Главная Сергей Аверинцев

Сергей Аверинцев

Сергей Аверинцев

(10 декабря 1937, Москва — 21 февраля 2004, Вена) — русский филолог, специалист по позднеантичной и раннехристианской эпохам, поэзии серебряного века. Переводчик, лектор, член Союза писателей СССР (1985), русского ПЕН-центра (1995), председатель Российкого библейского общества (с 1990), международного Мандельштамовского общества (с 1991), президент Ассоциации культурологов.

Сергей Аверинцев. «Стих о уверении Фомы». Читает Василий Бочкарёв
Портал «Православие и мир» продолжает знакомить читателей с циклом «Антология русской поэзии. Круг лета Господня», снятым центром культурных инициатив «Сретение» совместно с Кафедральным Соборным Храмом Христа Спасителя.
С. Аверинцев. «Стих о пречестной крови Христовой». Читает Василий Бочкарёв
Портал 'Православие и мир' продолжает знакомить читателей с циклом «Антология русской поэзии. Круг лета Господня», снятым центром культурных инициатив 'Сретение' совместно с Кафедральным Соборным Храмом Христа Спасителя.
Путь к Другому
Специально для брака свойство Другого быть именно Другим резко подчёркивает два запрета: библейский запрет на однополую любовь и общечеловеческий запрет на кровосмешение. Мужчина должен соединиться с женщиной и принять её женский взгляд на вещи, её женскую душу — до глубины своей собственной мужской души; и женщина имеет столь же трудную задачу по отношению к мужчине.
Благовещение
Стоит недвижно Дева, покрывалом поникнувшее утаив лицо, сокрыв от мира — взор, и мир — от взора; вся сила жизни собрана в уме, и собран целый ум в едином слове молитвы.
Литература Ветхого Завета
Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 41, 42, 43; 2004, 2005
Стих о святой Варваре
Диоскор в дом свой вернулся и на третье окно дивится: — Варвара, дочь моя, Варвара, что в третье окно ты видишь? — Я вижу в рубище славу и свет — в темнице непроглядной.
Что такое быть христианином?
Христианин — тот, кто откликается на эти слова: 'Иди за Мной'. Но святой — это тот, кто делает это с великодушием апостолов, немедленно в одночасье оставивших всё.
По ту сторону «традиционализма» и «либерализма»
Когда литургия кончилась, он стоял с крестом и оглядывал отдельно — совсем отдельно! — каждого из нас, подходивших приложиться к кресту: так, как если бы каждый был единственным, единственным в храме, единственным во всем мире. И этот сосредоточенный взгляд одновременно принимал каждого из нас в очень тесное, близкое, очень реальное общение...