Главная Общество Милосердие
Брат бросил все, чтобы помочь Максиму выжить
Весной 2018 года Максима сбила машина. Мальчику на тот момент было всего 14 лет. Тяжелый ушиб мозга, перелом правой ключицы, травмы груди, живота, перелом правого предплечья, перелом правого бедра. Максим пережил трепанацию черепа и остановку сердца. Теперь врачи говорят о необходимости реабилитации, но мать мальчика скончалась, о Максиме заботится старший брат. Им очень нужна помощь.

Брат бросил все, чтобы помочь Максиму выжить

После смерти мамы они остались вдвоем
Processed with VSCO with al1 preset
Весной 2018 года Максима сбила машина. Мальчику на тот момент было всего 14 лет. Тяжелый ушиб мозга, перелом правой ключицы, травмы груди, живота, перелом правого предплечья, перелом правого бедра. Максим пережил трепанацию черепа и остановку сердца. Теперь врачи говорят о необходимости реабилитации, но мать мальчика скончалась, о Максиме заботится старший брат. Им очень нужна помощь.

«Даже не вызвал скорую»

— Он взял моего брата, как мешок картошки, поднял, закинул на переднее сидение и повез в ближайшую больницу, — говорит Дмитрий, — а там просто свалил на кушетку и уехал. 

Дмитрию 29 лет, и он, можно сказать, человек суровый — повидал всякое. Рано ушел из дома, рано начал вести самостоятельную жизнь и работать: сначала монтером путей на железной дороге, потом бригадиром. И младшего брата, Максима, видел изредка, когда приезжал дней на 10 домой, в отпуск. Но он не может вместить ни умом, ни сердцем это равнодушие: «поднял, как мешок картошки». 

Как можно было взять мальчишку 14 лет, который лежит с разбитой головой, переломанными руками, ногами и едва дышит, и закинуть в машину, как куль. Как неживое тело. «Он даже не вызвал скорую».

Максим Дука. До и после трагедии

Это случилось в апреле 2018 года. Максим катался на велосипеде с друзьями, остановился на минуту, и почти сразу на него вылетела машина.

— У нас по поселку идет главная дорога, а в одном месте есть съезд — поворот, где дорога спускается вниз, — рассказывает Дмитрий. — У Максима с велосипеда слетела цепь, он встал на краю у тротуара и пытался поставить ее на место. А «этот» летел снизу, на спортивной машине, на скорости более 100 км/ч и Максима зацепил.

Удар был такой силы, что на шум из домов на улицу выбежали люди. Друзья Максима видели, как мальчик подлетел от удара, как он упал на лобовое стекло машины, которая его сбила. Как стекло разбилось вдребезги, а Максим ударился головой о жесткий край стекла — то место, где оно переходит в крышу автомобиля. И как водитель вышел из машины, сгреб обмякшее тело, закинул в машину и уехал.

— Все очевидцы утверждают, что водитель был нетрезв, — говорит Дмитрий. — Он пришел с повинной только через два дня, испугался: мама организовала розыск. Принял его в полиции молодой, неопытный сотрудник. Не провел медицинское освидетельствование, не опросил свидетелей, не собрал улики, не провел замеры тормозного пути — ничего. У водителя взяли показания и тут же отпустили. Мы долго добивались справедливости, но результат — два года условно и денежная компенсация, из которой мы пока не получили даже четвертой части. 

Врачи говорили: «Дожил бы до утра»

Максим был без сознания, в коме. Тяжелый ушиб мозга, перелом правой ключицы, травмы груди, живота, перелом правого предплечья, перелом правого бедра. Врачи говорили: «Дожил бы до утра». В больнице поселка Чернышевска мальчику сразу сделали трепанацию черепа и удалили субдуральную гематому — скопление крови вследствие удара. Пришло утро — Максим выжил.

Потом был самолет в Читу, снова больница, снова реанимация, остановка сердца, улучшение, ухудшение и опять улучшение. Затем пластика дефекта свода черепа в Санкт-Петербурге — установка пластины. И диагноз: «вегетативное состояние».

Максим с братом Дмитрием

В январе прошлого года мама Максима, Марина, умерла. Дмитрию предложили сдать брата в дом инвалидов, но он сказал: «Ни за что». Уволился с работы, собрал все документы, прошел все комиссии и стал официальным опекуном брата. Теперь они живут вдвоем.

— Вообще, нас в семье четверо, — говорит Дмитрий, — но у сестры своя семья, а средний брат учится в Чите, ему 20 лет. Это важно — учиться.

Дмитрий решил, что будет сам ухаживать за братом. На правах старшего, ну и потому что считает себя свободнее сестры и брата — ни учебы, ни семьи.  

Он рассказывает, как Максим хохочет во сне, прямо закатывается от смеха: «Видимо, ему снятся отличные сны». Как просыпается от своих счастливых снов утром, и «начинается наш день: час сидим в кресле, час лежим». Как кормит Максима через гастростому и немного с ложечки фруктовым пюре и густым киселем, чтобы тот не забывал вкус еды. Он стал для брата самой нежной, самой лучшей сиделкой. Ласковой, как мать.

И Дмитрий мечтает, что Максим сможет сам сидеть в кресле, держать голову и спину. Вот бы он научился есть с ложки обед целиком — тогда можно убрать гастростому! А еще бы спастика ушла! Мышечный тонус в руках можно убрать с помощью занятий и специальных препаратов. Дмитрий очень надеется, что брату после реабилитации станет лучше.  

Максим и Дмитрий Дука

Так они живут — брат за брата. Жизнью друг друга. 

Мы можем их поддержать.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.