Группа русских писателей подписала обращение с требованием, чтобы участницы известной известной панк-группы “понесли соответствующее деянию уголовное наказание”. Как и в случае с другими открытыми письмами, которыми были богаты прошедшие месяцы, оно открыто для подписания всеми желающими. Но я не стану его подписывать. Как и в других случаях, я считаю, что подписавшие его — хорошие и искренние люди, которые поддались на манипуляцию.

Манипуляция так и работает — вызвать в людях сильные эмоции, негодование, страх, жалость — а потом использовать их в своих целях. Когда мы постоянно слышим, что безобразницы на самом деле славные борцуньи за все хорошее против мракобесия и тирании, это вызывает сильные эмоции — негодование против явной лжи, возмущение грубым оскорблением, наносимым Родине и Церкви, опасение, что подобные действия теперь будут повторяться. По-человечески понятно, когда люди в этой ситуации приходят в гнев и требуют — в пику обелителям явных безобразий — суровых кар для кощунниц. Это естественная человеческая реакция. Но манипуляторы как раз и используют естественные человеческие реакции.

Дело в том, что хотя группа поддержки может бурно возмущаться заключением безобразниц под стражу, это заключение в ее интересах. И в ее интересах, чтобы они получили как можно более суровое наказание. Для дела продвижения кощунств — и уничтожения всякого представления о святыне — как раз важно, чтобы кощунницы сели надолго. Умышленно вызванная эмоциональная буря мешает увидеть некоторые вещи — ее затем и вызывали. Но если остыть и на холодную голову задаться вопросом из римского права “кому выгодно?”, то выясняется, что суровая кара была бы выгодна именно революционерам и ниспровергателям, именно необольшевисткой части нашей интеллигенции.

Как в три шага реабилитировать, например, воровство? Назначить наказание, которое будет выглядеть несообразно суровым. Например, начать рубить ворам руки. Сначала люди станут говорить, что воровать, конечно, нехорошо, но зачем же руки-то рубить? Потом градус негодования повысится и оговорки про нехорошесть воровства утонут в буре негодования на палачей, рубящих бедным мальчикам руки. Появятся душераздирающие репортажи из зала суда с мужественно-бледными и в чем-то даже симпатичными воришками, над которыми нависает топор палача. Мировые знаменитости потребуют прекратить эту средневековую практику. Amnesty International объявит воришек узниками совести, и подчеркнет, что они “мирно и ненасильственно воровали в знак протеста против антидемократического режима”, за что и страдают. США выразит озабоченность. Деятели культуры воззовут к милосердию. Мировая пресса преисполнится глубокого сочувствия. Наконец, практику отрубания рук отменят.

Спасшиеся при помощи мировой общественности воришки выйдут на волю, встречаемые толпами обожателей и корреспондентами со всего мира. Триумф прогресса над средневековьем будет отмечаться вечеринками, массовыми гуляниями и рок-концертами.

Любые оговорки про то, что воровать, все же, непохвально, сделаются предметом отвращения и презрения — как, и вы за этих отрубателей рук, за средневековую дикость, против всего прогрессивного человечества! Позор-позор!

Психологически люди плохо воспринимают частицу “но”. Это хорошо известно манипуляторам. Надо ли наказывать воров отрубанием рук? Да или нет? Да или нет?! Да или нет, я вас спрашиваю?!! ДА ИЛИ НЕТ, требует от вас ответа вся мировая общественность!!! Правильный ответ — “наказывать обязательно надо, но не столь сурово” — в обстановке такого эмоционального давления дать трудно. Человек сбивается либо на “нет” — о, какой ужас, рубить бедным мальчикам руки!, либо да “да” — рубите гадов, не слушайте пособников воров!

Надо ли обуздывать кощунства, держа безобразниц месяцами в КПЗ по совершенно прозрачному делу, а потом еще приговорить их к суровому наказанию? Правильный ответ “кощунства обуздывать обязательно надо, но то, как проходит процесс, вызывает глубокое огорчение и недоумение” дать трудно именно по причине эмоционального давления. Но если из-под этого давления выйти, то довольно ясно, что делать — безобразниц давно надо было посадить на пятнадцать суток и выпустить, потому что статьи за бесчинства в храме у нас в УК нет, а потом — на будущие случаи — обязательно такую статью принять. Для многих это явится жесточайшим когнитивным диссонансом, но такие статьи уже существуют в законодательстве развитых демократических стран.

Закон штата Мичиган, например, запрещает  “входить или пытаться войти в любое частное здание, где люди осуществляют (или собираются осуществить) религиозное поклонение с целью нарушить его ход”. Закон предусматривает в качестве наказания 1)заключение на срок до 93 дней 2)денежный штраф до 1000$ 3)общественные работы до 100 часов. В случае повторения проступка сумма штрафа и время общественных работ увеличиваются до 5000$ и 200 часов общественных работ соответственно. Уголовный кодекс штата Калифорния несколько более суров — за “намеренное учинение беспокойства и шума в любом собрании людей в месте религиозного поклонения, путем непристойной речи, грубого или неприличного поведения, или любого иного ненужного шума, нарушающего торжественность собрания” можно получить до года тюрьмы. Вздумай безобразницы учинять свои песни и пляски в храмах солнечной Калифорнии, им бы быстро объяснили разницу между демократией и вседозволенностью.

Но пока в нашем законодательстве такой статьи, увы, нет, все, что можно сделать — это выпустить безобразниц на свободу, а статью принять — чтобы следующие искатели дурной славы понимали, на что идут, а государство могло действовать с безупречной законностью.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: