Что
26 июня вступает в силу Приказ Министерства Здравоохранения №216н «Об утверждении перечня медицинских противопоказаний, в связи с наличием которых гражданину или получателю социальных услуг может быть отказано, в том числе временно, в предоставлении социальных услуг в стационарной форме, а также формы заключения уполномоченной медицинской организации о наличии таких противопоказаний».

Появление этого документа вызвало настоящую панику в блогосфере; родители детей-инвалидов и другие участники дискуссий пытаются понять, кого затронет данный приказ, и оценить его последствия. Окажутся ли многие инвалиды навсегда спрятаны в стенах лечебниц или, напротив, на улице? Как будет обеспечиваться уход за ними?

С просьбой прокомментировать документ Правмир обратился к Елене Клочко, Эксперту Общественной палаты России, сопредседателю Координационного совета по делам детей-инвалидов.

Лично мне Приказ №216н не нравится своей незавершённостью. Минздрав сформировал список противопоказаний к помещению в социальный стационар, но как и куда деваться перечисленным в них людям, он не объяснил.

Даже если бы документ заканчивался утверждением, что они нуждаются в госпитализации в медицинские учреждения, лично я бы это поняла. То есть, был бы обозначен выход. Но документ, по сути, заканчивается ничем.

Даже если кратко пробежаться по списку диагнозов, обозначенных в приложении к Приказу, возникает масса вопросов.

В систему соцзащиты у нас входят психоневрологические интернаты, дома престарелых, дома ветеранов. Понятно, когда речь идёт о туберкулёзе, лепре или сыпи неизвестной этиологии, такого человека помещать в социальные учреждения нельзя. У нас есть огромные дома престарелых, и можно всех перезаразить. Но почему утверждение о том, что «граждане не получают социальных услуг в стационарной форме» не закончено фразой, «а подлежат госпитализации в медицинские учреждения»?

Далее в документе упомянуты психические расстройства. А наши психоневрологические интернаты по определению заполнены людьми с психическими расстройствами, причём широкого спектра, начиная от детей, которые прибывают из детских домов-интернатов с диагнозом «синдром Дауна» и заканчивая взрослыми, которые стоят в очередь на помещение в ПНИ с диагнозом «болезнь Альцгеймера», деменцией и прочее. Более того,  пожилые люди с подобными диагнозами как раз и составляют основной контингент ПНИ. Если их не брать в стационары, надо обеспечить им какие-то услуги на дому.

Непонятен также вопрос о частоте эпилептических припадков. Родители детей с подобным диагнозом комментируют: «Как их считать?»

Хорошо, Минздрав принял этот список. Но дальше надо определяться с тем, что будет с этими людьми, где они будут. А если у них нет родственников и за ними некому ухаживать? Возникает вопрос: люди, которые безусловно нуждаются в уходе и присмотре, – как они будут обеспечиваться всем этим?

Вероятно, нужно обратить вопрос к Министерству социальной защиты – будут ли предоставляться на дому услуги по уходу и присмотру? Что делать семье, у которой такая проблема?

С другой стороны, если их обеспечение берёт на себя Минздрав, и мы имеем в виду нынешнюю тенденцию, когда всё медицинское обслуживание заточено на минимальное пребывание человека на больничной койке или амбулаторное его обследование. У нас же такой тренд теперь – не знаю, как Минздрав это всё поднимет. Опять истории с выделением квот, что тоже не происходит так просто.

Наверное, этот вопрос должен быть проработан отдельно.

Я считаю, что нужно задать вопросы одновременно Министерствам здравоохранения и труда и социальной защиты о том, как будет складываться судьба людей, которые перечислены в нынешнем приказе. Будут ли им предоставлены услуги на дому, или же они перейдут в ведение Министерства здравоохранения? И как будет осуществляться их обслуживание с учётом нынешних тенденций на сокращение времени пребывания в медицинском стационаре, региональных и прочих квот.

Мне кажется, что будет просто коллапс.

Записала Дарья Менделеева

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.