Архим. Алипий (Светличный): Что произошло? Почему пролилась кровь? Я невольно виню себя: почему ушел…?!

Архим. Алипий (Светличный):  Что произошло? Почему пролилась кровь? Я невольно виню себя: почему ушел…?!

После ночного ожесточенного противостояния на улице Грушевского, между подразделениями спецподразделений и протестующими встали три священника Украинской Церкви с крестом и иконами. И прекратилась стрельба, взрывы, перестали лететь камни.

Около 09:00 утра священнослужители разместились между противоборствующими сторонами и стали молиться, призывая стороны к завершению конфликта и покаянию. Священники, остановившие 21 января столкновения между подразделением «Беркут» и митингующими на улице Грушевского, покинули территорию около 05:00 утра 22 января. Потом начались провокации и силовое противостояние…
Архимандрит Алипий (Светличный) описывает произошедшее в Киеве ночью в своем блоге:

Иногда просыпаешься поздно и словно с похмелья. Не пьянствовал, а в голове полный сумбур! Как? Как случилось, что на ул. Грушевского после нашего ухода случилось? Почему столь драматичное кровопролитие?

Мы ведь и ушли только потому, что я увидел как поредели ряды бойцов “Беркута”, как стали реже и реже вылетать “коктейли Молотова” со стороны баррикад. И отца Гавриила, который с отцом Мелхиседеком нас сменили на посту, спросил: “Может нам еще с вами побыть? Как вы?” А он мне: “Отдыхайте, отец, Вы же устали, намерзлись. Здесь утром обычно стихают. Они,- кивнул на баррикады,- к утру устают и расходятся. Идите, идите..!”

Мы расцеловались со всеми, кто оставался и полезли обратно на баррикады, на сторону митингующих. Те в это время как раз запускали очередной “коктейль Молотова” с самодельной пращи на палке и нам прикрикнули: “Чекайте- чекайте! Пригніться!” Я пригнулся и при мне полетело горящее и коптящее в сторону беркутовцев.

Я не стал оглядываться попало ли, потому что надо было срочно выбираться, а баррикады в темноте были непролазными для нас в тяжелых зимних рясах- нуждались в помощи самих баррикадных обитателей. Нам подавали руки. Было скользко, везде были острые пики. По дороге потерял полюбившиеся греческие четки. Но искать их было бестолку. Вылезли. За спиной еще запустили “коктейль”, загорелось дерево от него, что склонилось над улицей с парка- значить “промазали”. У обгоревшей коллонады стадиона “Динамо” стояли малочисленные групки людей, лениво прохаживались операторы с камерами. Подошел ко мне некий корреспондент- не стал спрашивать откуда он – задал дежурные вопросы: чего стоим, за что молимся, долго ли стоим, сколько еще будем стоять…

На баррикадах уже реально было немного людей. Все были вялыми. Очень мало было беркутовцев. Мы шли через Европейскую площадь и привычно слышали в догонку бесконечные выбивания в бочки и газовые баллоны, взрывы петард и “коктейлей Молотова”. Это было уже почти затишье, по сравнению с тем, что было ночью. До сих пор не понимаю как люди живут в центре Киева?!

И вот! – Новость в интернете! Побоище! Что произошло? Почему пролилась кровь? Я невольно виню себя: почему ушел?! Мы явно- очень явно были хорошим препятствием в ведении боя, потому что и та и другая сторона считались с нашим саном, нашим стоянием.

Хотя, со стороны майданных активистов неоднократно приходили и предлагали уйти. Еще днем нас предупреждали: “Як думаєте залишитись на ніч, то отримаєте каменюкою у голову! Не стійте, бо буде тут таке, що не виживете!” Ночью также и на украинском и на русском предупреждали: “Сколько вам еще надо время для молитвы? Давайте сворачивайтесь. Тут Вам не церковь. Вы что хотите заживо сгореть?”

Но мы не отвечали. Вернее отвечали молитвой. И они уходили.
Со стороны “Беркута” ко мне не подходили, но о. Мелхиседек сказал, что разговаривал с ними и они сказали, что благодарны нашему стоянию, потому что никому из “ребят” не хочеться идти на баррикады, а пока мы стоим, есть шанс, что активисты будут менее активны, а значить ночь пройдет без открытой борьбы. Т.е., та сторона не была настроена на штурм. Так что же все таки случилось???

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Темы дня
Мы продолжаем разбирать трудные места богослужения. Второй псалом шестопсалмия – 37-ой псалом Давида в воспоминании (о субботе)…
Психолог Наталия Скуратовская – о том, как жить, если гложет вина
Получится ли самому принять решение – и почему в России такой разговор пока невозможен

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: