Священник Митрофан Сребрянский

Священник Митрофан Сребрянский

Сергий (Сребрянский Митрофан Васильевич), архимандрит. Митрофан Васильевич Сребрянский родился 31 июля 1870 г. в семье священника. Учился на ветеринара, затем закончил духовную семинарию, женился. Матушка — Ольга Владимировна была верной спутницей в жизни о. Митрофана. О. Митрофан дьяконствовал в с. Лизиновка Воронежской губернии. В 1894 г. служил в Рыпине Полоцкой губернии полковым священником 47-го Драгунского Татарского полка. с 1896 г. — в Орле при 51-м драгунском Черниговском полку. В Орле у о. Митрофана было много почитателей. Во время русско-японской войны полк принимал участие в боевых действиях в Манчжурии. Шефом полка была Великая Княгиня Елизавета Федоровна, основательница Марфо-Мариинской обители, ныне прославленная в лике преподобномучениц. О. Митрофан не оставлял своих «солдатиков», как он их ласково называл, ни во время отдыха ни во время боя. Своим близким, опасавшимся за его жизнь о. Митрофан писал, что является священником полковым, а не обозным. Он переносил с ними все тяготы и лишения, участвуя в дерзких рейдах по тылам противника, прикрытии отхода русской армии. Везде о. Митрофан был с полком, стараясь использовать всякий случай, дабы отслужить хотя-бы молебен, а возможность совершить Литургию было для него истинной радостью. Отца Митрофана горячо любили не только драгуны Черниговского полка но и солдаты и офицеры других частей, где ему доводилось служить. На собрании духовенства частей, участвующих в кампании, о. Митрофан сделал доклад, в котором говорил о необходимости выделения священнику, служащему в кавалерийских частях двух верховых лошадей для священника и церковника, с тем, что бы те всегда могли находиться при части. Полагавшаяся же по штату повозка позволяла это лишь в относительно мирных обстоятельствах. Всюду отца митрофана сопровождал его верный помощник церковник Михаил Максимович Сытник. Через всю кампанию прошла с ними и походная церковь, подаренная полку великой княгиней Елизаветой Федоровной.
Во время манчжурской кампаниитец Митрофан вел дневник, впослествии опубликованный под названием «Дневник священника 51-го Драгунского Черниговского Ее Императорского Высочества Великой княгини Елисаветы Феодоровны полка Митрофана Васильевича Сребрянского с момента отправления его в Манчжурию 11 июня 1904 г. по день возвращения в г. Орел 2 июня 1906 г». Его дневниковые записи позволяют не только восстановить ход военнных действий в которых участвовал Черниговский полк, узнать о быте русских солдат и офицеров во время кампании, но и являются свидетельством подлинного героизма русского воинства, величия духа русского солдата. Крайне тяжело переживал отец Митрофан кампанию по очернению русской армии, развязанную в большинстве российских газет. Невеселой вестью стало для него и драгун полка известие о заключении позорного как считалось мира.
2 июня 1906 г. о. Митрофан вернулся в Орел. В это время великая княгиня Елизавета Федоровна, потерявшая в 1905 г. мужа великого князя Сергея Александровича, убитого террористом, занималась основанием светской общины сестер милосердия . Отец Митрофан, которого великая княгиня знала еще до войны, предложил свой проект устава общины, который был во многом близок взглядам великой княгини. Вскоре он был приглашен в Москву. Нелегко было решиться о. Митрофану на переезд из Орла, любовь горожан которого к батюшке была столь велика, что в день его отъезда на вокзале собралась такая толпа, что путь поезду, увозившему священника в Москву удалось расчистить лишь конной полиции.
В Москве о. Митрофан стал духовным руководителем обители, помощником и наставником настоятельницы.
На пасхальной неделе 1918 г. великая княгиня была арестована и увезена в Алапаевск, где 18 июля приняла мученическую кончину. Отец Митрофан продолжал окормлять сестер общины вплоть до закрытия общины в 1926 г. Вскре он был арестован и приговорен к смерти. Сидел в камере смертников. Незадолго до ареста о. Митрофан по благословвению оптинского старца Анатолия принял постриг с именем Сергий. Однако с выходом в 1927 г. известной «Декларации» митрополита Сергия Страгородского, где выражалась лояльность церкви к Советской власти, что спасло жизнь многим священникам, расстрел отцу Сергию (Сребрянскому) был заменен ссылкой. Долгие 16 лет о.Сергий провел в лагере и ссылке. Последним местом ссылки было с. Владычне Калининской обл. Сюда к батюшке приезжали из Москвы за наставлениями как к старцу (сохранились свидетельства о прозорливости батюшки).
Весной 1948 г. накануне Благовещания архимандрит Сергий (Сребрянский) отошел ко Господу. Его похоронили на сельском кладбище. Через два года не стало матушки, в постриге — Инокини Елизаветы. Ее похоронили в ту же могилу. Когда гроб матушки опускали крышка гроба отца Сергия сдвинулась — тело его оказалось нетленным.

Дневник полкового священника. Часть 11. Новая жертва
Мороз, страшный ветер; все вокруг скрипит и стонет. Мы приютились около гаоляновой конюшни, чтобы хотя немного защититься от ветра. И вот с завыванием бури слилось наше пение погребальных молитв. Слезы сами лились у меня.
Дневник полкового священника. Часть 10. Среди скорбей военного времени
Неудачи к смирению располагают, а смиренным дает Господь благодать. Победим, даст Бог, и рабами гордых язычников не будем; вот братьями быть готовы, если они отбросят свою гордыню
Дневник полкового священника. Часть 9. Хватит ли мужества смиренно снести свой крест?
Теперь часто ловят японских солдат. В печальном виде эти пленные: дрожат от холода, обувь плохая. Первый вопрос, который они задают,— это когда их убьют и каким способом. Очевидно, начальники их убедили, что у нас пленных убивают.
Дневник полкового священника. Часть 8. И во время боя не забывая Господа
Собрались эскадроны на дворе фанзы, поставили стол, вместо ковра постлали соломы, и обедница началась. Гром пальбы был так велик, что мы старались петь громче
Дневник полкового священника. Часть 7. Благослови, Боже, наших солдат!
Вы скажете, уныние у нас! Ни-ни: везде смех, прибаутки. Ведь мороз русскому человеку родной брат и надежный союзник против врагов.
Дневник полкового священника. «Я в Маньчжурии!..»
Жалея одну семью, наполовину разоренную, я дал старику рубль. От радости он стал на колени. Конечно, со слезами на глазах я поднял его, и что же? Проходит минут двадцать, и он приносит маленького цыпленка, дает мне в подарок, денег ни за что не взял.
Дневник полкового священника. Часть 6. «Бой идет со страшной силой»
Кругом пути ужасное пламя: горят станционные постройки, склады, будки, рвут мосты; по дороге валяются убитые лошади, быки... Ужас!.. Внутри какая-то дрожь, на устах молитва! Тяжело...
Дневник полкового священника. Китай
Теперь бои идут почти непрерывно, тянутся обозы — арбы с ранеными. От жары апатия полная, ходим как сонные, да и действительно спим только четыре часа в сутки, не больше. Разные слухи носятся про японцев и русских, самые противоречивые, не знаю, чему верить.