От автора: Это фрагменты переписки с другом. Я вовсе не думал их публиковать. Можно было бы перевести их в другой формат, но пускай так и останутся – «Письмами брату».

Иду себе мимо желтого дома с ротондой по улице Маяковского и вижу странную картину: наши церковные ладят забор, стелют тротуар и бухают молотками внутри дома. А дом этот — бывшая мертвецкая.

Церковный водитель Эдуард говорит:

— А я бы ни за что не стал жить в таком доме – там зараза въелась вглубь стен.

Батюшка отвечает:

— А что тут такого? Вот освятим, святой водой окропим, поштукатурим, побелим, и все будет хорошо.

— А я бы все равно ни за что не стал жить в таком доме. Мертвецы и зараза!

photosight.ru. Фото: Этибар Ширинов

Аккуратные бабульки в белых платочках метут желтые листья. Одна из них подняла лицо. Ах! Лицо ясное, чистое и… светится. Лицо полупрозрачное. А глаза детские. Сам знаешь, какие яхонты-адаманты у иных церковных в очах. Издалека видно, не спутаешь. Наклонила голову и пылит себе дальше.

Я думаю, что красота или безобразие лица слагается из поступков. Вот поселится на сердце нетопырь, и со временем на лице человека, как на фотобумаге, проявляется звериная рожа хозяина души. Годами мастерится лик. Глянешь в такую рожу в погожий день, а оттуда так … и прет. Эк его закрутило, жалко даже станет, помоги ему Господи!

Чистого лица не имею. Могу только догадываться о великих тайнах простых поступков и чудесах — делах блаженнейшей любви, украшающей своих детей небесным шармом.

Перешел новый мост через мутную Лыбедь. Надо же! У мертвой флуоресцентной воды солнечными полянами цветет золотой рослый могучий дягиль. В Праге тоже есть такой мост с солнцами, но там звезды выкованы и позлащены и стоят над мостом на пиках. Они сливаются в звездное облако и радуют днем и ночью.

Вдруг рядом вижу сухонькую городскую бабульку. Она еле сдерживается, чтобы не заплакать. Закрывает глаза ладонью и быстро шагает по мосту. И что за диво. И у этой чистые глаза маленькой девочки. Как будто первоклашка, едва сжимая дрожащие губы, несется к маме. И такое пронзительное горе написано на лице, что обожгло.

Молитва так и загорелась на сердце, так и палит его. Вспомнилось из какого-то источника, как одна блудница, увидав мать с умершим младенцем, тут же упала в дорожную пыль и взмолилась к Господу:

— Не диво, что к Тебе обращаются святые, и Ты исполняешь их прошения, но диво, что милосерд к падшим. Вот я, последняя из них, прошу об этой женщине, не лиши ее материнской радости. У меня нет ничего этого, пусть же у нее все будет.

И младенец воскрес.

— Я прошу Тебя, Господи, об этой плачущей женщине, молитвой окаянного блудника! Отри ей слезы, как Сам знаешь…

Несколько лет назад, зимой, я ехал в троллейбусе. Какой-то косой малый при людях лапает свою девушку и как-то так гнусно, что сил нет даже ехать рядом. И рожа у малого кривая, как у тайного эротомана, а девушка вроде ему не пара. Подхожу:

— Девушка, это Ваш парень?

Она, затравленно:

— Я его не знаю.

Я заволок парня в угол и говорю:

— Не бузи.

Он расслабился, скривился, отвернулся к окну и шипит:

— Я ее все равно найду!

Девушка вышла. Двери закрываются. И вдруг малый, как кошка, скользнул у меня под локтем, между железными дверцами и вырвался наружу, и за ней в автобус. Эхма! Что ж я не дал ему в рожу?! Что ж я его, гада, не догадал! Эх, четки, выручайте! Щелк-щелк, щелк-щелк – полетели зернышки.

Час крутились на пальцах в кармане. А идем в компании родственников на юбилей. Что говорят — не пойму. Сели за стол. Оливье, селедка под шубой, верная водка, на чем-то настоянная хозяином – ну, все как у людей.

Все! Молиться дальше нет путя.

— Вот, Господи, сделал все, что смог. В Твои руки сдаю мою заботу. Но прошу, дай знак, что там все хорошо вышло, очень плохо мне. Дай знак. Ну хоть крест на стекле.

Какое стекло и какой крест, не подумал. Будет знак – будет ясно.

Разговоры, курево на кухне, дети шумят и бегают. Тесно, жарко. Как-то забылось происшествие в течение вечера. Вышли на резкий мороз. Снова стало тревожно, а уж не помню отчего…

Сели в троллейбус. Вожу глазами и думаю: и кому не лень было вымораживать на задубелом стекле столько крестов? Большими, средними и малыми знаками покрыты все стекла машины.

Мать честна! Да это ж….Пасха ворвалась в душу! Сердце колотится со страшной силой.

photosight.ru. Фото: BoRP

— Ах, Солнце правды, Ты осветил сердце мое, Цвете Благовонный, Ты облагоухал меня, Теплото любимая, Ты согрел меня. Ты моя неизменная радость, Ты щедрый Царь Миров не отринул меня! И кого? Меня, противного даже мне самому. ТЫ, МОЙ ОТЧЕ НЕБЕСНЫЙ, ЖДЕШЬ МЕНЯ С ОТВЕРСТЫМИ ОБЪЯТИЯМИ В ЖЕЛАННОМ САДУ НЕБЕСНОМ…

А я…

Читайте также:

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: