Бабушки
Фото: mos.ru
Фото: mos.ru
«Чищу снег, покупаю продукты, варю пельмени». «Тяжело сталкиваться со смертью — к этому невозможно привыкнуть». «Иногда делаю то, что не входит в мои обязанности». В День социального работника «Правмир» поговорил с ними о подопечных, ежедневных заботах и о том, что дается труднее всего.

«К одной подопечной я ходила 26 лет, она не пережила ковид»

Людмила, соцработник, стаж 26 лет:

— Я работаю 26 лет. Недавно подсчитала — за это время у меня было 148 подопечных. И всех помню. 

Обязанности у нас простые. Утром прихожу, на скорую руку готовлю еду — кашу, пельмени, бутерброд с чаем. Затем умываю бабушку. Протираю пол. По правилам нужно делать раз в две недели влажную уборку, но я делаю ее в каждое посещение. Пыли много, она поднимается, когда перестилаешь постель. Поэтому я предпочитаю убрать сразу.  

Затем сижу, разговариваю с подопечной около 20 минут. Есть у меня бабушка с деменцией, так она по 100 раз одно и то же расскажет. И вот слушаешь ее, слушаешь… А что делать — ей это важно. 

В мои обязанности входит оплата коммунальных услуг, я снимаю показания со счетчиков, передаю их оператору. Недавно оформляла бабушке ветеранское удостоверение, ходила в управление социальной защиты. 

Одна из моих подопечных живет в частном доме. Зимой я чищу снег в ее дворе. Это тяжело. Но у меня всего одна такая бабушка. 

Иногда просят сделать что-то, что не входит в обязанности соцработника. Но я с пониманием отношусь к этому. Например, перед Пасхой одна бабушка попросила постирать шторы, у нее машинка сломалась. А их 6 штук шириной 4 метра. Я их снимала, две огромные сумки тащила домой, там перестирала все. 

Другая подопечная просила помыть холодильник. Я выгребла все оттуда, потом перемыла в стенке всю посуду, хотя и не должна была.

Но, бывает, отказываю. Попросила бабушка перед Новым годом палас вынести на улицу и выбить из него пыль. Это я отказалась делать, разве я такую махину выбью? Нет, тяжело очень. Говорю: «У вас есть дети, внуки — попросите их, уж раз в год могут палас выбить». 

У многих есть родственники, но кто-то далеко живет, кто-то работает целыми днями. Я думаю, что дети и внуки все же должны помогать хотя бы иногда.

Самое тяжелое для меня — уход за лежачими больными. У меня много таких подопечных. Одна из них — с переломом шейки бедра. Нужно, чтобы она приподнялась, а у нее нога болит, не может повернуться. Поднимаешь ее, чтобы поменять памперс, аккуратно, чтобы не задеть ничего. Это тяжело. 

Сейчас у меня шесть подопечных. Каждую надо навестить три раза в неделю. Я хожу к ним в понедельник, среду и пятницу. А во вторник и четверг к ним приходит медсестра, проводит медицинские процедуры. Бывает и больше подопечных, сейчас у меня коллега в отпуске, я еще и к ее бабушкам хожу. 

Сложно, когда я заболеваю — мне надо ключи сразу передать коллегам, найти кого-то, кто бы смог пойти вместо меня. Надо объяснить, что делать, где что лежит.

Хожу в магазины для подопечных. Конечно, стараешься купить подешевле, но я сразу говорю — могу ходить только в близлежащие магазины. Машины у меня нет, я хожу пешком, расстояния достаточно большие, автобус не везде ходит. И с сумками тяжело — на 4–5-й этаж приходится все заносить. Поэтому покупаю поближе к квартире. Конечно, стараешься купить то, что хочется. Кому-то яблоки красные нужны, кому-то зеленые, кому-то круглый хлеб, кому-то Дарницкий. А кто-то, наоборот, скажет: «Мне бы подороже колбасу нужно купить, не надо такую дешевую». Все записываю, кто что предпочитает. 

Бывают и претензии, конечно. Но редко. Была одна подопечная, любительница жаловаться. Причем на всех. У нас все соцработники к ней ходили по очереди. И на всех она жаловалась. Чуть что не так — пишет жалобу. И не только в наше отделение, выше. В какой-то момент и некому стало ходить, всеми недовольна. 

Но в основном хорошие бабушки у нас, понимающие, добрые. 

Тяжело со смертью сталкиваться. Это происходит часто. Но привыкнуть все равно нельзя. Бывает, именно я обнаруживаю, приходя, что подопечная умерла. 

В прошлом году открываю своим ключом, кричу: «Лена!» — а она лежит. И все. Звоню родным, в полицию, в скорую. И так было не один раз. 

Одна бабушка умерла накануне дня рождения. Я купила по ее заказу вкусностей две сумки, прихожу — а она на кухне, прилегла на руки, так и скончалась. Ничего не предвещало. Это тяжело.

Привязываешься к бабушкам. К одной из подопечных я ходила 26 лет, с самого первого года работы. Она ковид не пережила. 

Конечно, когда я начинала — в 45 лет — бежала на работу, как на праздник. Хотелось сделать побольше. С годами энтузиазм маленько приглушается. Но все равно идешь, хочется добро сделать. 

Бабушки всегда спасибо скажут. Уходишь, прощаешься, а они в ответ: «Дай Бог тебе здоровья, твоим родным и близким». Это же приятно, когда тебе добра желают.

«Ставлю телефон в беззвучный режим после 22:00»

Анна, православный волонтер, опыт 17 лет:

— Я пришла в 18 лет в храм Царевича Димитрия при Первой городской больнице. Там развита социальная работа, добровольческая помощь. С этого все началось.

Мы стараемся оказать один вид помощи — молитву, в этом никогда не отказываем. Это универсальная помощь. Мы можем посидеть с детьми, закупить продукты многодетной подопечной, отвезти памперсы, купить лекарства для пожилого человека. Иногда собираем денежную помощь, например, для покупки кровати для многодетной нуждающейся семьи. Потом закупаем. Однажды в роддом возили рожающую женщину. 

У нас бытовая, транспортная помощь, помощь продуктами. В основном — одиноким, пожилым, инвалидам. Иногда закупаем лекарства. Выписал врач, а средств нет. В таких случаях стараемся помочь. Есть лежачие подопечные, которым на постоянной основе закупаем специализированные лекарства. 

Есть просьбы, которые мы не можем проверить. Мы не оказываем помощь тем, с кем не встретились. Как правило, встречаюсь я. Знакомлюсь с семьей, смотрю условия проживания. Это важно все для понимания ситуации. 

У нас разные подопечные. Есть люди, которые с нами несколько лет, у них тяжелая жизненная ситуация, последствия тяжелой аварии, постоянно нужна помощь. Стараемся поддерживать теплые отношения со всеми. 

Не могу формально относиться к подопечным. Мы все друг другу ближние. Не могу сказать, что мы становимся со всеми друзьями, но часто подопечные сами становятся помощниками.

Много оказываем психологической помощи, у нас есть психолог. Какие-то ситуации не нуждаются в помощи в виде конкретных дел. С человеком нужно поговорить, понять, помочь сориентироваться в экстренной ситуации. 

Для меня это не работа, а служение.

Оно не ограничивается понятием каких-то рабочих взаимоотношений, Трудового кодекса, не ограничено временем. Есть границы, например, после 22:00 ставлю телефон в режим «не беспокоить». Иначе выгораешь. Но когда выхожу утром из этого режима, начинаются звонки. 

«Пеку своим подопечным кексы к празднику»

Татьяна, опыт 8 лет:

— Как начинается мой день? Прихожу к подопечному, разговариваю с ним. Потом занимаюсь бытом. Мы убираемся, готовим пищу, ходим в магазин. 

Я заранее узнаю, нужно ли стирать белье. Тогда загружаю машинку, пока она стирает, готовлю. Мы у подопечного должны пробыть час. Моем посуду, пол. 

Иногда попросят погладить одежду — делаю, хотя это не входит в набор услуг. Но все равно идешь навстречу.

У меня сейчас восемь подопечных, хожу к каждому три раза в неделю. Получается, каждый день я к кому-то хожу. 

Бывает, что с подопечными тяжело общаться. С пожилыми часто так бывает. Но я справляюсь. Во-первых, работаю не один год, есть опыт, легче с этим справиться. Во-вторых, хочешь не хочешь, надо искать подход. Даже когда плохое настроение у человека — все равно.

Мы всегда поздравляем своих подопечных. У меня складываются со всеми достаточно теплые отношения, часто на праздник сама пеку для них кексы, им это нравится. 

Фото: freepik.com
Главное фото: mos.ru

Поскольку вы здесь...
У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.
Сейчас ваша помощь нужна как никогда.
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.