Зачем нужен в армии штатный священник и чем он может помочь солдатам, рассказали РИА Новости замы командиров по работе с верующими Центрального военного округа.
Фото: РИА Новости

НОВОСИБИРСК, 20 ноя — РИА Новости. Более 20 священников из подразделений Центрального военного округа (ЦВО) на этой неделе собрались в Новосибирске для обсуждения актуальных вопросов своей работы. Корреспондент РИА Новости Татьяна Косачева расспросила их — как именно священник может заслужить авторитет в армии, может ли он справиться с дедовщиной и как решается вопрос межконфессиональных отношений.

Должность помощника командира по работе с верующими военными в российской армии появилась в 2011году. При этом военные священники — это в прошлом обычные священнослужители, а некоторые — еще и бывшие военнослужащие. Должность может занимать представитель любой конфессии, в зависимости от вероисповедания большинства служащих.

Священников приняли на службу в армию для того, чтобы они консультировали военных по религиозным вопросам, предупреждали возможные споры и конфликты между представителями разных религий и в целом между солдатами. Это основные обязанности военных священников, прописанные в уставе.

Какой эффект?

«У нас (в ЦВО) предполагается 31 помощник командира по работе с верующими. Назначен пока 21 военный священник. Согласовывает кандидатов лично министр обороны. Главная цель — проводить воспитательную работу не вместо замполитов, а вместе с заместителем командира роты», — поясняет руководитель отделения по работе с верующими военнослужащими ЦВО Игорь Агафонов.

По его словам, есть показательные примеры, когда дисциплина в войсках с приходом на «службу» батюшек улучшилась. «Конкретный пример — соединение радиационной химической и биологической защиты, которое дислоцировано в Екатеринбурге. Уровень нарушения дисциплины у них снизился на 63%», — говорит он.

Торжественные проводы новобранцев Президентского полка на железнодорожном вокзале Новосибирска

По словам собеседника, нередки случаи, когда родители, которые узнают, что в воинской части есть штатный батюшка, просят у работников военкоматов отправить их сына служить именно туда.

При этом Агафонов отмечает, что, конечно, не во всех частях с приходом в армию представителя церкви ситуация резко меняется в положительную сторону. «Не стоит ждать, что сразу все станет хорошо. Одномоментного эффекта никто не ждет. И я хочу, чтобы его не ждали от нас», — говорит он.

Священник — главный «дед»

Протоиерей Владимир Луговой, помощник командира по работе с верующими Шиловского мотострелкового соединения рассказал о том, в чем именно заключается работа военного священника. При этом он отметил, что важен не только факт наличия священника, но и то, насколько удается служителю церкви стать авторитетом для военных.

«Опыта у меня гораздо больше как у боевого офицера. Я кадровый офицер. Так вот когда впервые стоял перед бригадой, высказался насчет дедовщины: «Хотите деда покажу? Так вот, перед вами армейский дед и другого здесь не будет!» Можно сказать, что так пресек любые попытки неуставных отношений», — говорит военный священник.

Говоря про ежедневную работу, он отмечает важность постоянного контакта как с офицерами, медиками, психологами, так и с солдатами-срочниками. Что касается солдат, важно познакомиться, побеседовать, наладить контакт с каждым сразу, когда приходит пополнение.

Для бесед у священника есть специальная комната. Туда он может приглашать солдат во время, когда они не заняты служебными задачами. Говорит, что в первую очередь выбирает тех, кто выглядит хмурым, обеспоенным.

«Смотрю им в лицо и вижу, если кто-то хмурый, невеселый, начинаю разговаривать. Если ничего не выясняю, тогда так и говорю — тебе в ФСБ надо. Если с человеком что-то не так, он раскрывается и рассказывает», — говорит собеседник.

Предотвратить суицид

В целом задача священника в армии не отличается от задач «гражданского» служителя церкви. Но при этом есть свои особенности, связанные с общей армейской атмосферой, возрастом срочников, их психологическим состоянием, особенностями взаимоотношений. Как отмечает военный священник, одна из важнейших его задач — предотвратить суицид.

«Знаете, у нас порой ставятся такие задачи, что стоит человек и думает, как ее выполнять. Хоть в петлю лезь. Был в моей части такой солдат, Сережа. Его, можно сказать, из петли вытащили. И я тот взвод, который над ним издевался, погонял и пригрозил: не дай бог заденете! Издевательства закончились над парнем. Он уже уволился», — рассказывает протоиерей.

Он добавляет, что в этом конкретном случае кроме бесед была устроена дополнительная строевая подготовка для всех.

Священник поясняет, что духовная помощь нужна была именно тому, кого почти довели до самоубийства. А среди тех, кто издевался, были такие, кто слушать и слышать не хотели. И им нужно было просто доходчиво объяснить, что над парнем издеваться дальше не дадут. И было разумно воспользоваться проверенным армейским методом.

По словам собеседника, задачи у армейских священников привести всех к православию нет. Он говорит, что работает не только с православными, но и с солдатами любых других вероисповеданий.

«Большинство верующих в рядах нашей армии — православные. Примерно 78 %. Около 21% — мусульмане. И 1% — буддисты, шаманисты. В обязанности мои входит не только с православными работать, но и, к примеру, организовать выезд мусульман в мечеть, пригласить муфтия или имама», — поясняет протоиерей.

Собеседник также говорит, что он не должен защищать убеждения и права пацифистов, способствовать тому, чтобы люди уходили из армии, выбирая мирные профессии. Он отметил, что в прошлом сам — боевой офицер. «А служба — это профессия. И здесь отношение должно быть как к работе», — сказал протоиерей.

Не должен заменять психолога

Новосибирский психотерапевт Игорь Лях считает, что компетенция священнослужителей — это все же проведение обрядов в военных частях, но не больше.

«Священник душу спасает, а психолог — исследует, лечит в каком-то смысле. Российское государство светское, а не церковное, а в светском государстве за функцию сохранения психики отвечают психологи и психотерапевты, психиатры», — говорит Лях.

Однако эксперт оговаривается, что во многих армиях мира работают параллельно священники и психологи, и это обычная практика. «Профессия действительно пересекается в области поддержки солдата и мотивации его на определенные действия. Эти две функции могут пересекаться, если священник православный и солдат. Но у нас не всегда так совпадает», — уточняет Лях.

«Существуют риски межконфессиональной розни. Кто-то получит душеспасение, кто-то получит психотравму. Соответственно психологов нельзя убирать из войск», — говорит он.

Также специалист отмечает, что «вытаскивать из петли» человека должен психотерапевт или психиатр.

РИА Новости

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.