Леонид Пантелеев

Леонид Пантелеев

Леонид Пантелеев родился 22 августа 1908 года. Он был прозаиком, публицистом, поэтом, драматургом, чудом избежавшим сталинских репрессий, одним из авторов легендарной книги «Республика Шкид», пережил падение и взлёт, и просто был человеком, прожившим долгую интересную жизнь. Настоящее имя Леонида Пантелеева – Алексей Иванович Еремеев. В 1916 году Алёшу отдали во 2-е Петроградское реальное училище, которое он не окончил. Надо сказать, куда он впоследствии поступал, ни одно из учебных заведений окончить ему не удалось. После революции отец его пропал без вести, а мать увезла детей в Ярославскую губернию, подальше от бедствий и нищеты. Однако долго мальчик там не выдержал и в 1921 году снова вернулся в Петроград. Здесь ему пришлось пережить многое: голод, нищету, авантюры с рулеткой. Все эти события легли в основу повести «Ленька Пантелеев». Наконец он попал в школу для беспризорников, где познакомился со своим будущим другом и соавтором – Г. Г. Белых. В 1927 году выходит «Республика Шкид», сразу же завоевавшая сердца читателей. Г. Белых в 1938 году репрессировали. Л.Пантелееву повезло: он остался в живых. Но его имя больше нигде не упоминалось. Писатель был вынужден голодать в осаждённом Ленинграде, не однажды оказываясь на грани смерти. Но он не оставил литературу. За годы забвения Леонидом написаны рассказы «Честное слово», «На ялике», «Маринка», «Гвардии Рядовой», «О Белочке и Тамарочке», «Буква «ты», книги «Живые памятники» («Январь 1944»), «В осаждённом городе», воспоминания о писателях – М. Горьком, К. Чуковском, С. Маршаке, Е. Шварце, Н. Тырсе. Леонид Пантелеев, прожив долгую жизнь, скончался 9 июля 1989 года.

Подробнее: Разгадка Л.Пантелеева

Честное слово
Мне очень жаль, что я не могу вам сказать, как зовут этого маленького человека, и где он живет, и кто его папа и мама. В потемках я даже не успел как следует разглядеть его лицо. Я только помню, что нос у него был в веснушках и что штанишки у него были коротенькие и держались не […]
Верую. Часть 6. Молитва на паперти
Грин отказывался, отмахивался, а потом рассердился и говорит: — А почему вы, молодой человек, думаете, что я не верю? Я мог бы написать для вас статью «Почему я верю в Бога». Но ведь — не напечатаете.
Верую. Часть 5. «Положите ей икону!»
— Да прекратите же это наконец! — крикнула Лидия Корнеевна. В ту минуту мне стало жалко ее. Да, не Тамару Григорьевну и не себя стало жалко, а Лиду Чуковскую.
Я верую. Часть 5. Единомышленники
В те годы Тамара Григорьевна носила крест. Однажды в редакции, когда она наклонилась, чтобы поднять упавший на пол корректурный лист, золотой крестик выскользнул из-за воротника блузки. Произошло это в присутствии тогдашней руководительницы ленинградского отделения издательства Веры Кетлинской.
Я верую. Часть 4. «Как я стал безбожником»
До сих пор я рассказывал о своей вере. Хочешь не хочешь, а пришло время сказать о том, как я ее потерял.
Я верую. Часть 3. «Мама учила нас веселому терпению»
Набережную Фонтанки наискось переходила бедно одетая женщина. Плача и хватая маму за руки, эта женщина стала рассказывать какую-то ужасную историю о больнице, об умирающей от чахотки матери, о том, что нет денег выкупить из ломбарда швейную машину. Сейчас я думаю, и почти не сомневаюсь в этом, что женщина эта была «стрелком», профессиональной нищенкой, вымогательницей.
Я верую. Часть 2. «Вера как радость»
Он задержал мою руку в своей и глухо сказал: — Вы в Бога верите? — Да, — ответил я.— Давно?
Я верую. Часть 1. «Почти весь свой век я должен был таить свои взгляды»
Академик Павлов выходит из Знаменской церкви, крестится. Мимо идет красноармеец. Усмехнулся, покачал головой:— Эх, серость!..