Действительно ли отношение к женщине в последние годы сильно улучшилось, выгоден ли феминизм мужчинам, как меняются стандарты и почему сами женщины иногда - против равноправия? О роли современной женщины в обществе и в семье мы поговорили с клиническим психологом, писателем и автором книги «Тело, еда, секс и тревога» Юлией Лапиной.

– Создается впечатление, что сейчас общество относится к женщине лучше, чем когда-либо. Уже стыдно говорить женщине о тотальной покорности мужу или внушать идею о том, что ее предназначение – рожать. Ситуация действительно изменилась или проблемы остаются прежними?

– Это впечатление основано на том, что большинство людей мегаполиса живут очень изолированно, они редко знают в лицо своих соседей, для них мир во многом состоит из интернета и социальных сетей. Причем каждая социальная сеть имеет свою особенность: например, Facebook очень сильно отличается по наполнению от «Одноклассников». Мне кажется, сегодня в России ярко как никогда выражено не только имущественное расслоение, но и расслоение менталитетов. Если раньше все люди жили примерно в одной культурной среде, смотрели одни и те же мультфильмы, читали одни и те же журналы, имели примерно одинаковый уровень достатка (не считая «небожителей» – закрытой элитарной прослойки), то сейчас мы видим совершенно иную картину.

Люди сами формируют себе информационную ленту, могут вообще не смотреть телевизор, разбиваются на сообщества по интересам и, несмотря на существующие госстандарты, имеют возможность выбрать разные программы или форму обучения для своих детей.

То, как живут определенные интеллектуальные сообщества больших городов, очень сильно отличается от того, как живут люди в провинции, где люди гораздо больше подвержены влиянию телевидения и у них гораздо меньше выбора. Стереотипы о том, какой должна быть женщина и какова ее роль в семье и в обществе, там все еще невероятно сильны.

Юлия Лапина

Житель большого города может сегодня арендовать квартиру в одном районе, завтра – в другом, он не так сильно зависит от мнения окружающих. Финансовый статус, знание иностранных языков, возможность путешествовать по миру и доступ к соцсетям также определяют менталитет, образ мышления человека и степень его независимости. Наплевать на чужое мнение иногда не психологически, а технически невозможно – в небольшом городе, предъявляя обществу протест, легко оказаться без работы, поддержки или вообще «попасть под раздачу».

Такое разнообразие менталитетов – нечто новое для нас, и недаром так активно обсуждаются «скрепы», то есть хоть что-то, что бы объединило огромную и такую разную на всех уровнях страну. Людей тревожит разномыслие.

– При этом недавно был скандал с рекламой про мужское лицо. И многие ликовали: «Вот он, звериный оскал феминизма».

– Мы очень много живем в соцсетях, и тот «хайп», который там поднимается, очень далек от жизни вне соцсетей. Мне кажется, что этот конкретный пример хорошо показывает разрыв между закрытыми группами и их специфическим юмором и остальным населением. В конце концов суть скандала в том, чтобы быть скандалом, а успех рекламы – в цитируемости и кликах. Тем более в сегодняшнюю информационную эпоху новости живут недолго. Через неделю о ней все забудут. Может быть, она останется в виде мемов, но даже мемы не вечны.

Такие кампании не имеют отношения к феминизму как к политическому движению, это – часть правил игры рекламной среды. Дело не в «зверином оскале феминизма». Подобную рекламу надо рассматривать как медиаэксперимент. Событие, которое родилось, развивалось и вылилось в такой «хайп» – это история про социальные медиа, а не про феминизм.

Ущемляет ли это мужчину

– Феминизм выгоден мужчинам? Или женщина будущего, которая в теории имеет равные права с мужчиной, каким-то образом мужчину ущемляет?

– Феминизм, как минимум, неизбежен, если говорить о современной европейской экономической модели развития общества. Помните, сколь скандальным был образ Катерины в «Москва слезам не верит» – женщина сама за рулем! Однако сегодня это вряд ли кого-то удивит, несмотря на атавизм в виде шуток про «бабу за рулем».

Фото: unsplash

Женщина, которая становится самостоятельной социальной и экономической единицей, имеет накопления, ходит на психотерапию, работает над избавлением от деструктивных паттернов, осознает свои прошлые отношения (которые могли быть с «настоящим мужчиной», но обернулись эмоциональной отстраненностью и насилием) – такая женщина начинает задавать себе вопросы.

Зачем мне брак, в котором только я эмоционально обслуживаю мужчину?

Зачем мне брак, в котором я обслуживаю человека на бытовом уровне?

Зачем мне брак, в котором вся забота о ребенке на мне?

Что я получаю в этих отношениях?

Ущемляет ли мужчин честность, которая приходит с ответами на эти вопросы? Наверное, в первую очередь важно, как мужчина сам отвечает себе на вопрос «зачем мне отношения».

Настоящая финансовая и психологическая свобода женщины ставит перед ней совершенно новые вопросы, которые для ее родителей просто не существовали.

Люди любят вспоминать про крепкие браки прошлого, которые длились 30-40 лет, но забывают, что эти браки, вероятно, тоже переживали периоды охлаждения отношений, жестокого обращения с детьми, измен, скандалов… Просто принято было держаться за эту форму отношений, потому что ее разрушение влекло за собой определенные последствия – «разведенка» было почти ругательным словом. Сегодня многие люди отказываются терпеть форму без содержания. Это дает больше честности в отношениях между людьми, ставит новые вопросы перед мужчинами и перед женщинами. Однако именно честность может принести настоящую удовлетворенность от жизни и отношений.

– Российские женщины готовы к равноправию? Почему так часто встречаются комментарии именно женщин: «Я за мужчин! Я против равноправия! Ничего не хочу решать, я маленький котик и хочу платье».

– Быть «котиком» и «сидеть на ручках» у ответственного взрослого люди хотят на самом деле независимо от пола, потому что жизнь и ответственность – штуки трудные. Ведь правда, где-то в глубине есть фантазия о том, чтобы «жить и ничего не делать», ждать, что кто-то другой будет обеспечивать твою жизнь. В реальном мире встает вопрос: какую цену ты готов за это заплатить?

Попробую объяснить.

Недавно одна известная модель говорила о том, «что должна делать настоящая женщина», и если внимательно вслушаться, это звучало как рассуждение о профессии. Сама девушка вкладывает деньги во внешность, в собственную сексуальность, и получает определенные доходы, если не от мужа, то от своего работодателя за эти инвестиции. Ее работа – быть «красивой», делать «красивые» фотографии в соцсети. Сама по себе такая работа – не проблема. Проблемой становится культ красоты. Для сравнения – это как если бы всех заставляли заниматься квантовой физикой. И если бы кто-то ей не занимался, то стал бы ущербным изгоем.

Если женщина получает плату за то, что она соответствует культурному стереотипу красоты – это ее инвестиционный выбор, на который она, несомненно, имеет право. Например, переводчик-синхронист вкладывает деньги в поездки по миру, в курсы английского языка, в репетиторов. Проблемы начинаются там, где возможность превращается в обязанность.

Что делать, если ты – девочка-воин

– Для чего с детства нам диктуют такие стандарты поведения – «женщина должна быть нежной и мягкой», «мальчики никогда не плачут»?

– «Мальчики не плачут» – это требования к внешним проявлениям в рамках жесткого бинарного подхода. В переводе это значит – «у тебя есть эмоции, но ты не должен их проявлять». Твое поведение и способ совладания с эмоциями (в данном случае – подавление) подчеркивает твою принадлежность к определенной группе, как форма полицейского подчеркивает его принадлежность к профессии. Принадлежность к группе «мужчины» или группе «женщины» дает определенные плюсы и минусы. Чтобы существовало четкое разграничение общества, появляются требования не только к внешности, но и к поведению. Ведь наличие ролей упрощает функционирование общества.

Мы нередко сегодня слышим как критику традиционных обществ, так и их восхваление.

Если ты живешь в традиционном обществе, у тебя все предопределено, но зато нет невроза выбора. Если ты родился мужчиной, ты должен демонстрировать определенное поведение.

Нет никаких метаний и проблем, как себя вести в той или иной ситуации. Все решено задолго до тебя, твоя задача – вписаться в рамки.

Диснеевская мультипликация уже 20 лет, если присмотреться повнимательнее, осмысливает проблему: что делать, если та роль, которую тебе приготовило традиционное общество, совершенно тебе не подходит? Если ты – девочка-воин, или наоборот, высокочувствительный мальчик, как тебе вписаться в ту роль, которую общество предназначило?

Размывание ролей – это попытка предотвратить драмы, которые случаются с людьми, не вписывающимися в эти роли.

– Как меняется сознание современной женщины? Ее ощущение собственной социальной роли, роли в семье?

– Феминизм в России идет своим путем. Он очень сильно привязан к нашей истории, к тому, что мы не знаем, как быть: копировать Запад, где ростки равноправия появились совершенно на другой почве, или оставаться в традициях, которые не приспособлены к современному миру. Мне кажется, важен открытый диалог, переосмысление. Не надо бояться споров, которые мы видим в соцсетях. Долгое отсутствие гласности привело к отсутствию культуры спора, мы боимся споров. Но замалчивание проблем – гораздо большее зло, чем любой активный диалог.

Расширение «Я могу»

– Каким должно стать здоровое общество по отношению к женщине? Что должно измениться?

– Здоровое отношение к женщине – это просто здоровое отношение к любому человеку вне зависимости от его пола, расы, внешности, возраста, вероисповедания и т.п. Это – гарантия прав и свобод на всех уровнях.

Феминизм – в первую очередь политическое движение. Что это значит на практике? Это значит, что набирается критическая масса людей, которые готовы менять систему через демократические механизмы в первую очередь на политическом уровне, по крайней мере там, где это работает. Ведь если критическая масса накапливается, а демократических механизмов нет, то эта энергия превращается в горячие и часто бесплодные споры в соцсетях, с оскорблениями и хейтерством.

Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

Как работают политические механизмы? Например, это принятие законов о декретных отпусках для отцов и снятие запретов для женщин с некоторых профессий.

Например, сколько бы ни говорили о «легких деньгах» секс-работниц, статистика неумолима – бедность и психическое неблагополучие (зависимые отношения, алкогольная и наркотическая зависимость, посттравматическое расстройство и т.д.) работниц – основные столпы, на которых держится «бизнес».

И как следствие политики – экономическое положение граждан. Термином, который ввел писатель Игорь Ефимов, скажу, что у женщины появляется «расширение своего “Я могу!”».

Как только ты чувствуешь, что можешь больше, ты начинаешь задавать себе совсем другие вопросы и ощущать совсем другие возможности.

Мать-одиночка, которой важно социальное пособие, которая вынуждена брать микрозаймы для оплаты долгов за квартиру, имеет совершенно другое мироощущение и весьма крошечное «я могу». Она уязвима, она невероятно устала, а мужчина и брак, в патриархальном его понимании, могут казаться ей спасением. Быть может, да, а быть может, это станет еще одной проблемой, но часто не до рефлексий, когда ты ежедневно на грани выживания.

Очень бы хотелось, чтобы борьба за расширение «я могу» стала объединяющим фактором, а не поводом для новых конфликтов и взаимной ненависти. Но культура дискуссий – это отдельная тема.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: