Ненавижу
Фото: freepik.com
Фото: freepik.com
Подросток комплексует из-за фигуры и слышит: «Ты в тетю Валю, она тоже полненькая, ну что ж поделать». Хочет покрасить волосы в зеленый цвет, а дома запрещают и говорят, что внешность — не главное. Какие ошибки допускают родители, когда подросток учится строить отношения со своим телом, объясняет клинический психолог Александра Меньшикова.

«А давай еще и операцию на носу» 

— Почему подростки придираются к своей внешности, часами рассматривают крошечный прыщик и переживают, что все не так и надо срочно переделать?

— В подростковом возрасте все себе не нравятся. Прыщ будет казаться огромным, потому что ты воспринимаешь себя искаженно: идет гормональная, физиологическая перестройка, в своем теле становится неудобно, чувствуешь себя неуклюжим. Такие изменения невозможно игнорировать — тем более, когда их замечают все вокруг.

К тому же возникает интерес к противоположному полу, каждый хочет быть привлекательным. Кто-то не обратил внимания, отказался встречаться — подросток будет винить свое «неидеальное» тело: «Почему он со мной не общается? Потому что я некрасивая». 

— Как складывается образ тела? 

— Окончательно он сложится, когда сформируется само тело. У подростков оно меняется, а вместе с ним и образ — набор представлений и ощущений о том, насколько человеку в этом теле комфортно. 

Если ребенку не нравится свой нос, кожа или фигура — это нормально. Еще рано ожидать, что образ будет адекватный, потому что отношения с телом только начинают выстраиваться.

Образ во многом зависит и от того, как относится к телу окружение подростка. Если там поддерживается культ тела, все должны быть какого-то стандарта, если ребенка начинают стыдить («это у тебя не так»), болезненное отношение к своему телу, конечно, закрепится. 

— А родители здесь влияют? Мама, например, каждый день перед зеркалом говорит: «Ужас, как я растолстела». 

— Конечно, и это тоже. Если мама вслух комплексует, то и ребенок невольно будет. Просто мама человек взрослый, а вот на подростке из-за его незрелости непонятно, как эти слова могут отразиться. Поэтому про такие вещи лучше вообще молчать. 

— Какие еще ошибки здесь допускают родители?

— Почему-то родители часто не воспринимают подростка как отдельную личность. Он еще маленький, ничего не понимает, ему надо указывать, что и как делать. Хотя на самом деле это большой вопрос. У многих есть убеждение, что, если они сейчас покритикуют или поругают, подросток сразу исправится. К сожалению, нет.

Он либо будет делать противоположное, либо начнется сильный перекос: «Ах, она хочет, чтобы я похудела? Ну я так похудею, что она еще пожалеет». Родителям здесь важно просто говорить ребенку, что все, что он испытывает, — это временно. Но ни в коем случае не игнорировать: «А? Что у тебя там? Прыщи? Да ерунда». Тогда как, если помочь ребенку подобрать правильный уход, будет больше эффекта: «Ты подрастешь, будешь хорошо ухаживать, и все пройдет».

— Если у подростка действительно есть явные дефекты и он комплексует, как с ним поговорить?

— Конечно, он будет комплексовать. Но, как правило, есть процедуры, которые способны помочь. Если это какая-нибудь большая родинка или бородавка и он ее постоянно ковыряет, проще пойти и удалить, чтобы он чувствовал себя комфортно. Или шрам, допустим. Есть методы, которые могут это исправить. Тогда и сам подросток будет больше доверять родителям: «О-о, меня услышали». Здесь не стоит отмахиваться: «Ой, нашла из-за чего страдать — родинка у нее».

Просто заранее объясняем: «Смотри, вот это мы можем с тобой исправить, а вот это нет». Чтобы потом не было: «А давай еще и пластическую операцию на носу сделаем». Нет, у нас ограниченный круг. «Если твой нос будет тебя раздражать и в 20 лет, тогда подумаем. Сейчас не будем вмешиваться, это точно, потому что у тебя еще не созрел организм». 

«Мама опять не дает мне есть!»

 — Когда у ребенка есть реальные проблемы с весом, кожей, но он сам ничего не делает, чтобы это исправить, как подтолкнуть? Я знаю историю, когда мама водила дочь к диетологу и постоянно напоминала, что ей нельзя столько сладкого или мучного. Дочь это злило: «Мама опять не дает мне есть!» Какой здесь правильный путь?

— В этом возрасте активизируются центры удовольствия, поэтому подростки особенно уязвимы к вредной еде — сладкая газировка, чипсы и прочее. По сути, это стимуляция позитивных ощущений в теле. Если есть предрасположенность к ожирению, точно с ранних лет надо вырабатывать правильные пищевые привычки. В подростковом возрасте мы запоздали.

Но здесь проблема более сложная, тут надо понять, почему девочка без конца ест сладкое. Бывает, что мама такая стройная, а девочка нет, и у них начинается противостояние. Мама при этом может быть гиперконтролирующей, и тогда девочка поступает назло: «Она уже надоела, хоть здесь я буду делать то, что хочу» — и идет специально, тайком на карманные деньги покупает газировку с шаурмой. При этом родители ничего не знают, а вес увеличивается. У меня в практике такие случаи были не раз.

Если мама и папа заметили, что у ребенка проблемы с пищевым поведением, надо начинать с себя, обычно там очень большие проблемы — не в том смысле, что родители плохие, просто они невольно провоцируют такое поведение.

И если мы озадачены питанием подростка, нужно посмотреть, как у нас дома с пищевой рутиной. Есть нормальная еда, чтобы ребенок пришел, а в холодильнике был готов обед? У подростка такая рутина требует волевых усилий, а в этом возрасте их ожидать сложно. Если он один дома сам по себе и еще еды нет («Ну закажи себе что-нибудь»), он купит булку и газировку. Есть те, кто берет себя в руки, но в большинстве случаев нужна поддержка со стороны. 

— Как понять, что дело идет к пищевым расстройствам?

 — Все люди с расстройствами пищевого поведения в семье получали какие-то комментарии на тему фигуры и внешности, либо в семье за столом начинали говорить про диеты, считать лишние калории и контролировать ребенка за едой. С перееданием всегда видно: подросток не может остановиться, иногда ест до рефлюкса.

За столом ничего про это нельзя говорить вообще. Найдите время после, если наблюдаете такую историю на протяжении нескольких недель. Там может быть много деталей. Бывает, что переедание запускается из-за больших перерывов между приемами пищи: не ел с утра, а вечером все сели за стол — и начинается. Или он просто не наелся, не хватило белка. Либо все сидят за столом и включают телевизор, не замечая, сколько съели, либо постоянно торопятся. Мы это отслеживаем, телевизор выключаем, ставим нормальную еду, никуда не спешим, убираем большие перерывы. А уже потом спрашиваем, что происходит.

 «Я заметила, что ты последнее время ешь не одну порцию, а две-три. Мне еды не жалко, но я беспокоюсь, все ли у тебя хорошо. Обычно так делают, когда из-за чего-то переживают. Это может привести к последствиям, поэтому я решила у тебя спросить». Дальше поинтересоваться, может ли он контролировать свое поведение.

Если контакт с родителем хороший, ребенок все сам скажет. Если не хочет, тогда выдерживаем паузу, а потом подходим еще раз: «Смотри, мы с тобой обсуждали эту тему, ничего не меняется. Давай подумаем, что в твоей жизни происходит, из-за чего ты переживаешь». То есть фокус направляем не на еду, а на внутреннее состояние: «Иногда люди, чтобы справиться с плохими эмоциями, начинают очень много есть. Ты как, замечаешь за собой это?» И дальше уже ему можно предложить помощь психолога, например, или просто отвести к врачу и сдать анализы на гормоны. 

— А если подросток, наоборот, ничего не ест?

— Надо насторожиться, если это не просто избирательность, когда «я не буду есть куриные шкурки, потому что я их не люблю», а «я на диете». Причем диета состоит из гречки и кефира. 

Сразу же надо сказать, что так не худеют. А многие родители что делают? «Да, на диету села? Ну наконец-таки ты взялась за ум!» Взрослые иногда на самом деле не знают, как правильно снижать вес, и всерьез начинают делиться рецептами тети Вали, которая ела одни салатные листья и похудела на 20 килограммов.

— Или успокаивают: «Ну да, у нас в роду все такие, что ж теперь», «Ты пошла в тетю Валю, такая же полненькая».

— Может, дать подростку возможность выбрать свой путь? Зачем же его программировать тетей Валей, чтобы он шел по ее стопам? Так она будет его еще больше раздражать. Он придет в школу, и ему все равно кто-нибудь скажет про этот вес, кто-то оценочно посмотрит: «Вот это ты запустил себя!» Если подросток склонен к полноте, особенно важно сдвинуть акцент на правильные пищевые привычки и физическую нагрузку, причем с детства.

 Улучшайзинг

— Девочка насмотрелась на полные губы, тату, проколы и хочет себе так же. Мы не в восторге. Как быть?

— Тут проблема какая — она все равно найдет людей, которые за деньги все сделают. Для родителей это очень сложный момент, не все готовы принимать татуировки и пирсинги.

Но, прежде чем отговаривать, надо не пугать, а послушать, зачем это ей. Она так хочет выделиться? Можно попытаться объяснить, что выделяются за счет своих качеств, талантов, и поторговаться насчет времени: «Давай в 18 лет этим займешься». 

Но здесь важнее сохранить доверительные отношения с ребенком и не скандалить, чтобы он не сделал эту татуировку или прокол в непонятном месте, где ему могут занести инфекцию. Лучше сделать под контролем родителей, тогда у них будет больше возможностей договориться.

— Вот мы запрещали-запрещали, а ребенок без ведома все сделал и в таком виде пришел домой. Наша реакция?

— Родителям нужно помнить, что тело подростка им не принадлежит, они не могут его контролировать. У многих есть ощущение, что это их часть, она должна их слушаться, а тут эта часть посмела сделать татуировку. Конечно, посмела, потому что это отдельный человек. Если дело сделано, самое лучшее — оставить без внимания. Важно показать, что это не какой-то великий поступок, который человека над всеми поднимает.

— Это не обесценивание?

— Обесценивание — это если бы мы говорили, как он плохо, неправильно поступил: «Ты теперь с ней будешь мучиться, тело будет расти, татуировка — растягиваться». Так родитель продолжает контролировать. А здесь мы от контроля отказываемся: «Я не могу нести ответственность за твое тело. Лучше бы ты, конечно, мне сказал, мне было бы приятно, что ты со мной поделился», — а дальше перевести внимание на другие вещи, не мусолить эту тему. 

— Почему эксперименты с внешностью для подростка так важны?

— Эта история немного напоминает животный мир. Идет половое созревание, подростку надо выделяться среди стаи. Конечно, он начинает заниматься улучшайзингом. Кто-то волосы красит, кто-то пирсинги делает. На самом деле это и хорошо. Пусть он переболеет сейчас, чем в 30–40 лет решит наверстать упущенное.

Подростки ищут себя, проверяют свои телесные границы, им хочется в себе что-то менять. Пусть ищут и самовыражаются. Хочешь покрасить волосы — пусть. Хочешь проколоть уши, нос — прокалывай, зарастет.

Потом подростки взрослеют и в районе 20 лет вытаскивают эти пирсинги, волосы приводят в порядок. А если сейчас зеленые волосы или лишняя сережка помогают наладить контакт со своим телом — и ладно. Здесь ведь еще такой момент: подросток воздействует на свое тело, оно его слушается, и ему за счет этого спокойнее.

— А если мы начинаем сравнивать подростка, условно, с дочкой соседки: «Вот Маша отличница и на человека похожа, а ты у меня как бандит»? 

— Все хотят быть индивидуальностями, и такое сравнение вызывает желание еще больше вырядиться, накраситься, чтобы все оборачивались и показывали пальцем: «Если мама так говорит, она меня не любит. Опять она пристала, не принимает меня такой, какая я есть. При чем здесь Маша? Я хочу быть сама собой. Ну иди, возьми себе в дочери Машу, раз она тебе так нравится».

Сравнение подросток воспримет как обесценивание. «Надо быть как Маша» — такой аргумент пролетит мимо.

Ну и это какая-то информация самому родителю, что он где-то передавил, если у него дома растет «бандит», который по-другому себя выразить не может. Значит, где-то мы слишком хотели, чтобы все было идеально.

 «Что это ты так вырядилась?»

 — Девочка в 11–13 лет хочет начать краситься, просит купить косметику, а ей говорят: «Тебе еще рано. В книгу лучше смотри». Как это на нее повлияет?

— Тут вопрос, какую цель преследуют родители. Она ведь живет не в вакууме, а среди людей и видит, что одноклассница Маша красится. А есть еще Света, у нее маникюр. И конечно, ей хочется все это попробовать. Неправильно думать, что косметика и броская одежда портят нравственность. Ребенок делает это, чтобы прощупать свои границы. 

Стоит показать разные примеры макияжа и выбора одежды, сделать акцент на уместность: «Если ты наносишь яркий макияж, жди, что к тебе может быть повышенное внимание. Сможешь ты с этим справиться?» Обычно многих это удивляет. «Ты так накрасилась, что ты хочешь этим сказать?» Проблема не в одежде и макияже, а в послании, внешний вид — это язык, и надо это прояснить. «Учитывай особенности общества, у него будут такие реакции. Готова ты будешь их принимать?» 

Подросток замыкается, комплексует из-за фигуры, «некрасивого» лица и «прячется»: отрастил челку, носит безразмерную одежду. Как помочь, чтобы не навредить? Какой тут эффект дадут фразы «это некрасиво», «сними, тебе это не идет»?

— Первый сценарий — не трогать. Хочешь ты эту челку — носи. Хочешь балахон — пожалуйста. Можно спросить: «Почему ты так одеваешься? Эта челка, зачем она тебе?» У подростков ощущение, что они наденут балахон, отрастят челку и будут незаметными. Но так они еще больше на себя обращают внимание, это факт: «Если ты хочешь быть незаметным, нужно быть как все». Можно поговорить на тему, почему он себе не нравится, и дать понять, что в этом возрасте у всех такие ощущения.

Помогает подход: «О’кей, хочешь стать красивой, пойдем сделаем маникюр, стрижку, купим новую одежду». Это будет лучше, чем просто игнорировать. Самое главное, чего точно не надо делать, — акцент на внешность: «Что это ты так вырядилась? У тебя попа в этом наряде большая». Люди очень заточены на критику. Эта несчастная девочка наверняка от одноклассников наполучала комментариев, а еще и родителям со своего взрослого опыта хочется ей посоветовать. Если что-то не нравится, просто молчите.

И еще важно отмечать достоинства подростка… Хотя это тоже может вызвать сопротивление. У подростков двойные стандарты: с одной стороны, они хотят, чтобы родитель сказал что-то приятное, с другой — кричат: «Нет! Не надо, это неправда». Но в любом случае лучше говорить про приятные особенности, чтобы параллельно у подростка формировался образ себя еще и как личности.

— Как привить хороший вкус, если в этом возрасте сложно что-то советовать?

— Это не в подростковом возрасте надо начинать: «Ой! Нам уже 13 лет, пора». Подростки будут во многом смотреть на родителей. Если родители учат, что надо одеваться красиво, а сами ходят дома в дырявых трениках или протертых носках, получается нестыковка.

Бывает, что родителям не доверяют. Тогда, если есть возможность, можно обратиться к стилисту и объяснить, что это целое искусство и не каждый умеет одеваться хорошо. Либо просто вместе пойти в магазин.

А чаще всего как у нас получается? «А-а-а, что это ты напялила на себя? Ужас». И все. Родители хотят, чтобы все было быстро и просто. Сказал — и сразу наладилось. Но такие вмешательства требуют времени. Не каждый сможет себе позволить на выходных пойти по магазинам, если всю неделю работал, а дома еще ждут бытовые дела. Тогда можно хотя бы дашь на дашь: «Я готова помочь и сходить с тобой в магазин, поэтому помоги мне помыть посуду, чтобы у меня осталось больше времени на тебя».

— Если ребенок переживает из-за внешности, а мы ему: «Да это же вообще не главное! Надо человеком хорошим вырасти!»

— Подросток слышит: «Ага, надо забить на свою внешность и, как родители говорят, быть хорошим человеком». Но вот он приходит в школу и видит Машу с классной прической, и мальчики от нее падают. Или Саша — такой красивый, мускулистый, занимается в зале, все на него смотрят.

Этими фразами родитель себе сразу копает яму. Внешность важна, просто вопрос в том, как человек с этой внешностью может обращаться. Мы все очень разные, вкусы разные, можно по-разному выглядеть, на успешную, счастливую жизнь не только внешность влияет, и важно про это говорить.

— Как поддержать ребенка, если в школе его дразнят из-за внешности или он сам выдумывает себе недостатки: «Я уродина, на меня такую никто никогда не посмотрит»?

— В таком возрасте поддержать можно только действиями. С одной стороны, сказать, что все его любят. А с другой — заняться стилем, уходом. «Красота начинается с ухода за собой. Давай подумаем, что мы можем сделать».

Рассказать ему про известных людей, которые не отличались красотой, но обладали такой магией обаяния, которая влюбляла в себя всех. И, наоборот, привести примеры знаменитостей, которые обладали невероятной красотой, но при этом были несчастны. 

Главный секрет красоты — в уверенности в себе, ее и стоит внушать подростку: если он будет прилагать усилия и верить в себя, то у него все получится.

Фото: freepik.com

Поскольку вы здесь...
У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.
Сейчас ваша помощь нужна как никогда.
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.