Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской)

Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской)

Дмитрий Алексеевич Шаховской родился 23 августа по старому стилю, в 1902 году, в Москве. Осенью 1915 г. он поступает в Императорский Александровский Лицей; однако занятия прерываются катаклизмом 1917 года. Семнадцатилетний князь Дмитрий принимал участие в белом движении, но оказавшись в изгнании, он четко проведет свою независимую линию между правыми и левыми, окормляя в будущем и тех и других, и видя в каждом человеке неповторимый лишь образ Божий. Начиная с 1923 г. Дмитрий Шаховской выпускает один за другим три поэтических сборника, начинает издавать в Брюсселе литературный журнал.
И вдруг — резкий поворот: оставив все светское и мирское, Дмитрий Шаховской, по совету своего старца, уходит в монашество. Иноческий постриг был принят им на Афоне в 1926 году, в день своего рождения — 23 августа (стар. стиля), с наречением имени Св. Иоанна Богослова, апостола любви. Впрочем, внутренняя подготовка к этому событию давно где-то зрела в глубинах его души.
Пастырство отца Иоанна началось в Югославии, в Белой Церкви, где он оставался с 1927-го по 31-й год. Он задумывает свое Православное миссионерское издательство «ЗА ЦЕРКОВЬ». Начинают выходить брошюры, проповеди, беседы, выдержки из творений св. отцов. Отец Иоанн понял также, что его священство не есть преграда для литературного таланта. Только то, что он писал до монашества, было направлено в сторону мира, делалось во имя свое. А теперь этот дар, преображенный и очищенный, должен служить спасению душ человеческих и славе Божьей. До конца дней эта творческая любовь к слову не оставляла его.
Пребывание иеромонаха Иоанна в Югославии было временным. Попав туда по зову своего духовника, епископа Вениамина, он оставался там до середины 1931 года, после чего вернулся в Париж под омофор своего первосвятителя, митрополита Евлогия. В начале 1932 г. м. Евлогий назначает иеромонаха Иоанна в Берлин настоятелем Свято-Владимирского храма, а позже и благочинным всех своих приходов в Германии.
В 1945 г. отец Иоанн уезжает в Париж. Во Франции отец Иоанн остается недолго. Следует вызов в Америку. В начале января 1946 года отец Иоанн прибывает во Флориду — последний удел своих земных странствий. Посланный из Нью-Йорка заменить больного священника в Лос-Анжелесе, в Калифорнии, архимандрит Иоанн остается там около года. Потом — он епископ Бруклинский, епископ и архиепископ Сан-Францисский… Нет возможности пересказать всего сделанного отцом Иоанном для Церкви Православной на этой новой для него земле. Ряд административных начинаний большого размаха, многочисленные путешествия в Европу и другие страны мира, расширение изданий его литературных трудов и поэтических сборников.
Изучая духовное богатство Русского Зарубежья, нельзя миновать труды, созданные одним человеком, но подписанные по-разному: Дмитрий Шаховской — иеромонах Иоанн — архиепископ Иоанн Сан-Францисский — Странник — Священнослужитель. В закономерной смене этих наименований отражается сложный, но удивительно целостной жизненный путь замечательного человека — пастыря, философа, поэта, — путь к Богу.

Православие это не привилегия и не повод к осуждению других
Православие не сияет в православном обществе, в том, которое гордится своим Православием.
Любовь и доверие
Да, можно любить и — не доверять. Но не есть ли доверие признак души открытой, и не есть ли открытость свойство любви? Нет, любовь — шире открытости. И без открытости души в этом мире может быть любовь.
Русские священники на испанской войне: Две России
В 1937 году иеромонах Иоанн (Шаховской) побывал в испанской тюрьме, где встретился с тремя советскими летчиками, сбитыми во время боя. О чем говорил он с ними и как в дальнейшем сложились судьбы этих людей?
Можно ли человека любить и ему не доверять?
Любовь бережет и спасает человеческую душу для вечности; злоба же топит, убивает. Любовь любить самого человека; не его грехи, не его безумие, не его слепоту... И более остро, чем злоба, видит все несовершенство этого мира.
Сектантство в Православии и Православие в сектантстве
Не всякий православный по имени таков по духу, и не всякий сектант по имени таков по духу, и в настоящее время в особенности можно встретить «православного» — настоящего сектанта по духу своему: фанатичного, нелюбовного, рационально узкого, упирающегося в человеческую точку
«Ни одно слово не потеряется в пути, если просить с верой»
Многие из вас думают, что если они попросят о чем-либо и это не будет им дано, то, значит, они не были услышаны. Ошибаетесь.
Горе человека наших дней в том, что он постоянно торопится
Горе человека наших дней в том, что он постоянно, всегда торопится, часто бессмысленно и бесплодно. Человек переворачивает горы своей энергией, воздвигает и разрушает целые города в очень краткие сроки. Но если мы вглядимся в энергию многих людей в разных странах и посмотрим на ее последствия, мы увидим, что она не увеличивает добра в мире.
Можно ли человека любить и ему не доверять?
Я нуждаюсь в постоянной проверке себя, и ближний мой - так же. Я должен без устали проверять свои действия в мире: "по Богу ли" они? Проверки требует не только злое, но и "доброе" мое, ибо злое часто бывает очевидно, тогда как доброе лишь кажется "добрым", а на самом деле бывает злым.