Чтобы стало больше света

Раба Божия Людмила — Людмила Александровна — прихожанка саратовского Свято-Троицкого собора и педагог одного из саратовских интернатов, где обучаются дети, больные церебральным параличом. Всего восемь лет она живет в Саратове, и все эти годы каждое утро и вечер обращается к Господу с горячими словами благодарности за все, что в ее жизни было, есть и будет.

Она всегда очень собранна, энергична. Видно, что Людмила не позволяет себе расслабляться — ведь каждый день, каждая минута ее жизни нужна многим людям. Дома — дочь, зять, внуки. На работе — десятки маленьких, но уже очень обделенных судьбой детей. Я «в гостях» — на работе у Людмилы Александровны. Она рассказывает мне о своей жизни, ни на минуту не оставляя вне поля зрения своих подопечных.

— Когда я впервые пришла в интернат и увидела своих будущих учеников и воспитанников, то в буквальном смысле потеряла сознание. Меня приводили в чувство с помощью нашатырного спирта,— рассказывает Людмила Александровна.

Она часто думает о том, почему Господь поставил ее именно сюда — практически сразу как она приехала в Саратов из Средней Азии. Чтобы понять это, нужно о многом вспомнить. Моя собеседница рассказывает историю своего переезда в Россию:

—Я, по сути дела, убегала от мужа, с которым мы счастливо прожили более двадцати лет и который в одночасье вдруг стал чужим.

Людмила убегала от ненависти — необъяснимой и оттого еще более страшной. Когда-то они, советские студенты, создали образцовую ячейку общества: мама, папа, две дочки, квартира, работа…Внезапно проснувшееся национальное самосознание мужа-полковника, прошедшего афганскую войну, имеющего множество наград, разрушило семью.

— Мои родители переехали в Среднюю Азию из России, потому что там было как в сказке: всегда тепло, ярко, много фруктов. У них родились мы — четыре дочери. Я, когда выросла, вступила, как теперь называется, в смешанный брак. И только когда все рухнуло, я поняла, что выходить замуж за мусульманина для христианки — большое испытание,— с грустью рассуждает моя собеседница.

Когда начался разлад в семье, случилось то, чего больше всего боится каждая мать. Из дома ушла младшая дочь-подросток.

— Я искала ее повсюду, бегала к знахаркам. Как потом выяснилось, она связалась с плохой компанией, начала употреблять наркотики. Это был настоящий ад.

Как это часто бывает, только заглянув в бездну, Людмила вспомнила о Боге. В Средней Азии, в храме во имя святой равноапостольной Марии Магдалины, куда она начала ходить, батюшка наложил епитимью за то, что она обращалась за помощью к знахаркам. Ей можно было находиться только в притворе храма, она не допускалась к Причастию.

— По совету батюшки я написала письмо правящему архиерею той епархии, и накануне Пасхи получила от него очень теплое письмо, которым он снимал с меня епитимью. Я помню, как была счастлива тогда — вошла в храм, показала это письмо прихожанам, и все были так рады за меня! На Пасху причастилась. Помню, как ощутила, будто оказалась в теплых лучах, почувствовала себя под защитой. Больше никогда мне не пришлось испытать ничего подобного,— с волнением рассказывает моя собеседница.

Позднее этот храм был сожжен националистами во время праздника жертвоприношения — вместе с находившимися там двумя монахинями. Матушки Мария и Еликонида поддерживали Людмилу Александровну в ее горе. Теперь она всегда поминает их в своих молитвах.

— Господь помог мне: я нашла дочь, переехала в Россию. Почти сразу нашла работу. Все устраивается потихоньку с Божией помощью: сейчас живем большой семьей, все здоровы. Старшая дочь работает за границей. Младшая оставила наркотики безо всякого лечения, родила второго ребенка. Разве это не чудо? — улыбается Людмила Александровна.— Надеемся обзавестись собственным жильем: я получила сертификат на покупку квартиры от государства. Сумма не очень большая, но старшая дочь обещала помочь выплатить ссуду, которую я надеюсь оформить.

Самое же главное приобретение Людмилы — ощущение Бога рядом с собой, уверенность в том, что все возможно с Его помощью. Проработав в интернате три года, Людмила Александровна узнала, что в Институте усовершенствования учителей будут проходить курсы по предмету «Основы православной культуры». Она загорелась мыслью организовать кружок ОПК в интернате, но на тот момент руководство не поддержало эту идею.

— Я очень расстроилась, но Господь снова все устроил: на следующее утро я проснулась больная. Позвонила в интернат, и мне не велели приходить, пока не вылечу инфекцию,—вспоминает она.— Пошла в поликлинику, а она находится на улице Горной — недалеко от Института усовершенствования, ну и…

Курсы она закончила, пока долечивалась на больничном. Вернувшись на работу, в интернате во время чаепитий стала рассказывать ребятам о Боге, о святых, о православных праздниках. А когда оформила кабинет, кружок стал работать официально. Стали даже в паломнические поездки выезжать! Детишек теперь крестят в Свято-Троицком соборе. Появился свой духовник, обсуждается возможность причащать детишек прямо в интернате, ведь выстоять службу в храме для этих ребят практически невозможно.

— Кружок ОПК работает у нас уже пять лет. Его постоянно посещают 25 воспитанников,— продолжает свой рассказ Людмила Александровна.— Меня иногда спрашивают: зачем это нужно, ведь наши дети мало что запоминают, с трудом обучаются. Но я уверена, что этот предмет нужен им даже больше, чем обычным детям,— я хочу дать им некий стержень, который когда-нибудь удержит их в этой жизни. Ведь статистика по больным ДЦП очень печальна. Большинство из них доживают лишь до тридцати лет; очень много тех, кто спивается; оставшись без опеки, многие теряют жилье, начинают бомжевать. Хотя среди наших выпускников есть и те, кто работает, создает семьи, в которых рождаются здоровые дети…

Мы сидели с Людмилой на уютной веранде, отделенные от всего мира стеной воды, проливающейся с небес, и перелистывали тяжелый «семейный» альбом, со страниц которого на меня смотрели… счастливые дети. Вот они в восхищении толпятся у сделанного на занятиях кружка вертепа, вот костюмированный рождественский спектакль, вот детишки в праздничных народных костюмах… Яркие краски, радостные лица, искренние эмоции.

— Именно здесь я окончательно поняла, как мало нужно человеку на самом деле. Когда-то у меня было все — благополучие, крепкая семья, муж, за которым, как мне тогда казалось, я была как за каменной стеной. Чем все это обернулось, я рассказала. Дочери иногда вспоминают прежнюю безбедную жизнь — а я им говорю: все, эту страницу мы уже перевернули — живем дальше,— говорит Людмила Александровна.— Живем с Богом.

Разными путями приводит нас к Себе Господь. Иногда этот путь бывает мучительным и страшным. Но после всех испытаний важно найти в себе силы сказать Ему спасибо за все. А после — прийти к тем, кому труднее, чем тебе, и помочь, чем можешь.

Ливень прошел, снова стал виден Божий мир — освежённый, умытый дождем. Перескакивая через лужи, я возвращалась домой, к своим детям, не подозревающим еще, сколько в мире боли и горя. Я думала о том, что дождь можно переждать, ненависть — растопить любовью или убежать от нее, а вот неизлечимая болезнь навсегда с тобой. Как при этом быть счастливым? В этом могут помочь те, кто на своем опыте узнал, что для счастья нужно совсем немного: просто знать, что Бог всегда рядом, что ты нужен Ему — любой. Кажется, я поняла, почему Людмила Александровна оказалась именно здесь, в этом ухоженном, но печальном месте: чтобы в этой печали стало немного больше света.

Елена Гаазе
Источник: Православие и современность. Газета “Православная вера”, № 18 (446), сентябрь, 2011 г.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Мудрые люди способны сразу выложить истину как на ладошке, ее в один момент видно. Таким был…
Мессиан меня впечатляет. А про Фейса я теперь имею в виду, что он есть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: