Чем
Эффективны ли «нерабочие дни», какую вакцину выбрать для ревакцинации и скоро ли начнут прививать от ковида детей — об этом главный редактор «Правмира» Анна Данилова поговорила с биологом и автором блога  «Антонина О. Вакцинах» Антониной Обласовой.

Ковидные каникулы — эффективная мера?

Почти каждый день у меня на расстоянии одного рукопожатия — или очень тяжелые госпитализации, или летальные исходы. Ковидом тяжело болеют и дети. Как вы оцениваете ситуацию с коронавирусом сейчас, включая будущие каникулы?

— Каникулы — это нужная мера. Если мы все месяц посидим дома по максимуму и не будем ни с кем контактировать, это будет способствовать затуханию эпидемии. Но это невозможно на столь долгое время, поэтому нерабочие дни объявили всего на неделю.

Но я, если честно, не слышала, чтобы людям объясняли, зачем эти каникулы. Это не для того, чтобы поехать в Турцию или Египет, не для того, чтобы пойти на массовые мероприятия. Это для того, чтобы посидеть дома, сделать прививку и так далее. Это не какой-то лишний отпуск. Хочется, чтобы люди понимали: нерабочие дни — это повод меньше контактировать с людьми, а не ходить по гостям.

— Мне кажется, у нас не работает ничего, кроме жестких запретительных мер. Я смотрела недавно статистику сравнения штрафов и темпов распространения эпидемии. Действительно, в странах, где самые высокие штрафы, эпидемиологическая ситуация лучше. Тоталитарные меры работают хорошо, а демократические — плохо. 

— Да. Это к вопросу о том, что многие говорят фразу: «Мое тело — мое дело. Каждый взрослый человек имеет право сам решать». Я на это отвечаю: если бы каждый взрослый человек мог принимать исключительно правильные и взвешенные решения, у нас не было бы ни ПДД, ни уголовного кодекса. 

Каждый человек решает совершенно не так, как хорошо даже для него. И многие не думают об обществе. 

Правила противоэпидемической безопасности — такие же, как другие правила, регламентирующие общественный договор. Мы договорились, что мы все носим одежду, и это не ущемляет чьи-либо права — просто неприлично так ходить. То же самое сейчас — «неприлично» ходить без маски, заходить без нее в лифт, потому что это способствует снижению безопасности общества и самого человека. 

— Никто почти в маске не ходит. По-моему, только в последние два дня я стала замечать на улицах людей в масках.

— Да. 

Штрафы в странах, где хорошо развита система контроля и есть неотвратимость наказания, работают. Мне кажется, у нас эта мера тоже работает эффективнее, чем просто уговоры и словесная мотивация, тем более, что у нас не умеют правильно нормально словесно мотивировать. Но у нас неотвратимости наказания нет, и мера работает не в полную силу. Из федеральных каналов, из прессы звучат какие-то немного искаженные призывы. В результате люди предпочитают вообще ничего не делать, потому что не очень понимают, как правильно — проще не делать ничего.

— Мне кажется, что у нас очень не хватает объясняющей кампании с разными примерами. Я помню, Екатерина Шульман говорила: «В советское время сняли бы историю, как на вакцинации познакомились молодой человек и медсестра», — и так далее. С другой стороны, действительно много и призывов, и политики. И врачи часто говорят: «Не вакцинируйтесь».

— Да.

Как и когда проходить ревакцинацию?

Что сейчас мы знаем про ревакцинацию? Только ли тем, у кого был «Спутник», надо ревакцинироваться, или с другими вакцинами то же самое происходит в мире? И через какой период повторно делать прививку?

— Необходимость ревакцинации зависит от свойств вакцины, которой был человек изначально привит, насколько долго она действует, и от того, какая эпидемическая ситуация вокруг этого человека. 

Если мы говорим про какие-то западные страны — там привито уже большинство, как минимум больше 50%. По заболеваемости идет спад, смертность снижается. Поэтому там ревакцинация не так важна, и рекомендована спустя более долгий срок, чем в России — 8–12 месяцев, и в основном для людей с ослабленной иммунной системой. 

К сожалению, в нашей стране врачи говорят, что иммунная система ослаблена, значит, и прививочку надо какую-нибудь легонькую.

Это совершенно неправильная позиция, здесь совершенно другой принцип. 

Слабой иммунной системе нужна более сильная защита?

— Да. Ей нужен гораздо больший триггер, чтобы эту защиту сформировать. Ей чаще нужна вакцинация, чаще и больше дозы. 

У людей старше 65 лет в силу возраста идет угасание активности иммунной системы, они тоже в каком-то смысле являются иммунокомпрометированными, следовательно, им особенно важно все-таки проходить ревакцинацию.

Девять из десяти смертей от ковида — это люди старше 65 лет, по европейской статистике. У других возрастных групп тоже риск есть, но он не так высок, поэтому мы защищаем в первую очередь тех, кто может пострадать. Медицинские работники в основном часто контактируют, могут получить большую дозу инфекции — от этого тоже зависит, насколько тяжело человек заболеет. Медикам во многих европейских странах тоже рекомендовали ревакцинацию. 

В России нет каких-то жестких правил, очередности. У нас минимальный срок после вакцинации до ревакцинации — это шесть месяцев. Через полгода мы можем делать прививку еще раз. Поскольку наша иммунная система уже знакома в результате первых вакцинаций с тем, как выглядят антигены этого вируса, то нам достаточно одной дозы («Спутник Лайт» или первый компонент «Спутника V»), если мы здоровые, не иммунокомпрометированные люди. Если человек с ослабленной иммунной системой, то неплохо было бы сделать обе дозы «Спутник V». 

Для тех, кто прививался другими вакцинами в России — «Эпивак» и «Ковивак» — даже актуальнее вопрос ревакцинации. Потому что производители данных вакцин до сих пор не опубликовали данные об их эффективности и безопасности. 

Я несколько недель назад говорила с врачом в поликлинике. Она была в экспериментальной группе одной из этих вакцин. Посмотрела, что через месяц у нее антител ноль, пошла и привилась двумя компонентами «Спутника».

— Мы видим по «Эпиваку» не совсем убедительную статью по результатам первой и второй фазы, ее много критикуют. С «Ковиваком» аналогично, есть публикация только по доклиническим исследованиям. Поэтому людям, привитым этими двумя вакцинами, по-хорошему им бы сделать все-таки в качестве ревакцинации две дозы «Спутника V». Лучше перестраховаться. 

По «Спутнику» есть доказательная база, предварительные результаты третьей фазы опубликованы. 

Я надеюсь, что все-таки опубликуют окончательные результаты. Есть данные других стран — Аргентины, Сан-Марино и так далее. Мы видим, что вакцина работает. 

Да, против «дельты» у «Спутника» эффективность ниже, чем против изначальных вариантов, но все равно вакцина значимо снижает количество тяжелых случаев и летальных исходов. И людей заражается меньше. Когда мы говорим, что привитый может заболеть, мы подразумеваем, что это может как случиться, так и нет. И вероятность первого события в разы ниже. Но мы должны эту вероятность помнить и учитывать, поэтому не расслабляться, продолжать носить маску, чтобы самому не заболеть и никого другого не заразить. 

У нас два варианта для ревакцинации в России — это «Спутник Лайт» для всех, кто здоров и иммунокомпетентен; и оптимально выбрать «Спутник V» для ревакцинации тем, у кого есть какие-то проблемы — либо старший возраст, либо иммунокомпрометированное состояние: ВИЧ-инфекция не полностью компенсированная, диабет, аспления, пересадки костного мозга, прием каких-то иммуносупрессивных препаратов в связи с аутоиммунными заболеваниями, в связи с пересадкой органов, иммунодефициты различные, почечная недостаточность, онкогематология, химио- и иммунобиологическая терапия рака и другие.

Для беременных и кормящих тоже пока разрешен только «Спутник V», хотя «Лайт» — это просто первый компонент этой вакцины.

У нас, к сожалению, в инструкции написано, что если вы принимаете иммуносупрессивную терапию, то вам месяц прививаться нельзя. В идеале, если есть возможность выждать в полной изоляции и не прививаться, то иммунный ответ будет лучше, чем у иммунной системы, которая подавлена. При плановой вакцинации так и поступают. Но сейчас у многих такой возможности нет, а у подавленной иммунной системы, естественно, риски от инфекции более высокие, поэтому даже частичный эффект от этой вакцинации либо ревакцинации может быть оправдан. Поэтому надо поговорить со своим лечащим врачом.

Привился и заболел. Почему так происходит?

У нас очень много комментариев: «заболел через месяц после первой прививки», «заразился через неделю», «через две недели». Когда ждать иммунитета от первой прививки? Вообще, почему такое происходит?

— Люди возмущены, что они заболели после прививки. Но им никто не объяснил: прививка — это не какое-то лекарство, которое после введения распространяется по вашему организму и формирует защитный кокон, который не пускает внутрь вирусы. Нет, так это не работает. 

Иммунная система получает в виде прививки задание и начинает его обрабатывать. Ей для этого нужно какое-то время.

Только спустя три недели наблюдалась разница между группами привитых и непривитых, по результатам клинических испытаний.

Первые три недели привитый человек не защищен так же, как непривитый. Иммунитет начал формироваться, запустились процессы. Если провести кулинарную аналогию — у нас уже все овощи порезаны, но суп еще не сварен, финального результата нет. 

Через три недели мы вводим вторую дозу, и где-то через пару недель после второй дозы у нас уже есть ощутимая разница. 

Через 1,5-2 месяца от введения первой дозы мы уже можем считать, что эффект достигнут. До этого момента нам все равно нужно соблюдать максимальную осторожность и не рассчитывать на то, что нас что-то защищает. Мы пока только в процессе выработки иммунитета. Когда он уже выработался, мы все равно продолжаем соблюдать меры безопасности, потому что многие не вакцинированы, многие вакцинированы уже давно — чем дальше от прививки, тем выше вероятность заболеть. 

Повторное заболевание возможно и после болезни. Ковид — как болезнь, так и прививка — не дает защиты, которая гарантировала бы, что о нем можно забыть, как о какой-нибудь кори. Нет, особенность вируса такова, что повторные заболевания бывают. 

В среднем, каждые 16 месяцев можно болеть, особенно с учетом того, что вирус меняется.

Как прививаться беременным и кормящим?

— Беременные и кормящие уже могут прививаться, это разрешено? Но людей все равно разворачивают на пунктах вакцинации. Я прививалась, когда кормила детей, все было нормально, потом обратилась в институт Гамалеи: «Здравствуйте, я привилась». 

— У нас есть три состояния в наших российских медицинских реалиях: «запрещено», «не запрещено» и «разрешено». В сознании многих медицинских работников «запрещено» и «не запрещено, но не рекомендовано» — это примерно одинаковые вещи. 

Изначально беременность и грудное вскармливание были в противопоказаниях к вакцинации.

— Потому что не было достаточного количества исследований.

— Да, не было данных. Сейчас беременность и грудное вскармливание исключили из раздела противопоказаний и перенесли в тот раздел, где им всегда было место — в раздел «Беременность и грудное вскармливание», где прописано, что специально это не изучали. 

Таких масштабных проспективных исследований, заранее спланированных, не проводили, но исходя из механизма действия вакцины, риск не ожидается. Мы знаем, как работает вакцина. И можем спрогнозировать ее эффект на тот или иной организм. 

В каждой конкретной ситуации у нас принимается решение из соотношения пользы и риска. Что это значит? Например, приходит к врачу беременная женщина на первом триместре, она полностью здорова, прививаться она не особо хочет. Врач ей может сказать: «У вас риск низкий». 

В третьем триместре уже баланс сил будет другой, потому что идет большая нагрузка на легкие женщины и ее сердечно-сосудистую систему. Здесь уже сама беременность является фактором риска. Если у нее еще диабет либо какое-то заболевание, которое повышает риск тяжелого течения ковида, например, хроническое заболевание легких, астма или еще что-нибудь, то здесь очевидно, что ее нужно вакцинировать. 

Но даже легко перенесенный ковид на ранних или более поздних сроках может стать причиной того, что беременность прервется.

Образуются тромбы, недостаточность плаценты и так далее. Мне даже из моей аудитории несколько человек написали о таких ситуациях. 

Поэтому в случае, если женщина планирует беременность, то на этом этапе лучше вакцинироваться. Если она об этом не задумывалась до беременности, то риск какой бы ни было вакцины гипотетический — это аллергическая реакция, которая произойдет, в любом случае, в медицинском учреждении, она купируется стараниями медиков, причем риск один на миллион. Это гораздо лучше, чем заболеть ковидом даже в легкой форме. 

Аналогичная ситуация с кормящими. Из всех особых групп они, условно, самые не рискующие. В основном это женщины молодые, достаточно здоровые, которые уже родили, и беременность как фактор риска у них уже отсутствует. Но, тем не менее, у них тоже может быть более высокий риск более тяжелого течения ковида или более высокий риск заражения ковидом. 

Например, если эта мама быстро вышла на работу, связанную с риском, она врач, то, естественно, для нее прививка — это гораздо более радужная перспектива, чем заболеть. Если она полностью здорова, то, условно, у нее низкий риск. 

Но низкий риск — это не нулевой. Если у нее появится риск заразиться, то вакцина снизит его. Она с меньшей вероятностью принесет эту инфекцию домой, не заразит своих родственников. 

Новорожденный не может быть привит. Если мама не болела, не прививалась, она не передала ему антител, он перед вирусом беззащитен. Хотя дети у нас болеют реже, чем взрослые, тем не менее, тенденция постепенно меняется, как вы в самом начале сказали. На мой взгляд, кормящим тоже стоит вакцинироваться.

— Я когда вакцинировалась, руководствовалась, во-первых, западными клиническими данными, потому что на Западе этот процесс был больше изучен. Но на самом деле все кормящие мамы знают сайт, где мы перепроверяем все препараты. Потому что очень часто на наших всех препаратах написано «При беременности и грудном вскармливании нельзя» просто потому, что у нас они не были еще изучены на кормящих матерях, а на Западе такие данные есть. 

— Да, причем даже те препараты, которые там разрешены, могут быть у нас запрещены потому, что локальные испытания не проходили. То есть производитель это все проверил в стране, где он изначально этот препарат регистрировал, а у нас нет. Поэтому да, действительно, здесь вопрос соотношения пользы и риска. 

И кормящие тоже могут быть привиты. И если отказывают в вакцинации, то можно объяснить, что в методических рекомендациях уже беременные исключены из противопоказаний и прописано, что с 22-й недели прививаться можно. Еще до 22-й можно как-то придраться, в инструкции написано, что кормящим и беременным можно. По крайней мере, не запрещено. 

Поэтому если медицинский работник отказывает, а женщина хочет привиться или ревакцинироваться, то, соответственно, можно попросить письменный отказ, с объяснением причин. Обычно на этом все заканчивается и женщина получает прививку. Если нет, то обратиться к руководству с просьбой объяснить. 

Если беременные и кормящие были вакцинированы ранее и сейчас идет речь именно о ревакцинации, то им, к сожалению, не подойдет «Спутник Лайт».

У него в инструкции этого пункта разрешающего пока нет. То есть им для защиты достаточно получить первый компонент «Спутника V». 

Но, вполне возможно, чтобы появился новый QR-код, придется вводить второй компонент. Но вообще первый QR-код действует вроде как год. Поэтому в любом случае, если шесть месяцев только прошло, то там особой потребности во второй дозе не будет. 

«Спутник V» и «Спутник Лайт» — что выбрать?

— Первая доза «Спутник V» и «Спутник Лайт» — это разные вакцины?

— У них отличается только этикетка. Состав одинаковый. То есть «Спутник V» — это вакцина, зарегистрированная для первичной вакцинации как двухкомпонентный препарат — фаза 1, фаза 2. А «Спутник Лайт» — препарат для тех, кто болел, и для тех, кто ранее прививался, для ревакцинации. 

Для ревакцинации нам достаточно одной дозы, но в рекомендациях у нас прописано две разных. Поэтому тот же самый препарат регистрируют под отдельным наименованием и применяют уже как однодозовую вакцинацию. 

Для первичной вакцинации «Спутник Лайт» все-таки не совсем подходит. Если нет «Спутника V», им привиться можно. Защита будет, но слабее, чем при двухкомпонентной вакцине. Если лучшего нет, то надо делать то, что есть. 

Соответственно, для ревакцинации «Спутник Лайт» вполне подходит, одной дозы достаточно для того, чтобы иммунитет вспомнил все свои умения, нарастил количество антител, которое нужно. И соответственно, нет необходимости вводить две дозы. За исключением тех, у кого иммунная система ослаблена — им все-таки лучше дополнительно еще раз напомнить. 

Прививки от ковида и гриппа — делать ли их вместе?

— Нужно ли делать прививку от гриппа сейчас? И как быть, если это происходит в одно время с ревакцинацией от ковида? Нужно ли делать перерыв между ними?

— Мы не знаем, будет ли эпидемия гриппа, потому что в 2020 году действительно возникали единичные случаи. Но вирус никуда не делся. Поэтому лучше сделать прививку. Здорово будет, если она не понадобится. 

В эпидемию можно прививаться, но выше риск заразиться до того, как вакцина сработает. И эффективность программы вакцинации будет ниже. 

21 октября Минздрав разрешил делать вместе «Спутник» и вакцину от гриппа. Сейчас можно вакцинироваться ими в один день. Но если вы сегодня вакцинировались от ковида, а завтра решили, что нужна прививка от гриппа — вам могут отказать, попросят прийти через месяц.

В этом нет смысла с точки зрения эффективности и безопасности вакцинации. Просто в России так исторически сложилось. 

Интервал в месяц, если вакцины не были введены в один день, нужен только для живых вакцин. Иначе снижается эффективность второй введенной по счету вакцины. 

Между неживыми вакцинами, к которым относятся гриппозные, которые есть в России, и вакцины от ковида, не нужен какой-то интервал. Потому что их эффективность не снижается от этого, иммунная система совершенно спокойно может разобраться и с тем, и с другим. И на безопасность это никак не влияет. Только есть вероятность того, что совпадут симптомы и мы не будем знать, на что реакция. А так — какая разница, на какую прививку поднялась температура, если сбивать ее все равно одним и тем же? 

Важно понимать, что в любой момент можно заразиться и тем, и другим. Прививка действует не сразу. Нужно отличать реакцию на вакцину от симптомов болезни. 

Ковид вызывает искажения в ощущениях вкуса и запахов, обоняния. Может быть боль в горле, насморк. Это симптомы инфекционного процесса. Вакцина этого не дает. Но после нее может подняться температура, иногда возникает потеря аппетита, усталость, сонливость, высокая утомляемость. То есть организм думает, что он болеет. Но на самом деле симптомов болезни нет, только гриппоподобный синдром. 

Аналогично с вакциной от гриппа — может быть температура, боль в месте инъекции. Но никогда не будет кашля.

Поэтому если вы вдруг начали сильно кашлять после прививки — это не реакция на вакцину, а, скорее всего, какое-то заражение. Может быть, аллергия на что-нибудь. 

Реакция на неживые вакцины возникает в первые несколько дней. То есть пик в первые сутки. На векторные вакцины, к которым относится «Спутник», — примерно через восемь-десять часов после инъекции. Достаточно резко начинается озноб, у молодых чаще, чем у пожилых. Если температура поднялась через две недели, то вспоминать о прививке абсолютно бессмысленно, потому что эти события уже не связаны. 

Какие осложнения вызывает прививка от ковида?

У западных вакцин, например, у «Астра-Зенеки», есть отсроченные небольшие эффекты — тромбозы. Для «Спутника» они не зафиксированы. Даже если мы нашей статистике не доверяем, то, по крайней мере, можем к Аргентине заглянуть, которая качественные отчеты публикует.

— Почему после «Астра-Зенеки» есть тромбозы, а после «Спутника» нет?

— Посадите десять детей, дайте им по кусочку пластилина и попросите слепить кошку. У вас получится десять разных кошек. Примерно то же самое с векторными технологиями. 

Аденовирусы бывают разных типов. И в рамках одного типа могут быть разные конфигурации. Мы не идентичные генетические последовательности встраиваем в векторную вакцину. То есть это не идентичные вакцины, а похожие платформы. Как Hyundai и KIA. 

И поэтому мы не можем сказать, что вакцины вызовут идентичные реакции. Они могут быть похожи в плане сиюминутных, не тяжелых побочных эффектов. Боль в месте инъекции, температура примерно через десять часов. Но какие-то более индивидуальные реакции, связанные с особенностями строения белков в организме человека, будут отличаться. 

В случае с тромбозами после «Астра-Зенеки» — это аутоиммунная атака, у конкретного человека есть в организме белки, которые очень похожи на тот белок, который синтезируется вследствие вакцинации. У этого же пациента при заражении ковидом реакция будет такая же. Только, скорее всего, еще гораздо хуже. Даже при наличии этого достаточно тяжелого побочного эффекта вакцина риск такого события снижает.  

— Вам, я подозреваю, каждый день приходят комментарии из серии: «А вот мой знакомый вакцинировался, и у него что-то ужасное произошло». «Вакцинировался и через неделю умер от сердечного приступа». Что вы на такое отвечаете?

— Я стараюсь подробно объяснить, что есть такое понятие, как фоновая частота событий в популяции. Любых. Как часто люди спотыкаются, проходя по какому-то участку дороги, и как часто у какой-то возрастной группы случаются инфаркты? Мы это все можем посчитать и примерно представляем себе статистику по тем или иным неблагоприятным для здоровья событиям. 

И когда мы говорим о вакцинации — мы что-то меняем в жизни нашей популяции. И сможем проверить — изменилось ли что-то у вакцинированных, в сравнении с теми, кто не был привит? Участились ли случаи вот этих неблагоприятных событий или остались на том же уровне. Или стали, может быть, даже реже. 

По этим данным мы не видим, что вакцина как-то увеличивает вероятность каких-то неблагоприятных событий в популяции. То есть любой пожилой человек может в какой-то момент и получить инфаркт, и умереть от него. 

И если мы вакцинируем всех пожилых, то какой-то процент из них умрет просто после вакцинации, и это будет не связано с ней. 

Тяжело прочувствовать вот этот момент. И фраза «После не значит вследствие» уже многих людей раздражает, потому что кажется: вот, ну очевидно же! Было одно действие, и сразу за ним второе. И очень хочется найти виноватых. Трудно смириться с тем, что какие-то события происходят без какой-то особой причины. 

И мы не с нулем сравниваем риски вакцинации. У нас есть совершенно боевой вирус, который, конечно, не как бешенство — убивает 100%, — но он тоже убивает. Каждый знает какого-то человека, который умер от коронавируса.

— Тысяча человек в день — это как три упавших самолета.

— Да!

— Огромная смертность.

— Настоящий вирус размножается только внутри клетки. То есть он проник в вашу клетку в носу, или в горле, или в легких. Отвлек ее от ее прямых обязанностей. Клетка начала производить копии этого вируса, который из нее, после ее гибели, выходит, и заражает соседние. Поражение легких — это смерть наших клеток, которые во многих органах просто заменяются потом соединительной тканью. Это тот самый фиброз. 

Наносится ущерб организму. Гибнут клетки в большом количестве, нарушаются функции органов, потом — длительный постковид. И все так боятся отсроченных последствий прививки. А отсроченных последствий от ковида — почему-то меньше. 

Да, может быть, это не самая страшная в мире болезнь. Но поскольку ей болеют все, повсеместно, то она уносит гораздо больше жизней, чем туберкулез, ВИЧ и другие инфекторы, которые мы считаем все-таки страшными. 

Что делать? Можно, конечно, достичь коллективного иммунитета естественным путем. Кто был слаб и не справился с вирусом, умрет. Но это какой-то средневековый подход. Когда не было выбора, все болели, кто не справлялся — умирал. А сейчас выбор действительно есть. Мы можем значительно сократить количество этих потерь.

— Раньше часто говорили, когда не прививали детей: «Да где он вообще, этот полиомиелит? Что от него прививаться?» А сейчас даже аргумент про естественный отбор не очень работает. Потому что ковидом болеют не один раз, и ревакцинироваться приходится. 

— Это абсолютно нормальная ситуация — у нас и коклюш не дает такого длительного иммунитета. И паротит, и легкие формы дифтерии. Многие инфекции, перенесенные в раннем детстве, тоже не оставляют за собой пожизненного иммунитета. 

Детей безопасно прививать от ковида?

— Что мы понимаем про вакцинацию детей? Я пока вижу, что, когда предложили в школах ввести экспресс-тестирование, родители начали протестовать…

— Всем кажется, что вакцина разработана слишком быстро, что она может быть опасна. Но именно игнорируется опасность самого вируса. Нет какого-то осознания, что вакцинация, даже самая неизученная — это более хорошая альтернатива такой же новой и плохо изученной болезни. Потому что болезнь, как мы уже обсудили, — это инфекционный процесс с реальным ущербом для организма. А вакцинация — это как бы демо-версия, учебная тревога, тренировка. Поэтому от нее особых рисков ждать не нужно. 

И если взрослый решает за себя сам, то когда ему нужно решать за ребенка — это труднее. Особенно в условиях дефицита информации. Препараты, которые получают дети, испытываются на них же.

Детский нурофен когда-то испытывался на детях. Так с любым лекарством, в том числе с вакцинами.

Это стандартная практика, а не «ужас, эксперименты на детях».

В случае с вакцинами мы действительно не ждем каких-то особенных сюрпризов в этой возрастной группе, но юридически все равно обязаны провести клинические испытания. Насколько я помню, в июне были начаты такие испытания для подростков 12–17 лет. И это, наверное, первая группа, для которой вакцина в России будет одобрена. 

Думала, что к концу осени это должно произойти. Но пока не вижу признаков, что процесс близится к завершению. Особенно при таком уровне сопротивления людей. Хотя в блоге меня постоянно спрашивают: «Когда же вакцинация, у меня ребенку четыре-пять-десять лет. Мы хотим привиться». 

И когда будет одобрена вакцина для детей от 12 до 17 лет, следующая группа будет с 7 до 11 лет. И после того, как для этой группы вакцину одобрят, пройдет еще минимум полгода или больше. И только после этого начнутся исследования вакцины для детей от шести лет и младше. 

Поэтому я не вижу какой-то опасности для детей в связи с вакцинацией. Но риск здесь в совершенно катастрофической эмоциональной нагрузке на родителей, которым ничего не объясняют. В этом прессинге, в условиях дефицита информации родителям будет очень тяжело соглашаться. Особенно если в каком-нибудь родительском чате все отказались. И той маме, которая могла согласиться, будет тяжело пойти против толпы и быть не такой, как все. 

И это социальная проблема, которой пора уделить внимание. Провести вдумчивую разъяснительную работу с людьми. Не заставлять, не давить на чувство вины, нет. Рассказать, как работает вакцина, куда она попадает в организме, что там происходит — чтобы люди не боялись. 

Родители не из злого умысла пытаются оградить своих детей от каких-то лишних, с их точки зрения, процедур. Они из благих побуждений действуют. Но они принимают это решение из-за того, что у них острый дефицит информации. Не все готовы в этом признаться.

— Есть ли у людей в онкологической ремиссии какие-то особенности при вакцинации и ревакцинации?

— У людей с онкологией в ремиссии вообще нет никаких противопоказаний к вакцинации. То есть если они уже сейчас не принимают иммуносупрессивную терапию, восстановились, то для них все вакцины эффективны. И все вакцины безопасны так же, как и для человека в среднем по популяции. И возможно, они для них будут более нужны. С условием, что уже есть какая-то нагрузка на организм, в связи с заболеванием и лечением. 

Если человек недавно проходил какую-то онкотерапию или сейчас находится в процессе, то вакцинация для него будет малоэффективна. 

Но мировая практика такова, что даже во время химиотерапии онкопациентов прививают от гриппа. Точно такая же ситуация с ковидом.

У нас это, к сожалению, нигде не прописано, но минимальная эффективность может иметь решающее значение. И вакцина и от гриппа, и от ковида для таких пациентов не опасна. 

В иммунокопрометированном состоянии потенциально опасны могут быть живые вакцины, которые в организме могут размножаться. Это вакцины от кори, краснухи, паротита, ветряной оспы, полиомиелита, если речь о ребенке. Но не неживые вакцины. 

Онкопациенты в Европе одни из первых получают прививку от ковида, поскольку они входят в группу риска. 

Фото: unsplash.com, pexels.com, freepik.com

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.