Главная Общество Образование

Что не так со школьной программой? Профессор МГУ Александр Асмолов

5 главных мыслей
Фото: Анна Данилова
Почему дети в школе так перегружены, что не так с ЕГЭ и как развивать одаренного ребенка? Об этом Анна Данилова поговорила с Александром Асмоловым, доктором психологических наук и профессором МГУ. Полная версия интервью — на YouTube «Правмира».
16 Май

О трех проблемах школы

— Мы — цифровые мигранты. А дети наши — цифровые аборигены. В каком-то смысле, учителя отстают от детей, которые дышат в информационном мире. И это одна из главных проблем. 

Второе — непонимание не только того, что там будет до школы, но и что такое школа. Школа — это институт понимания между поколениями, диалога, а не передача тех или иных упакованных знаний. <…>

Так же, как есть церковь как здание и Церковь как система — есть школа как здание и как мировоззрение. Сегодня школа как здание может уйти в прошлое. 

Мы в школьном образовании любим главного героя по имени «ежик в тумане»... Потому что не знаем, куда идти.

На вопрос о технологиях в изменившемся мире я вслед за Виктором Франклом, создателем экзистенциальной психологии, и вслед за другой формулировкой Ницше в его книге «Человеческое, слишком человеческое», повторяю: тот, кто знает «зачем», найдет любое «как». Но Франкл, пройдя Освенцим, сказал это по-другому. Тот, кто знает «зачем», сумеет выстоять любое «как». <…>

Родительство — самая сложная профессия на земле. Родители со своими быстроменяющимися детьми говорят: «Мы хотим, чтобы они пошли туда. Мы хотим, чтобы они сделали то-то», «А какая программа нужна? А в какую школу пойти? А в какой вуз пойти?» Но родители, задумайтесь, не превращаем ли мы детей в заложников наших, пусть самых замечательных, но амбиций?

Сегодняшние педвузы держатся на рынках родительских амбиций. Потому что кто не попал в другие вузы — идет туда. И в этом ключевая трагедия нашей страны. 

Почему дети перегружены

— …Перегрузка — это когда у вас нет интереса к собеседнику. Нет интереса к тому, что вам рассказывают, и тому, что сегодня называется грозным словом «контент». То есть перегрузка возникает тогда, когда у детей нет мотивации к обучению. 

Перегрузку сводят к огромному количеству часов, но прежде всего надо сказать, интересно детям или не интересно. И что это за часы. <…>

Когда перед вами зануда, монотония и нет разнообразия, то перегрузка у детей возникает очень быстро. 

Поэтому первое, что нужно сделать, чтоб не было перегрузки — создать мотивирующие детей программы, в которые ученики погружались бы и не хотели бы из них выплывать. <…>

«ЕГЭ нацелено на дрессуру»

— Надо реорганизовать ЕГЭ, чтобы оно было нацелено на смыслы, а не на дрессуру. 

Изменить задания. И не превращать сдачу ЕГЭ в ситуацию, будто ты находишься в камере, на тебя смотрят прожекторы — как будто ты приговорен к тому, что пришел сдавать экзамен, всех обмануть и что-то списать. 

Когда у тебя есть смыслы — тебе не надо списывать. 

Олимпиады тоже бывают разными. Есть олимпиады, где, как в ЕГЭ, начинает преобладать натаскивание, но они уйдут в прошлое. <…>

Я не вижу жесткой корреляции между сдачей классических вступительных экзаменов в вузах и сегодняшним ЕГЭ. 

Фальшивые «стобалльники» — у меня опыт по МГУ — быстро отваливаются. Не тянут. 

В некоторых системах образования мира принимают на первый курс огромное количество людей. А после окончания первого семестра и последнего есть отсев. Мне кажется, это достаточно разумно и позволяет не создавать такую воронку, через которую бы никто не мог пройти. 

О вундеркиндах

— Бывает уникальная специальная одаренность в области шахмат, музыки, математики, живописи. В этом случае четко развиты специальные способности и их надо поддержать непременно. Родители, которые видят такое в своих детях и не жалеют сил, чтоб это поддержать, правы. 

Но при этом они должны, как никто, ощущать риск поддержки только специальной одаренности. Выготский говорил: «Будущее вундеркинда в его прошлом». Вундеркинды часто превращаются в маленьких старичков. Они уже в 12 лет все знают, они скептичны и иногда даже циничны. 

Остаются ли они непревзойденными мастерами? Да, остаются. Но их жизненные перспективы резко схлопываются, и возможность их дальнейшего развития очень часто резко трансформируется. 

И при этом мы часто сталкиваемся с тем, что я называю трагедией одаренного ребенка. Суицид среди одаренных детей на 20% больше, чем среди тех, кто не имеет специальных способностей. Это надо иметь в виду. Одаренные дети — это дети группы риска. 

…Развивая специальную одаренность, важно постараться компенсировать ее, чтоб ребенок нормально вошел в социализацию. Чтобы его общение с другими детьми было позитивным и радостным. Чтобы радости детства были испытаны.

«Мои дети — мои лучшие друзья»

— Я считаю себя отцом, который по многим социальным и психологическим причинам, в том числе потому, что все время пытался строить то систему психологии, то системы образования, недостаточно уделял внимание своим детям. 

У меня дети от разных жен. И я невероятно благодарен им. Прежде всего — матери старшего сына Григория. Там была очень тяжелая ситуация, длительная разлука, но она вырастила сына, который любит своего отца.

Мои дети — это мои лучшие друзья.

Один замечательный певец, когда его спросили: «Как вы воспитываете своих детей?» — емко ответил: «А я их не воспитываю, я с ними дружу».

Мне невероятно повезло с детьми. 

Было бы странно, если бы я сказал: «Какие у меня одаренные дети!» Но один работает со школьниками и, закончив Российский государственный гуманитарный университет по специальности «Защита информации», ушел полностью в работу с подростками. Другой прошел серьезнейшие школы. 

Ему было шесть лет, я открыл его записки и вдруг увидел: «Папа слишком увлекается Фрейдом». То есть, я понял… За этим же стояла не обида на Фрейда. За этим стояло то, что ему не хватает моего внимания. 

У меня они уникальные почемучки. И в этом я счастлив. Они не устают задавать вопросы. А сегодня, что бы я ни делал, любую свою идею, любую статью пытаюсь обсудить с детьми. И смотрю в них, как в зеркало. <…>

Благодаря тому, что я счастливо удивляюсь своим детям, я не перестаю удивляться себе. И испытываю, как и вы, постоянный невроз — что я буду им не интересен. Что не почувствую их мотивацию. Не почувствую их радости. Что вдруг стану равнодушен к их боли.

Эти неврозы — всегда со мной. И я не хочу, чтобы они пропадали.

Фото: freepik.com

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.