Патриарх Сербский Павел Патриарх Павел оставил завещание, которое было открыто позавчера. Завещание, как сказали в Патриархии, «дышит скромностью, которая была во всем присуща Патриарху”. Его Святейшество свое имущество завещал Сербской Православной Церкви и самым близким родным – детям своего брата Душана. Племяннику Гойко Стойчевичу и его сестре Наде патриарх оставил свои наручные часы и будильник.

В завещании сказано, что патриарх хочет, чтобы его похоронили монастыре Раковица, а отпевание прошло в храме Святого Саввы.

Завещание патриарха пока не разглашается, но оно кратко, по свидетельству хорошо информированного собеседника „Блица”.

— Речь идее о материальных вещах , а у патриарха их практически не было. Он ничего себе не покупал. А поскольку все знали его аскетизм, трудно предположить, что он получал дорогие подарки. Величайшей ценностью патриарха была его духовность, а материальная сторона, в его духе – очень скромной – подчеркивает наш собеседник.

Патриарх имел в келье свои книги, иконы. Хотя это были его личные книги, он не создавал библиотеку.

— Он и когда получал что-то в подарок сразу же нес это библиотеку патриархии, так что, все, что он получил, он уже отдал Церкви.

„Блиц” вчера попытался дозвониться родственникам Его Святейшества, племянником Гойко и племянницей Надой. В доме Стойчевичей, в селе Кучанцы, откуда родом сам патриарх, телефон молчал. Узнаем от соседей, что Гойко живет в Германии… В Белграде живет внучка его родного брата Душана, Снежана Милкович. Она выросла в доме бабушки Агицы, двоюродной сестре патриарха, в этом доме патриарх бывал.

— Воспоминания моего детства связаны с патриархом, столько всего было связано с ним, что трудно выделить какое то одно определенное событие. Большое счастье, что у меня есть эти воспоминания, что я росла рядом, могла советоваться – говорит Снежана Милкович.

Особенно запомнились встречи на Рождество, всегда, когда у патриарха было время, он приходил около 11 часов и уходил к вечеру, когда он хотел дать какой-то совет, он всегда делал это с помощью каких-то историй, чьих-то поучений, житий святых. Никогда никому не говорил, что тот должен делать. Никогда никого не судил, а когда он хотел укорить или покритиковать, то делал это с помощью какой-нибудь житейской истории и с улыбкой, если с кем-то случалось несчастье, то он был озабочен целый день, его очень ранили чужие беды, — рассказывает Снежана. Она вспоминает и то, каким уроком служило повседневное поведение патриарха.

— Однажды моя покойная мама лежала в больнице, мы с Патриархом пришли раньше и нас не пускали. Мы хотели пойти и сказать – «Знаете ли вы, кто с нами пришел?», но Патриарх остановил нас. «Нет, нет. Как же мы будем исполнять большее, если малого не можем исполнить?», — сказал он нам. И терпеливо ждал два часа, пока нас пустили.

Спрашиваем Снежану, что особо могла бы выделить, — она сразу же ответила, — «все с ним было особенным».

Когда речь идет о том, что Патриарх оставил после себя, можно смело сказать, что самое ценное он оставил своему народу.

„Будем людьми…” „Да поможет Господь и нам и врагам нашим…” „… Когда однажды мы предстанем перед своими предками, да не постыдимся их и они нас да не постыдятся…” Вот слова, которые Его Святейшество патриарх сербский господин Павел произносил чаще всего. Вот эти евангельские мысли, в духе мира и примирения. Так и сам жил. Смиренный, скромный. Именно это он и хотел передать народу. Он знал, что если хочешь научить кого-то добродетели не надо о ней говорить, надо ею жить.

И народ видел в нем человека, который не говорит много, и слова его не из „книг мудрых», но просты и жизненны, опытны. Несмотря на то, что он был предстоятелем Церкви, он никогда не отождествлял свой сан с личностью, он носил обычные одежды простого монаха, хотя имел высший архиерейский сан.

Сербскую церковь возглавлял человек, о котором представители других церквей говорили как об уникальном, он был единственным главой церкви современной истории, которого ни один из патриархов других церквей никогда ни в чем не упрекнул. „Сербы, у вас святой патриарх”, говорили они.

Патриарх является и автором нескольких изданий : „Требника”, „Молитвенника”, „Дополнительного требника”, „Великого типикона” и других богослужебных книг в издании Синода. Им написаны и „Вопросы и ответы чтеца”, „Молитве и прошения”. С момента своего патриаршества восстановлено и основано множество епархий. Восстановлена духовная семинария на Цетине, в 1992 году. В 1994 году открыта Духовная академия Святого Василия Острожского в Фоче (Республика Сербская в Боснии) и духовная семинария в Крагуевце в 1997 году, как отделение семинарии имени святого Саввы в Белграде. Основана Информационная служба Сербской православной церкви. В 2002 году в школы вернулось преподавание основ веры, а в рамках Белградского университета создан богословский факультет, который был при коммунистическом режиме закрыт в 1952 году. Спасены души…

Перевод с сербского Светланы Луганской специально для «Православие и мир»

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.