Об
Почему люди уходят из Церкви? Чтобы ответить на этот вопрос, сперва нужно понять, для чего люди в Церковь приходят, что ищут и ждут – считает Сергей Худиев.

Новая волна разговоров про людей, уходящих из Церкви – начавшаяся со статьи Андрея Десницкого про «эмиграцию из Церкви» – поднимает ряд очень интересных проблем. Люди могут уходить из Церкви по разным мотивам – и они очень индивидуальны, тут о всех них никакого обобщающего суждения иметь невозможно.

Но возможно отметить некоторые точки напряжения. Тут сразу заметны две проблемы – проблема мотивации и проблема языка.

Сергей Худиев

Сергей Худиев

Начнем с мотивации – а зачем вообще присоединяться к Церкви? Как у Ардова в «Мелочах…» один священник, недовольный размерами вознаграждения, говорит: «Я что вам, Христа ради тут буду служить?»

Уморительность шутки как раз в том, что священник именно призван служить буквально «Христа ради», и более того, прихожане должны ходить в церковь (и содержать своими пожертвованиями этого священника, чтобы он мог продолжать свое служение) тоже именно Христа ради.

Множество других хороших и благословленных вещей – общение с близкими по духу людьми, красота богослужения, мир и утешение, богатство христианской философской и аскетической традиции – все это важно и имеет смысл только до тех пор, пока это имеет своим центром Иисуса Христа.

Единственная уважительная причина быть в Церкви – это то, что Евангелие истинно, Христос – тот, за кого Он Себя выдавал, и Он действительно пребывает в Таинствах Церкви. Если слова «Христос посреди нас», которые мы слышим на Литургии, истинны – то мы можем только повторить слова апостола: «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго» (Иоан.6:68,69).

Если они ложны – то всякий человек, имеющий совесть, просто обязан покинуть Церковь, ибо в таком случае в самом ее основании лежит обман.

Претензии к высказываниям тех или иных священников или иерархов вообще не имеют отношения к причинам, по которым человек пребывает в Церкви или покидает ее. Я или верю, что здесь, в Чаше – истинное Тело и Кровь, или не верю. Все остальное не обладает решающим значением.

Это бывает трудно объяснить внешним – более того, мы сами иногда соскальзываем на «внешний» взгляд – мол, мы ищем в Церкви того-то и того-то и находим в ней то-то и то-то. Боюсь, что это в принципе неверная постановка вопроса.

Это на рынок или в гипермаркет я иду затем, чтобы найти что-то, что нужно мне – исходя из моих запросов и финансовых возможностей. Это на Яндекс-маркете я буду выбирать телефон или ноутбук, исходя из того, чего я хочу – а меня будут осаждать различные продавцы и производители, изощряясь в обещаниях удовлетворить все мои запросы – и даже те запросы, которых у меня не было никогда, вызвать, а потом опять же удовлетворить – причем сделать это лучше, чем конкуренты. Это хорошо – мы одно из первых поколений, которое живет в условиях, когда насыщенный потребительский рынок бегает за покупателем. Как было написано в какой-то книжке по маркетингу: «Продавец, запомни: покупатель – это твой бог!» Но это рынок.

Отношения с Богом устроены иначе – в них я не покупатель. Я искупленный. Это меня здесь купили ценой честной крови Спасителя. Это рынок ориентируется на мои запросы. Христос и не думает этого делать.

Атеисты любят говорить о том, что религия есть принятие желаемого за действительное. Но Христос как раз не предлагает нам желаемого. Евангелие говорит о том, что наши желания в большом беспорядке, и если давать нам то, что мы хотим, это погубит нас окончательно.

Вместо этого Христос приходит, чтобы нас спасти – то есть коренным образом переделать. В процессе спасения мы будем обнаруживать, что многие наши хотелки были болезнью или глупостью – причем даже какие-то вещи, которые казались нам глубоко и принципиально правильными. Симон Зилот был пламенным патриотом своей Родины, готовым принять лютую смерть от рук оккупантов – до тех пор, пока его не позвал Христос. Савл изо всех сил боролся за чистоту веры своего народа – пока не упал с лошади по дороге в Дамаск.

И вот это спасение предполагает радикальный переворот, после которого вопрос «что я ищу в Церкви» становится не относящимся к делу. Потому что я больше не главный в своей жизни. И что я там ищу – тоже не важно.

У меня есть Господин. Хозяин. Владелец. Он меня купил. Такие слова режут ухо современному человеку. Профессор Питер Крифт, американский католик, где-то жалуется на то, что современной аудитории вообще трудно объяснить сам концепт «Господа» как безусловного Владыки. Люди – и у них, и у нас – полагают это глубоко недемократичным.

Но у нас нет Евангелия, которое отвечает нашим требованиям. У нас есть Евангелие, которое имеет требования к нам. Христиане – рабы Божии. Это раздражает аудиторию? Всегда раздражало и должно раздражать. Еще бы мятежников не раздражало требование покориться законному Государю!

А вот христиане – это те, кто признали Иисуса Христа Господом, и прилагают усилия к тому, чтобы Ему повиноваться. И ходят в Церковь прежде всего из послушания. Это жутко непопулярное слово, я помню, как я кривился, когда, будучи еще неверующим, прочел его у Льюиса. Но вера проявляется в послушании.

Мы ходим в Церковь и приступаем к таинствам потому, что нам так повелено Христом. «И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание» (Лук.22:19). И мы собираемся в храме, чтобы творить сие в Его воспоминание.

Наш долг – приходить в храм и поклоняться Богу, нашему Создателю и Искупителю. Потому что это достойно и праведно, должно и спасительно. Так должно, справедливо поступать – независимо от того, что мы считаем нашими запросами и требованиями к окружающему миру. Это дόлжно делать независимо от наших личных хотений и предпочтений. Это примерно как воздерживаться от краж или исполнять обещанное – мы должны так поступать совершенно независимо от того, что лично мы в этом находим – или не находим. Потому что Иисус Христос есть Господь.

Фото: lookatisrael.com

Фото: lookatisrael.com

Когда мы, наконец, покоримся Богу, мы (именно мы) обретем утешение, мир, радость – и жизнь вечную. Все наши подлинные нужды будут восполнены, все вопросы найдут ответ. Но для этого нужно покориться.

И один из аспектов этого послушания – готовность терпеть своих ближних. Бог поместил сюда вот этого ближнего не для того, чтобы отравить мне жизнь, а для того, чтобы я научился его любить. При этом, поскольку этого ближнего выбирал не я, а Господь для меня, мне с ним будет нелегко. Потому что духовно расти – это всегда нелегко.

Ближний не разделяет моих политических воззрений, музыкальных вкусов и оценок тех или иных событий. Он вообще страшно раздражает – и иногда я догадываюсь, почему. Потому что он слеп не на тот глаз, на который слеп я. Он видит то, что я игнорирую, и игнорирует то, что я вижу.

Вторая проблема, которая возникает – это проблема языка. Как сказать все это людям, для которых сам разговор о Боге и вечном спасении находится за пределами их мира?

Тут очень легко соскользнуть (и это происходит) к попыткам предложить людям что-то более понятное. Церковь, мол, будет вам полезна, потому что вы найдете в ней общение, поддержку, историю, эстетику, патриотизм, корни, духовные практики – еще какие-то вещи, чаще всего вовсе не плохие, но очень косвенно связанные с предназначением Церкви. Что Церковь каким-то образом поддержит, благословит и освятит то, что вы уже считаете дорогим и важным.

Потом человек может сказать (и скажет скорее всего): «Я не нашел в Церкви того, что искал». Но это с самого начала ошибочная мотивация – дело не в том, что я ищу, а в том, что от меня требует Господь.

Это послание – Иисус есть Господь, и мотивом наших поступков должно быть послушание Ему, а не какие-либо наши вкусы, пристрастия или ожидания – важно понять и донести до других. Иначе единственный подлинный мотив для принадлежности Церкви будет утрачен, а неподлинные мотивы неизбежно рухнут.

Вера – она вообще не про то, чего я хочу от мира, от Церкви, от других людей или от Бога. Она про то, чего от меня хочет Бог.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.