Февраль 2014
Перейти в календарь →
Ждём Вас!
18
октября
в 19:00

5 угроз, которые поставят школу в невыносимые условия

Экс-глава Рособрнадзора и один из авторов системы ЕГЭ Виктор Болотов – об угрозах для современной школы и целях любой инициативы в образовании.

Мы рискуем поставить школу в невыносимые условия

Сегодня мы пытаемся одновременно регламентировать и процесс, и результат. Выпускные проверочные работы, ЕГЭ регламентируют результат, а «один учебник», «одна программа» – это попытка унификации процесса.

В Нидерландах, например, нет регулирования процесса, но есть система оценки результата. А если мы, как в советские времена, четко регламентируем процесс, то нет никакой особой причины регламентировать результаты, в советское время о внешней оценке для системы образования не говорили.

Но если мы одновременно регламентируем и процесс, и результат, то где место для автономной школы? И если мы продолжим движение по такому пути, то школу поставим в невыносимые условия.

Виктор Болотов. Фото: www.hse.ru

Риск 1: Подотчетность и тотальная регламентация

Министры образования – Фурсенко, Ливанов, Васильева – по очереди говорят, что уменьшат количество отчетности от регионов, муниципалитетов, образовательных учреждений, но Народный фронт проводил исследование – вал бумажной документации только нарастает. Есть угроза под лозунгом подотчетности провести тотальную регламентацию.

Риск 2: Унификация учебных программ

Планируется принять принципиально новые ФГОСы (федеральные государственные образовательные стандарты) – от предметной ориентации на регулирование деятельности школьником.

В конце советских времен по каждому предмету было 14 примерных программ, а у нас опять начинают говорить, чтобы во ФГОСы внести предметное содержание, причем учителя стали поддерживать: «Я хочу знать, какие теоремы и произведения надо проходить в пятом классе на уроке математики или литературы, и чтобы это было в стандарте».

Возникает вопрос: сколько программ должно быть? И в этом вопросе есть большой риск унификации, хотя, на мой взгляд, должен быть ход в другую сторону.

Риск 3: Проверка памяти, а не знаний

Опять начинается противопоставление компетенций и предметных знаний. На самом деле это неверная позиция, потому что компетенций без предметных знаний не бывает, но если поставить во главу угла предметное знание, то получим проверку памяти – сколько теорем ребенок помнит наизусть и какой сюжет у того или иного произведения.

О необходимости критического мышления уже написано во ФГОСе, и мы отрапортовали, что перешли на новые стандарты в начальной и средней школе. Готовимся к переходу в старшей школе, но есть большой вопрос: мы сымитировали этот переход или перешли в самом деле?

В задачах по математике, физике или химии все условия нужно использовать, чтобы эту задачу решить, недостающих нет, правильное решение только одно.

Какое критическое мышление? Делай по алгоритму и получай единственно правильный ответ.

А вы думаете, в заданиях по истории лучше? Там тоже очень много вопросов, которые связаны с единственно правильным ответом.

И у меня есть большое опасение, что, говоря о компетенциях XXI века и сохраняя старые учебники, мы будем имитировать переход на новые ФГОСы, а работать по-старому. Нам, в общем-то, не привыкать: когда Днепров начинал говорить о школах развития, все школы написали слово «развитие» на заборах, а за забором, как мне сказали в одной школе, «у меня дети всегда делают то, что я им скажу».

Риск 4: Оценка школы по итогам проверочных работ

Что измеряет Государственная итоговая аттестация (ГИА)? По итогам исследований мы поняли, что если в начальной школе задания ориентированы на проверку грамотности, а не памяти, то большая часть заданий в ГИА по 9-му классу и ЕГЭ предметно ориентированы.

Какие там компетенции, которые прописаны в стандарте? Это очень большой риск, если мы, продолжая говорить, что перешли на новые ФГОСы, будем имитировать ситуацию, потому что, хотим мы или не хотим, школа ориентируется не на стандарты. Школу оценивают по итогам сдачи ГИА и ЕГЭ.

Фишка двух последних лет – всероссийские проверочные работы. Что они проверяют, на что ориентированы?

В регионах уже начинают сравнивать школы по итогам выполнения проверочных работ. И как вы думаете, чем это кончится?

Задания разрабатываются на федеральном уровне, а школа сама проводит эту работу. Школа разве не поможет своим детям выполнить их? Поэтому как только школы начнут оценивать по итогам ВПР, это приведет к фальсификации и профанации.

Риск 5: Навязывание новых предметов

Мы все время слышим инициативы о новых предметах в школах: «Давайте введем это, и еще это, а еще вот это», «Вот у нас дети не хотят учить физику, давайте сделаем ЕГЭ по физике обязательным!»

Как вы думаете, улучшится изучение физики, если всех детей будут заставлять сдавать ЕГЭ?

Картину естественно-научного мира человек должен знать, но не всем надо знать число Авогадро.

И есть большая угроза в том, что нам будут навязывать новые предметы, причем я не слышу ни одного предложения убрать тот или иной предмет из школы или тему из программы.

Любое решение надо проверять так: поможет ли оно ученику

Есть доказательная образовательная политика, то есть перед тем, как принять решение, нужно провести минимальное исследование вопроса, не так, «как мне хочется и я вижу», но «я провел работу, посмотрите».

И если есть идея ввести новый предмет, то сначала нужно понять, зачем? Появляются все новые и новые мониторинги. Как они связаны с теми, которые есть, никто не обсуждает. И зачем тогда?

Нам нужна культура отказа от неправильных решений. Мы должны поставить во главу образовательной политики – деятельность ученика и обеспечение условий его самодеятельности.

Любое управленческое решение нужно проверять – это поможет ученику? Если нет, то и не надо.

Из доклада на XV международной научно-практической конференции «Тенденции развития образования»

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
"Просим архипастырей, духовенство, монашествующих и мирян всей Русской Православной Церкви усилить молитвы о единоверных братьях и…
В ночь на пятницу на окраине Москвы умышленно подожгли храм - на Покров там служил епископ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: