Главная Церковь Беседы о главном Протоиерей Александр Ильяшенко
Когда покаяние абсурдно
Обсуждение, нужно ли каяться, всенародно и индивидуально, за грехи, совершенные советской властью, продолжает протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря (Москва).

Когда покаяние абсурдно

Перед Конго до сих пор никто не извинился
Протоиерей Александр Ильяшенко
Обсуждение, нужно ли каяться, всенародно и индивидуально, за грехи, совершенные советской властью, продолжает протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря (Москва).

Где покаяние перед Конго?

– Отец Александр, так нужно ли всеобщее народное покаяние?

– Да, конечно, нужно всеобщее народное покаяние. Проблема существует, только надо сначала определиться, перед кем каяться и за что? Церковь призывает каяться в своих грехах перед Богом, а СМИ – например, в депортации крымских татар, в убийстве Царской семьи или еще в чем-то.

Почему мы всё время играем в одни ворота, пытаясь сообщить всему миру, что мы самые жестокие, и мир с удовольствием подхватывает это?

Давайте смотреть на проблему объективно, учитывая все нюансы, прописывая законодательно все правила, которые могут быть нарушены, и за нарушение которых нужно просить прощения. И будем их применять одинаково ко всем.

– Как смотреть на проблему объективно?

Недавно в поисковой строке я набрал слово «тиран», и первым выпал бельгийский король Леопольд II. Он умер в 1909 году. Оказывается, еще в XIX веке от имени Европы, может быть, в том числе и от имени Российской империи, Бельгия получила мандат на управление Конго. За время этого «управления» вследствие жестокой политики Леопольда население Конго сократилось почти в два раза – с 25 млн до 15 млн человек. Так что на его совести жизни десяти миллионов человек. Кто-нибудь слышал, что бельгийцы приносили извинения перед народом Конго за себя и за своего короля за чудовищную эксплуатацию и геноцид?

Причем с Конго всё очевидно – жили себе люди в Конго, спокойно развивались. Пришли европейцы и навели свои порядки, после которых жизнь стала невыносимой, и численность населения резко сократилась.

С крымскими же татарами не всё так просто. Во время фашистской оккупации многие пошли служить фашистам и сдавали красноармейцев немецким властям. Там был страшный геноцид русских. Люди, которые предавали советских солдат фашистам, должны быть названы преступниками.

Какие границы переступила советская власть? Предательство крымских татар – это было народное движение или деяния только отдельных представителей? И дальше можно задаваться вопросом – должна ли была советская власть реагировать на это? А если должна, то как?

Вместе с виновными пострадали невинные? Тогда нужно назвать и осудить тех, кто виновен в этой несправедливости. Надо на серьезном научно-историческом уровне разбираться и выносить правовую оценку, без крайностей и эмоций. Здесь нет однозначного решения, как в ситуации с Конго.

У крестьян созрели гроздья гнева

– Мой прапрадед – образованный крестьянин, который явно под толстовскими идеями мечтал о переустройстве мира. Его дочь не от хорошей жизни переехала в город – в советское время. Другого прадеда раскулачили в двадцатые годы. У кого мне просить прощения и за кого?

– Так можно дойти до абсурда. Кстати, Лев Николаевич, гениальный человек, создал выдающиеся произведения, вошедшие в сокровищницу русской и общемировой культур. Но некоторые его произведения, как например, «Воскресение», с моей точки зрения – неприемлемые.

Спрашивается, Лев Николаевич и его последователи должны каяться в том, что они своими незаурядными силами и способностями способствовали наступлению революции? Но они сами этого сделать уже не могут. Тогда кто за них это должен делать?

Я сейчас изучаю тему демографии. С 1861 года и вплоть до 1913 года рождаемость у нас была около 50 детей на тысячу человек. То есть каждая пятая женщина детородного возраста была или беременной, или с младенцем на руках. То есть люди всё-таки, как бы им ни было трудно, имели большие семьи, значит, надеялись на лучшее и уверенно смотрели в будущее.

Но и смертность в те годы была исключительно высокая – более 30 человек на тысячу. А в Англии в это время смертность была в два раза меньше, в Германии – в полтора раза.

Разве только простой народ должен каяться? А товарищи аристократы, купцы – на что они деньги свои тратили? На дворцы и кутежи? Почему не вкладывали их в здравоохранение народа? Как же вы, господа хорошие, к народу-то относились? Кто должен просить прощения за это? За то, что магнаты, или, как их теперь называют, олигархи, не вкладывали в свой народ, как англичане и немцы?

Кто создавал революционную ситуацию в стране? Салтыков-Щедрин говорил, что если он заснет, и его разбудят через сто лет и спросят: «Что сейчас творится в России?», он ответит: «Пьют и воруют». Вот в этом и надо каяться, и это действительно всенародные грехи.

Фото: rp-c.ru

Фото: rp-c.ru

– Но потом и крестьяне грабили, разоряли дворянские усадьбы…

– Так у них зрели гроздья гнева. Ненависть не на пустом месте родилась. Вот Суворова, например, солдаты любили. Знали, что он их любит, заботится, бережет и голову за них положит.

К тому же опять об ответственности. Возьмем Горького – тоже властитель дум того времени. Кто у него положительный романтический герой? Челкаш – бандит, или мать революционера и сама революционерка.

Воспевала интеллигенция бандитов и революционеров, довоспевалась. А когда грянула буря, которую он сам призывал, и кровь потекла рекой в братоубийственной бойне, то Горький ловко спрятал тело тощее на Капри, месте столь благоприятном, что там в свое время жил римский император Тиберий.

Власть имущим – каяться перед нашим народом

– Но всё-таки, как быть, если в прошлом веке у нас чуть ли не все друг друга убивали?

– Что значит все? В двадцатом веке у нас были разные люди, был Патриарх Тихон и был Дзержинский.

– Я о том, что всё перемешалось, даже в рамках одной семьи. Так, например, сын профессора Казанской духовной семинарии Виктора Несмелова стал чекистом. Самого Виктора Ивановича обвинили по 58-й статье…

– Вот потому и не надо эмоционально и непродуманно призывать, что кто-то перед кем-то должен каяться. Надо не об этом думать, а стараться по-настоящему историю изучать, чего сегодня у нас не происходит. Мы не знаем ни своей, ни тем более зарубежной истории. Поэтому – не понимаем, что происходило раньше и происходит сейчас. На фоне этого незнания периодически кто-то начинает кричать: «Давайте у тех попросим прощения! А еще вот у этих!»

В 1915 году был устроен чудовищный геноцид армян турками. Вырезали детей, женщин. Что делать современным туркам? Они-то ведь никого не резали. Поехать в Ереван и просить у прохожих прощения?

Да, у каждого народа, и у русского в том числе, есть исторические грехи. И каяться в них нужно перед Богом. И каждому в отдельности и, может быть, как народная общность. Но для этого нужно разбираться, потому что каяться надо осознанно…

Давайте припоминать, что у кого было, у каких народов, и требовать прощения друг у друга. Поводов за века и тысячелетия человеческой истории – множество. Вспоминать, кто кого раньше обидел, кто тогда был сильнее, а кто – сейчас.

Мне кажется, что такая постановка вопроса – антиисторическая, безнравственная, потому что не оговорены общие для всех правила.

– Но уроки из ошибок прошлого нужно извлекать?

– Обязательно. Но для этого нужно изучать историю. Однако историческое образование сегодня сокращается, какие-то институты «укрупняются», а исторические факультеты ликвидируются. С одной стороны, мы говорим, что нам нужно историей заниматься, с другой – сокращаем финансирование на ее преподавание. Может быть, надо каяться перед исторической наукой?

В заключение хочу вернуться к вопросам демографии. Оказывается, в годы Великой Отечественной войны рождаемость, несмотря на многомиллионные потери на фронте, от голода, холода, бесчеловечного отношения оккупантов к мирным жителям, всё равно была выше, чем сейчас.

Может быть, нужно каяться власть имущим перед нашим народом, что он не живет полноценной жизнью, а вырождается? А народу – в том, как мы много потеряли из того хорошего, что приобрели, хранили и защищали наши великие предки. Мы же из прошлого берем часто лишь плохое, а самое главное, самое важное и ценное – забываем.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.