«Я чувствую себя частью большой страны, которая сейчас объединилась»

В Москве и Петербурге состоялись акции памяти по погибшим при пожаре в Кемерово.

Москва. «Мы пришли сюда просто помолчать»

На Пушкинской площади собралось около двух тысяч человек. Все они молчат. Люди держат плакаты “Мы горим”, “Москва скорбит” и зажигают свечи. Ранее в Москве на Манежной площади проходила акция, организованная властями города.

Фото: Наталья Костарнова

– Я приехал сюда почтить память погибших, – говорит Олег. – Это действительно ужасная трагедия. Я успел приехать, когда люди стояли молча, склонив головы, и действительно чувствовалось единение, в какой-то мере это была панихида. Потом началась политическая акция, что меня очень огорчило.

К сожалению, мне кажется, трагедия в Кемерово ничего не изменит. Точно так же, как ничему не научила трагедия в “Хромой лошади”, как “Трансвааль” ничего не изменил. Потому что халатность и разгильдяйство очень сильно въелись в массовое сознание. Хочется, чтобы трагедий не было совсем, но что для этого должно произойти? Я не знаю.

Фото: Наталья Костарнова 

Между тем в Москве стемнело, акция памяти продолжается. Люди требуют отставки губернатора Амана Тулеева. Другие просят не кричать лозунгов. “Это акция памяти, не митинг”.

Фото: Наталья Костарнова

– Я пришла на акцию после работы, так как просто не смогла остаться в стороне, – говорит Лидия Янковская. – Раньше я избегала подобных собраний, но больше нет желания закрывать глаза и верить, будто что-то изменится к лучшему без нашего участия.

Акция на Пушкинской показала мне, что вокруг много неравнодушных людей, которых действительно волнует трагедия в Кемерово. Мне больно думать о том, что происходило там, страшно представлять. И жутко от того, что эта трагедия не исключение, ведь мы регулярно читаем страшные новости.

Я считаю, что проблема – в ощущении безнаказанности и вседозволенности у людей, которые, например, строят опасные центры, приглашают туда детей, и главное, у тех, кто позволяет им это, кто дает разрешение. Проблема в их надежде на то, что людям «и так сойдет», а если что-то случится, то все якобы забудут через три дня.

Выход – дать понять, что мы видим это и не станем терпеть подобное, не забудем. Добиться, чтобы те, кто был готов рисковать жизнями людей, понесли за это ответственность. И, конечно, относиться внимательно к собственной работе, понимать, что даже маленькие решения способны привести к серьезным последствиям. Если о нашей безопасности не заботятся – мы должны позаботиться о ней сами и ежедневно быть начеку.

Фото: Наталья Костарнова

Людей очень много. К памятнику невозможно подойти, просят передать цветы. Одни кричат: “Никаких лозунгов!”, другие: “Нельзя молчать!”.

Фото: Наталья Костарнова

– Я не могу говорить, настолько мне больно, – поделилась с корреспондентом “Правмира” Ольга. – За эту трагедию должны ответить все снизу доверху. Начиная с тех, кто закрыл дверь, заканчивая теми, кто должен все контролировать. Но я не верю, что людей сегодня услышат.

Фото: Наталья Костарнова

Примерно к 20.30 обстановка стала более напряженной. Люди выкрикивают лозунги “Не забудем, не простим”, “За что погибли дети?”, требуют, чтобы “власть ответила”.

Фото: Наталья Костарнова

– Нужно поддерживать людей в эти трудные минуты, – говорит Семен Нестеренко, 17 лет. – Это большая трагедия для всех нас, не только для жителей Кемерово. Я чувствую себя частью большой страны, которая сегодня объединилась. Я люблю свою страну.

Конечно, митинга недостаточно. Я, например, 500 рублей перевел. Пусть это небольшие деньги, но, может, они помогут.

Фото: Сергей Щедрин

Акция закончилась минутой молчания, хотя не все перестали скандировать лозунги. Из свечей выложили слово “Кемерово”.

Фото: Сергей Щедрин

Санкт-Петербург. «Не знаю, нужно ли вообще говорить»

Около 5 тысяч человек приняли участие в памятных мероприятиях в Петербурге. Журналист Максим Ярыгин по просьбе «Правмира» побывал на двух акциях: организованной администрацией города на Дворцовой площади и горожанами – на Марсовом поле.

27 марта к шести часам вечера люди начали собираться на Дворцовой площади. За три часа до этого о том, что сама акция состоится, объявили в городской администрации. “Мы успеем всех оповестить”, – сказал пресс-секретарь губернатора Андрей Кибитов.

Первое, что видел человек, пришедший этим вечером на Дворцовую площадь Санкт-Петербурга, – приспущенный флаг над Эрмитажем. Хотя официальный траур в стране назначен только на завтра, в городе говорили, что такое решение принял директор Эрмитажа Пиотровский.

За полчаса до официального начала акции скорби по погибшим в Кемерово небольшие группы по 5-10 человек выстроились вдоль Главного штаба. “Нам сказали на работе, что нужно приехать сюда. Конечно, это горе, но нужно же заранее предупреждать”, – сообщила учительница из Калининского района.

“Со вчерашнего дня жители сюда идут. Не о том спрашиваете, не знаю, с кем вы общаетесь, неправильно вы все делаете”, – сказал вице-губернатор Константин Серов в ответ на вопрос о том, все ли пришедшие на Дворцовую пришли сюда по собственной инициативе.

“Вчера телевизор весь вечер смотрела, больно невозможно. Надо быть с народом, чтобы кемеровчане поняли, что мы им готовы помочь”, – говорит Светлана Николаева, заведующая детским садом №76 Калининского района. В руках у женщины цветы.

Акция на Дворцовой площади собрала около двух тысяч человек и продлилась не больше часа. Так что некоторые из тех, кто пришел сюда, успевал дойти до Марсова поля, как раз к началу другой, общегражданской акции, организованной журналистом Даниэлем Лурье и общественным деятелем Николаем Солодниковым. Накануне вечером Лурье и Солодников призвали петербуржцев «вместе почтить память о погибших молчанием» в 19.00 на Марсовом поле.

“Важно было собраться вместе, потому что страна большая, а с другой стороны, она маленькая. В настоящем горе, в настоящей трагедии ощущается, что дом у нас один. Поддержать потерявших своих детей родителей из Кемерово, людей, столкнувшихся с таким непереносимым горем, для Петербурга было делом чести”, – рассказал «Правмиру» один из организаторов акции Николай Солодников.

Люди на Марсово поле шли сплошным потоком почти два часа. Всего корреспондент «Правмира» насчитал около трех тысяч человек: молодые и пожилые, они ничего не говорили, несли цветы и зажигали свечи. “Мы пришли просто помолчать здесь”, – сказал молодой человек с детской игрушкой в руках.

“У меня пятеро детей разного возраста, я не мог остаться дома. Я не знаю, что еще сказать. Не знаю, нужно ли вообще говорить”, –  объяснил свое появление на акции скорби лидер группы Tequilajazzz. Тут же были музыканты “Аквариума”, “Барто”, петербургские артисты, режиссеры и деятели искусств. Люди неохотно давали интервью, отказывались от комментариев. И действительно, старались больше молчать.

Через пятнадцать минут после начала акции к пришедшим через мегафон обратился полицейский: “Памятное публичное мероприятие согласовано на Дворцовой”. “И что с этого, вы нам запрещаете здесь быть? Ваше присутствие здесь просто неуместно”, – отвечали ему молодые люди. После непродолжительных пререканий правоохранитель отошел. А еще через пятнадцать минут на Марсовом поле появилась группа полицейских, каждый из которых молча возложил к стихийному мемориалу цветы. Полицейские тоже некоторое время стояли вместе со всеми у вечного огня.

Через час после начала акции то в одном, то в другом конце Марсова поля слышались политические призывы и лозунги. Кто-то в этот момент покидал площадь, кто-то – просил кричавших успокоиться. Кто-то не реагировал. Несколько раз к кричавшим подходили полицейские. Но задержаний не было. “Мы не будем никого задерживать в такой день”, – сказал «Правмиру» полицейский.

Акция на Марсовом поле продлилась около трех часов.

Москва. Фото

Фото: Сергей Щедрин

Санкт-Петербург. Фото

Фото: Сергей Петров

Пожар в ТРЦ «Зимняя вишня» в Кемерово произошел 25 марта. Возгорание возникло на последнем этаже, где находились кинозалы, детская комната и было много детей. По последним данным, погибли 64 человека, в том числе 41 ребенок.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Вещи, памперсы, «газелька малыша» – и как еще помогают неимущим саратовские волонтеры
Услышать умирающего – готовы ли мы к этому и кому принадлежит право на смерть
О чем молится Николаю II сербский народ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: