Что такое дислексия, можно ли ее диагностировать до школы и как помочь ребенку с чтением, рассказывает Ольга Азова, педагог, директор детского неврологического и реабилитационного центра «Логомед прогноз».

Дислексия не проходит самостоятельно

– Сможет ли ребенок с дислексией нормально учиться в школе?

– Дислексии разные. С некоторыми из них очень непросто, и требуется много времени на их преодоление. Часто дислексия сочетается с нарушениями письма и счета, нередко – это вторичная проблема речевых и когнитивных трудностей, иногда это проблема только нарушения чтения, а в целом ребенок успешен. Нужно обследование, постановка диагноза, помощь разных специалистов – логопеда, нейропсихолога, врача, психолога. Если акценты расставлены правильно и ребенок получает адекватную помощь, занимается с теми специалистами, которые необходимы для решения проблем дислексии, то успех обязательно придет.

– Что такое дислексия? Какие бывают виды?

– Это частичное и специфическое расстройство навыков чтения при сохранении общей способности к обучению, которое выражается в стойких ошибках, нарушении скорости и способа чтения.

Дислексия не проходит самостоятельно. Подходы к трактовке нарушений при дислексии в отечественной и зарубежной науке разнятся. Во многих странах «дислексия» – это единый термин для всех проблем с письменной речью: и в чтении, и в письме, и при овладении орфографией и арифметикой, а также проблемы, связанные с моторными нарушениями и поддержанием внимания.

Ольга Азова. Фото: Анна Данилова

В российской науке для обозначения каждой нозологии есть отдельные диагнозы с приставкой дис- (частичное нарушение): дислексия, дисграфия, дизорфография, дискалькулия, диспраксия и СДВ(Г), соответственно. Также при полном отсутствии функции есть диагнозы с приставкой а- (отсутствие), по аналогии: алексия, аграфия, апраксия, акалькулия.

И еще одно различие в отечественных и зарубежных системах – приоритеты к подходам изучения проблемы дислексии (фонологический и зрительный). Все больше убеждаюсь в важности и правильности отечественного подхода в трактовке механизмов дислексии. Говоря о диагнозе dyslexia, отечественная школа логопедии очень последовательно описывает механизм нарушений в рамках и речевого, и оптического дефицита, на Западе обе концепции представлены равноценно, но, по сравнению с отечественными исследованиями, теория зрительной дефицитарности развита значительно сильнее.

В отечественной логопедии накоплен теоретический и практический материал, о дислексии говорят следующие особенности чтения у ребенка:

– фонематические проблемы, связанные с трудностями распознавания фонем, даже в сильных позициях ребенок читает слово неправильно («шалко» вместо «жалко»);

– аналитико-синтетические проблемы, когда ребенок допускает искажения звуко-слоговой структуры слова («анулицу» вместо «на улицу») или не овладевает принципами слогослияния (вообще не может прочесть слово из нескольких слогов);

– оптические проблемы, которые проявляются в трудностях усвоения образов букв, их элементов и в целом с оптико-пространственными нарушениями и особенностями зрительного гнозиса (ребенок не ориентируется на листе, не видит строчки и клеточки);

– мнестические нарушения, которые проявляются в невозможности запоминания буквы;

– аграмматические проблемы характерны для тех детей, которые уже усвоили навык чтения, но во время «беглого» чтения допускают ошибки. Либо это один из признаков «угадывающего» чтения, когда ребенок прочитывает начало слова, а потом «подставляет» неправильное окончание;

– при семантической дислексии наблюдаются разные механизмы нарушения:

  • неправильный тип обучения чтению – побуквенное чтение «бухштабирование» (когда ребенок вместо слова читает перечень отдельных букв: Б, А, Б, А),
  • бедный лексикон,
  • плохой уровень овладения грамматикой (отдельно «ручку» и «карандаш» ребенок знает, а, прочитав задание «покажи карандашом книгу, а рукой – папку», не может выполнить);
  • а также смешанные формы, когда нарушения технической и смысловой стороны чтения встречаются в сочетанном варианте – особенности кратковременного зрительного запоминания и речевого развития приводят к независимому сочетанию нарушений технической и смысловой стороны чтения («пекук» вместо «бегут»).

Еще раз сделаю акцент, потому что считаю это важным для понимания проблемы дислексии: в России дислексия считается следствием дефицита речевой обработки информации. Особое внимание в развитии речи ребенка отводится установлению связей между слышимой и самостоятельно произносимой речью. У большинства нормотипичных детей устная речь полностью формируется к началу обучения чтению или в первый год обучения в школе и составляет основу для формирования этого навыка.

Получается, что в русском языке чтение многих слов основано на установлении звукобуквенных отношений и связано с фонетическим (фонематическим) принципом письма, следовательно, основной метод обучения грамоте звуко-буквенный (аналитико-синтетический).

На Западе ведущую роль в процессах декодирования графической информации выполняет традиционный принцип, предполагающий большую нагрузку на анализ зрительной информации и зрительную память. Там обучение грамоте базируется не на звуко-буквенном, а на синтетическом методе «целых слов», или «look and say».

В приведенных работах детей много слов, которые не требуют применения правила, но в них отмечаются пропуски, вставки букв, слогов, зеркальное написание букв, раздельное написание слов, замены букв – то есть ошибки, связанные и с фонологическим, и со зрительным дефицитом. Во время чтения текста из учебника дети могут допустить подобного рода ошибки. И, хотя психологическая база чтения и письма различны, но механизм отчасти можно понять, провести некие параллели.

До дислексии надо «дорасти»

– Дислексию могут поставить только школьнику?

– Да, только школьнику или взрослому человеку. До дислексии нужно «дорасти», в том смысле, что есть начальный период обучения чтению, когда ребенок имеет право читать в медленном темпе и допускать ошибки. Когда ребенок только учится навыку, он имеет право спотыкаться и это не патологическая проблема. Например, учителю, который только выпустил четвертый класс, нужно сменить тактику, перестроиться на обучение первоклашек – они имеют законное право на обучение навыку. Любой навык, в том числе и чтение, сначала осуществляется в медленном темпе, с повторами и ошибками.

У дошкольника и вовсе ведущая деятельность игровая, а не учебная.

– Как дислексия мешает учебе и как прогрессирует? Что влияет на утяжеление ситуации, какие факторы? 

– По сути, дислексия мешает всему учебному процессу. Она проявляется, как только ребенку предлагают что-то читать, а это необходимо делать практически на всех предметах. Процесс не прогрессирует, но самостоятельно и не автоматизируется, а доставляет столько проблем, что ребенок может потерять всякий интерес к учебе как таковой. Чтение становится ненавистным процессом, урок литературы – мука.

Факторы, утяжеляющие ситуацию при дислексии:

1. Слабые языковые навыки и речевые проблемы: позднее (реже раннее) начало собственной речи; свойственны яркие обороты речи; недостатки в фонетике; трудности с тем, чтобы передать мысли словами; заикание.

2. Проблемы с усвоением навыков письма: трудности в написании слов; разворот (зеркальное написание) букв и цифр; большое количество ошибок при списывании и написании под диктовку; плохой почерк; в письменных работах много исправлений; сочетано с дисграфией и дизорфографией.

3. Слабые математические навыки: трудности в учебе; сложности с оценкой времени; может быть выполнение арифметических действий, но не умение записать или прочитать их; проблемы с алгеброй или высшей математикой, но может также и быть успешным по предмету; плохая память для последовательностей.

4. Психологические трудности и проблемы: низкая успеваемость; недостаточная сформированность зрительной памяти; низкая скорость выполнения заданий и неумение уложиться в отведенный для выполнения задания срок; эмоциональная нестабильность – излишняя эмоциональность или раздражительность; трудности концентрации внимания, в том числе и на одной деятельности; проблемное переключение на разные виды деятельности; потеря интереса, неуверенность в себе; высокий уровень тревожности и страх ошибки, может оцениваться как ленивый школьник; плохо сдает тесты, несмотря на высокий IQ.

5. Моторные и психомоторные трудности: может обладать плохим почерком; расстройства пространственной ориентировки, зрительно-моторной координации, неуклюжесть, неловкость, нарушения межполушарного взаимодействия; нарушение координации движений и связанное с этим усвоение знаний – нарушение усвоения схемы тела, путает «право»-«лево» и «над»-«под»; отстает в командных видах спорта, имеет трудности с моторно-ориентированными задачами, учится лучше через практический опыт.

6. Неврологические проблемы: нередко головокружение, головная боль, боль в желудке; поведение может быть беспорядочным или разрушительным; недержание мочи даже за пределами соответствующего возраста; резкое увеличение трудностей под давлением времени и стресса.

7. Проблемы со зрением: жалобы на проблемы со зрением, которые не выявляются в ходе стандартных осмотров; может быть нарушение восприятия глубины; недостатки периферического зрения.

Перечисленные факторы могут быть сочетанными и изолированными, свойственными только дислексии.

Иногда создается впечатление, что умения «зависят от настроения» и меняются изо дня в день. Ребенок с дислексией легко может прочитать и написать какое-нибудь слово сегодня, и так же легко не сделать этого завтра. Также детям с дислексией свойственна вариативность ошибок: одно и то же слово может прочесть и верно, и неверно, а ошибочное прочтение с каждой попыткой выглядит по-новому: «кАпать – копАть – катать – гадать». Многие дети пытаются обойти трудности чтения путем угадывания слов, опираясь при этом на начальную часть слова или сходство звучания, а не на контекст.

Как родителям понять, что у ребенка дислексия? Обозначьте, пожалуйста, явные факторы, которые говорят об этом.

– Процесс чтения превращается для ребенка в страдание, испытание, страх. Ребенок никак не понимает принцип слогослияния, не может научиться читать, не хочет читать, плачет, читает медленно, и скорость со временем не увеличивается, при чтении много ошибок (читает как будто из середины слова, читает зеркально, пропускает и заменяет буквы).

Основные факторы:

  • «механическое чтение» – непонимание читаемого текста в целом и отдельных предложений;
  • читает только короткие знакомые слова;
  • медленное слоговое чтение;
  • допускает большое количество ошибок (замена гласных, замены согласных, близких по слухо-произносительным признакам, добавление гласных, перестановка звуков, пропуск звуков, слов, словосочетаний), а также, но реже, например, чем у англоязычных детей, «зеркальные» ошибки, инверсии;
  • при чтении перерывы в озвучивании текста;
  • трудности с пониманием текста или отдельных его участков;
  • неспособность пересказать прочитанное;
  • пропускает при чтении слова, не обращая внимания на бессмысленность прочитанного.

Дополнительные факторы и дефициты – не всегда являются признаками заболевания. Если сойдутся несколько пунктов из списка, стоит обратиться к специалистам:

  • часто потирает глаза;
  • чтение под неестественным углом зрения;
  • приближение книги к глазам при чтении (при отсутствии нарушения зрения);
  • чтение одним глазом или закрытие глаз по очереди (при чтении пытается повернуть голову так, чтобы читать одним глазом);
  • жалобы на усталость;
  • головная боль;
  • нежелание выполнять домашнее задание, связанное с чтением;
  • особенности функционирования внимания, памяти, рассеянность, невнимательность, неорганизован, есть сложности с восприятием времени;
  • с трудом заучивает простейшие детские стишки (при этом у него нет проблем с памятью), с трудом распознает рифмы;
  • проблемы с оценкой письменной информации, образами, не связанными со зрительными впечатлениями;
  • незначительные или хорошо заметные нарушения координации в пространстве, замедленные или неуклюжие движения;
  • трудности с освоением орфографии и каллиграфии.

Если учитель считает, что проблемы нет

Как разговаривать с учителем об этой проблеме? Учителей может пугать это слово – дислексия? Как вырабатывать общую стратегию помощи ребенку?

– Если дислексия не сочетается с вторичными нарушениями (умственная отсталость, задержка психо-речевого развития), то учителя ничего не должно пугать. Такой ребенок вполне, кроме чтения, может быть успешен по всем предметам.

Если есть сочетание с другими первичными проблемами, тогда нужно привлекать специалистов по решению базовых проблем.

Всем остальным детям с дислексией создавать особые условия обучения, умение подключить сохранные анализаторы (больше заданий устно, там, где ребенок успешен).

Учителям нужно привлекать родителей в союзники, а родителям – учителей, дать правильную аргументацию, что это не учитель виноват, что не научил ребенка навыку чтения, что нужно определиться с диагнозом (если это так), а потом организовывать помощь в жизни.

Активно наступает время инклюзии – все должны жить среди всех. Если у детей есть особые потребности и дефициты, то при этом должна оказываться профессиональная помощь.

Если учитель оказывается против и считает проблему или ужасной, или «не проблемой» – как тут быть?

– В любом случае это особенный ребенок, мы как-то должны подстраиваться под него, в то же время дислексия – это не индульгенция для того, чтобы ничего не делать.

Учителю нужно, с одной стороны, помогать, потому что работа по коррекции – это не компетенция учителя. Ребенку понадобятся дополнительные занятия с логопедом, с нейропсихологом, возможно консультирование с врачами – неврологом, офтальмологом и другими.

А если учитель не хочет принимать ребенка из-за субъективных факторов – это конфликтная ситуация. Тут нужно просвещать учителя. Если образовался конфликт, то на помощь должны приходить психологи, доброжелательный административный ресурс.

Вот простые рекомендации, даже их соблюдение поможет ребенку с дислексией:

  • не заставлять читать вслух перед классом;
  •  не принуждать писать диктанты в обстановке стресса;
  •  задания давать не в письменном виде, а устно;
  • как можно больше использовать в обучении аудиоматериалов и других внешних опор;
  • использовать безотметочное обучение;
  • в основу оценивания класть возможности ребенка, а не нормативы.

Фото: Jallinson01 / Wikimedia commons

Вот советы учителю, у которого учится такой ученик:

  • использовать принцип преемственности между коррекционными педагогами и учителем;
  • организовать специальные консультации для специалистов и учителей, посвященные проблемам детей с дислексией;
  • дети с дислексией должны учиться и развиваться среди сверстников, их нельзя отлучать от класса, но они нуждаются в дополнительных занятиях с педагогами;
  • результат достигается за счет кропотливой работы, в том числе дополнительной (этот пункт касается и родителей в том числе).

Но какие бы мы рекомендации ни давали, нужно помнить, что все дети подойдут к сдаче единого экзамена. Перед ним, получается, все равны. И тогда все-таки нужно помнить, что не все. Нужны новые законы по различным формам проведения аттестации. Кто-то из детей с дислексией в соответствии со своими особенностями не может сдавать экзамен в тестовой форме, потому что у него проблемы с восприятием печатного текста. Иными словами, у наших детей должна быть возможность выбора формы сдачи выпускного экзамена: письменно, устно, в форме тестирования и т.д.

Может, он просто гений?

– Может быть, наоборот, дислексия – это признак гения?

Давайте подумаем о том, как любая дефицитарность соотносится с гениальностью? Да, так бывает: одна функция компенсируется (замещается или уравновешивается) за счет другой. Примеров этому много – гениальные незрячие музыканты, художники с аутизмом, подмечающие огромное количество мелких деталей, с особенным восприятием мира. С этой точки зрения можно смотреть на проблему, но это будут отдельные истории небольшого числа людей.

Если у человека особая способность или талант, то это так и называется – гениальность, а не аутизм или дислексия.

В принципе и простые расчеты нас могут убедить в обратном. Статистика по дислексии – 15% населения. Гениев, которые признаны и реализованы, – 1:10000, то есть сто гениев на миллиард, а всего на 7,6 миллиарда жителей Земли – 760 гениев. 15% от 7,6 млрд – это один миллиард и сто тысяч гениев. Получается, процент гениев и дислексиков далеко не равен, людей с дислексией в два раза больше.

Кто-то из людей с дислексией вполне может быть гением, а у кого-то будет дислексия развития, осложненная умственной отсталостью, ЗПР или недоразвитием речи. Вообще эти рассуждения не совсем корректны – есть нереализованные (неизвестные) гении и не диагностированные люди с дислексией. Все утверждения о прямом равенстве дислексии и гениальности – ненаучны, в них нет ни статистической константы, ни доказательной базы.

Мне нравятся слова Томаса Эдисона, у которого были проблемы с обучением, некоторые источники утверждают, что они сопровождались синдромом дефицита внимания, дислексией и проблемами со слухом, он говорил, что «гений – это один процент таланта и девяносто девять процентов труда».

– В каком возрасте проблема может быть преодолена?

Смотря какая причина. Физиологические проблемы, которые лежат в основе некоторых форм дислексии, могут корректироваться только отчасти и сохраняться на долгие годы, при этом человек может быть успешен и в жизни, и в работе. И тем не менее от нескольких взрослых людей с дислексией я слышала о том, что они приспособились. Вот один человек на руководящей должности рассказывал, что у него есть хорошая секретарь – ей он и перепоручает читать и отвечать на письма. Если нужен конкретный ответ от него, то он его надиктовывает.

Фонологические проблемы – это огромное количество дислексических ошибок, которые вполне можно преодолеть в начальной школе. Не успели – значит, в средней.

Функция речи (письма) формируется самой последней из всех высших психических функций и базируется на многих других, именно поэтому можно заниматься коррекцией (поддержанием) даже на протяжении всей жизни.

Накоплен большой опыт работы, который помогает прилично справляться с проблемой.

– Поможет ли скорочтение, чтобы увеличить темп чтения?

– Есть скорочтение и отдельно просмотр текста – чтение по диагонали.

Чтение по диагонали – это не вполне чтение. Процесс чтения реализуется в два этапа – навык и понимание. Если осуществляется только «просмотр текста», то значительно снижается понимание содержания и, конечно же, пропадает сам смысл чтения художественной литературы. Как можно читать, например, Владимира Набокова по диагонали?

Так вот, если скорочтение используется именно для улучшения скорости и темпа чтения, то – да, можно использовать, по сути, в коррекционных целях.  

– Гиперлексия имеет отношение к дислексии?

– В буквальном смысле нет. «Гиперлексия» отмечается у детей с расстройством аутистического спектра – когда дети читают механически, не особо понимая смысл прочитанного. Дети с гиперлексией и РАС, например, по титрам могут выучить иностранный язык или запомнить и воспроизвести большой объем информации не по возрасту, но смысла ее не понимают.

При гиперлексии у детей с РАС нужно упор делать на коррекцию самого расстройства аутистического спектра.

Ребенок из-за дислексии испытывает проблемы в школе, которая и так часто – стресс, то есть стресс увеличивается. Как грамотно помочь ребенку и как родителям справиться? 

– Конечно, про стресс в школе всегда нужно говорить отдельно.

Груз ответственности родителя ребенка с дислексией тяжелее. Времени для того, чтобы успеть выполнить домашнее задание, нужно больше.

Ребенок с дислексией просто не в состоянии читать быстро, без ошибок и вслух при всем классе. У детей часто «пляшут» строчки, меняются местами буквы, теряется смысл повествования, забывается правильное написание букв, и подобных проблем десятки. Из-за этого они читают медленно и с ошибками, если вообще могут приступить к процессу чтения. К концу урока ребенок настолько измучен, что вообще не может ни читать, ни писать, ни отвечать устно.

Учителя удивляются, что дети с подобными проблемами не могут приступить к чтению, у них появляются симптомы психосоматики, чем ближе к концу читаемого отрывка, тем ошибок и пауз становится недопустимо много. В то, что это не прихоть и нерадивость ученика, учителя могут поверить только после того, как появляются результаты коррекции, и когда навык чтения начинает соответствовать возрасту – иногда на это уходит несколько лет.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: