, а Джорджу Шульцу выступить против программы Республиканской партии в отношении изменения климата. 

Как насчет общения? Моя мама и Джордж Шульц обратились к другим людям за помощью в реализации своего видения и поддерживали взаимодействие с ними. Сотрудничество с другими людьми порой выводит их из себя и вызывает разочарование, но оно требует и работы ума и в конечном счете приносит удовлетворение. 

Любознательность подпитывала интеллектуальное стремление ко всем этим новым видам деятельности.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.