Как сообщает life.ru, некие “православные дружинники”,  “представители общественной организации, ранее участвовавшей в акциях против абортов, в поддержку семейных ценностей и против празднования Хэллоуина, подключились к обеспечению реализации закона Яровой”. Они задержали восемь представителей "свидетелей Иеговы" за незаконную миссионерскую деятельность в пригородных поездах и на Ярославском вокзале, и передали их полиции. По фотографиям похоже, что это не “свидетели” - на Новом Завете, который человек держит в руке, видно изображение креста - но это не так важно.
Сергей Худиев

Сергей Худиев

У меня слово “дружинник” давно вызывает некоторые религиозные ассоциации — когда я был комсомольцем 80-тых, меня пытались в качестве дружинника отправить на Пасху к местной церкви, чтобы я стоял в оцеплении и не пускал людей молиться. Я тогда уклонился. Не по идейным соображениям, я тогда был совершенно неверующим — а просто из лени.

Но сейчас я время от времени вижу как православные “дружинники” или “активисты” наезжают на сектантов.

Это, в общем, понятно — человек, который присоединяется к той или иной группе (племени, дворовой шайке, болельщикам определенной команды и т.д.) старается вписаться, показать свою преданность, выражая враждебность в другой группе — чужому племени, шайке из соседнего двора, болельщикам другой команды. Как понятно и то, что это не имеет отношения к вере — православной или какой-либо еще. Какие-нибудь члены “правого сектора” устраивающие нападения на тех, кого считают недостаточно патриотичными, действуют, повинуясь ровно тому же психологическому механизму.

Более того, это не приносит вере, Церкви, и делу спасения душ ничего, кроме вреда. Нападки на сектантов при помощи полиции, попытки как-то запугать их и продемонстрировать им свою враждебность — это не свидетельство о Православии. Это свидетельство против него.

В самом деле — вот есть сектанты. Они радостно расскажут вам о своем вероучении, о том, как их вера изменила их жизнь, и приветливо призовут вас присоединиться к их общине. Вот есть православные — они угрюмо расскажут вам о том, какие сектанты плохие и призовут городового. Это немедленно вызывает вопрос — а какое-то свое вероучение у православных вообще есть? Во что они сами-то верят, кроме городового? Есть у них какое-то положительное послание, которым они хотели бы поделиться?

Сектант вам охотно расскажет, что в вере его общины он нашел утешение, смысл жизни, с ним произошли глубокие перемены — а что нашли в своей вере его православные гонители? Религиозное оправдание для того, чтобы гонять сектантов? И все? Когда читаешь бодрые рассказы о том, как те или иные “православные активисты” атаковали сектантов, увы, складывается впечатление, что больше ничего — православие сводится к тому, чтобы по возможности портить жизнь тем, кто верит в Бога.

Сектанты ведут себя как люди, которые всегда готовы вовлечь вас в свою веру. Православные борцы с сектантами — как люди, которым просто некуда вас вовлекать. Борьба с сектами выглядит как отсутствие веры, а не как ее проявление.

Это, в общем-то, понятно — люди всегда склонны идти по пути наименьшего сопротивления. Православие — это духовный путь, который требует от нас глубокой перемены, утомительной работы над собой.

Чтобы обратить еретика или иноверца, нужна богословская грамотность и духовная зрелость, очень много усердия и терпения и, прежде всего, любви к ближнему. Всему этому предстоит учиться всю жизнь — и это большой труд. Но вот чтобы еретика гонять, выказывать ему свою враждебность и призывать на него городового, ничего этого не нужно. Нужна вполне мирская и плотская агрессия, которую можно гордо именовать «православной» — хотя она ничуть не православнее, чем, например, у футбольных болельщиков.

Разумеется, так никого невозможно обратить к Церкви — а возможно только отвратить. Прежде всего, самих сектантов, которые пойдут “радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие” (Деян.5:41), в полном убеждении, что вот, мирские и неверующие люди выказали им ровно ту враждебность, которая и предсказана в Евангелии. Внешние наблюдатели — и те, кто читает о происшедшем в новостях — в лучшем случае  останутся столь же равнодушными к Православной Вере, как до этого, в худшем  — испытают отвращение к Церкви, которая взращивает активистов, злобно преследующих каких-то безобидных чудаков.

Конечно,  в отношении Церкви это будет совершенно несправедливо — настоящими православными активистами следовало бы называть тех, кто моет полы в больницах, или посещает дома престарелых, или заботится об одиноких матерях, или — действительно — мягко и с любовью разъясняет заблуждающимся истину Православной Веры.  Но в топ новостей попадают не они, потому что — таков уж интернет — массу перепостов собирают, прежде всего, сообщения о скандалах, конфликтах и безобразиях. Таким образом, послание, которое дойдет до обычного интернет-пользователя, будет выглядеть так: «православие — это религия людей, которые гоняют сектантов; если вас интересует любовь Божия и вечное спасение, вам точно не туда»

Каково же должно быть православное отношение к сектантам? Прежде всего, оно должно исходить из православного отношения к людям вообще. Нам заповедано любить ближнего. Нам открыто, что этот ближний драгоценен в очах Бога, что Бог создал Его по своему образу, и возлюбил настолько, что стал человеком и принял муку и смерть ради его спасения.

Это отношение совершенно противоположно мирскому — «чтобы доказать преданность своему племени,  ненавидьте и презирайте его врагов».

Фото: nashaplaneta.su

Фото: nashaplaneta.su

Нам заповедано любить и чтить людей — в том числе, несомненно заблуждающихся. Как говорит святой Апостол Павел, “рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю” (2Тим.2:24-26)

Сектант — это не просто наш ближний, это человек, ищущий Бога. Это его искание само по себе драгоценно и почтенно. Среди людей религиозно равнодушных, совершенно заблокировавших себя от любых духовных вопросов, сектант выделяется как человек духовно открытый, человек, которого интересует воля Божия и вечное спасение. Отвечать на этот его поиск враждебностью значило бы показывать, что люди духовно глухие и равнодушные устраивают нас гораздо больше.

Церковь не борется с сектами — Церковь борется за спасение душ, а это совсем, совсем другая цель. А чтобы привлечь людей в Церковь, нужен совершенно иной образ действий.

Прежде всего, нужно вызывать доверие, а не враждебность. Чтобы люди захотели вас выслушать, они должны быть уверены в вашей благожелательности, в том, что вы руководствуетесь любовью к ближнему — и к ним конкретно.  В вас должны видеть друзей, а не врагов — тогда люди будут готовы внимательно отнестись к тому, что вы скажете.

Чтобы человек поверил вам — и вашему посланию — к нему нужно приближаться очень бережно, уважая его достоинство и его Богом данную свободу. Нужно являть в себе плоды того духовного пути, который вы хотите проповедать.

Сдавать человека полиции за то, что он проповедует свою веру — значит полностью уничтожать доверие к себе, и у него, и тех, кто станет свидетелем ваших действий. И, увы, не только к себе — но и к Церкви в целом.

Потрудившись над установлением отношений определенной взаимной открытости и доверия — иногда на это уходят годы, иногда — минуты, нужно будет быть готовым рассказать о православной вере и ответить на возможные недоумения и возражения. И сделать это с любовью и терпением — если вас по-человечески раздражает упорство собеседника во взглядах, которые вы считаете явно ложными — что же, выходите из этого разговора и идите домой оплакивать свои грехи.

Служение Церкви — в том числе, служение людям заблуждающимся — есть служение любви. Если вы пока не можете его понести — значит не можете. Но ни в коем случае не надо выдавать ксенофобию и агрессию за ревность о правой вере.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: