Блаженные «мишеньки» и «витеньки» сохранили в народе веру и ушли

Рассказ «Блаженные» из книги священника Александра Дьяченко «Схолии. Простые и сложные истории о людях», вышедшей в издательстве «Никея».

После закрытия храмов и ареста священников у нас появилось множество стариц и старчиков, Христа ради юродивых. У них спрашивали совета, молитв, просили почитать над покойниками. С кем-то власти расправлялись и отправляли вслед за батюшками по этапу, но искоренить явление народного благочестия им было явно не под силу.

Как-то смотрел я документальный фильм о блаженной Матроне Анемнясевской. Так вот, когда уже в наши годы прозвучало предложение о ее канонизации, кто-то сказал: «Зачем, неужели мало одной Матроны Московской? Ведь в каждой деревне была своя Матрона».

Нужно ли прославлять этих людей или нет, я не знаю, но то, что и в наших местах жила своя собственная Матрона, это факт. После того, как замучили наших отцов, в деревне появилась молодая юродивая Матрона. Никто не знал, откуда она пришла. Странную девушку часто видели возле закрытой церкви, куда она приходила помолиться. У нее не было пристанища, и жила она точно в соответствии с Евангельскими словами, подобно птице, что не сеет и не жнет.

Деревенские по очереди принимали Матронушку в своих домах, кормили, одевали. Ела блаженная очень мало, никогда не носила теплой одежды и обуви, даже зимой. А перед самой войной нищенку обнаружили мертвой. Сама она умерла или кто помог, никто тогда не разбирался. Закопали ее у нас на кладбище и со временем забыли.

Священник Александр Дьяченко

Однажды подходит ко мне бабушка прихожанка:

— Батюшка, наша блаженная Матронушка отпеть ее просит. Во сне ко мне явилась и говорит: «Меня же тогда так и не отпели. Просто похоронили, и все».

— А что же она к тебе-то пришла? — интересуюсь.

— Как же, батюшка, почитай, кроме меня из прежних жителей во всей округе никого и не осталось. Я еще ребенком ее знала.

Тогда и отпел я блаженную заочно. Хотя заочное отпевание трудно назвать настоящим отпеванием, но тем не менее. От вознаграждения отказался, но месяц спустя бабушка принесла и подарила мне толстенные вязаные носки:

— Блаженная велела тебя поблагодарить, так что возьми, не отказывайся.

Нередко люди, особенно если они родом из каких-то малых городов или деревень, рассказывают, что и у них в округе жил какой-нибудь блаженный Мишенька или слепенький Витенька. Несмотря на внешнюю ущербность, эти убогие и странные неизменно приходили на помощь тем, кому в тот момент она была особенно нужна. А могли и обличить человека, указав на что-то такое в нем, о чем никто больше не знал, предупреждали об опасности, исцеляли.

Обычный нормальный человек, как правило, живет обычной нормальной жизнью. Иногда приходит помолиться в церковь, но большую часть времени его мысли о семье, работе и много еще о чем.

Когда ты здоров и все у тебя слава Богу, Бог тебе, по большому счету, не нужен. А Матронушки, что Московская, что Анемнясевская, только к Нему и вопияли.

И многим еще таким вот «мишенькам» и «витенькам» без Него совсем было бы худо и никак не обойтись. Потому они и «убогие», что — Божии. Любит их Господь и многое им открывает.

Когда-то, еще до того, как я стал священником, у нас при кафедральном соборе подвизался один блаженный, звали его Георгием. Все на мотоцикле вокруг собора нарезал. Конечно, не на настоящем, а как малые дети, бегал, руками будто бы за руль держался и губами так: «Тр-р-р-р-р». Зато иногда «подъезжал» к кому-нибудь из отцов и тихонечко на ушко такое мог сказать, что бледнел батюшка и бегом бежал на исповедь.

Вспоминают один интересный случай. Однажды в собор белым днем ворвался пьяный дядька. Оттолкнул пожилую служку и, ругаясь на чем свет стоит, направился в алтарь. В храме ни одного мужчины, блаженненький Георгий не в счет. И все-таки женщины задержали хулигана, а блаженный вдруг подбежал к дебоширу и ударил того тростью по голове. Неожиданно дядька остановился и, почесывая затылок, обернулся к воинственному Георгию:

— Правда, что это я тут делаю?

И ушел.

А один знакомый священник рассказывал мне такую историю: еще когда он был диаконом, вечером после службы подходит к нему блаженный и предупреждает:

— Готовься, завтра тебя рукоположат в священники.

На следующее утро и впрямь была назначена пресвитерская хиротония, только не его, а другого диакона. Потому он ответил:

— Георгий, ты ошибаешься, это не меня, это другого рукополагают, товарища моего, мы с ним в семинарии в одной группе учились.

А Георгий только улыбается своей детской улыбкой.

Следующим утром в собор на раннюю литургию съехалось с десяток священников, ждали владыку. Все как обычно, да только, готовясь к литургии и к рукоположению, не обратили внимания на то, что сам рукополагаемый отсутствует. Он, как оказалось, счел себя еще не готовым к служению в сане иерея и решил остаться дома.

Только с отцами-то он не посоветовался, а те, почувствовав себя обиженными поведением молодого диакона, заявили, что раз их собрали на рукоположение, то на это воля Божия, и значит, кого-то нужно обязательно рукоположить. Но кого? Кроме моего приятеля, подходящей кандидатуры больше не нашлось, и отцы обратились к прибывшему владыке с ходатайством. Так неожиданно для себя в то утро из диаконов он стал священником.

Сегодня, когда восстановлены тысячи храмов и рукоположены десятки тысяч новых священников, практически исчезли и те благочестивые праведники, молитвенники и блаженные, что молились возле разрушенных церквей, поддерживали людей словом и делом, крестили младенцев, читали Псалтирь по усопшим.

Они исполнили свое предназначение, сохранили в народе веру и ушли.

А тем, кто сегодня выдает себя за подвижников и провидцев, обвешиваясь крестами и иконами, — всем этим многочисленным «бабам галям», «бабам тоням» и прочим, порой вещающим в мир все больше с экранов телевизоров, — этим уже больше подходит имя «легион».

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: