Главная Культура
Путь к великой Жертве. Что художники разных эпох рассказали о жизни Христа
Евангелие в иконах и знаменитых полотнах
Земная жизнь Христа — от Рождества до Входа в Иерусалим — стала приготовлением к событиям Страстной недели.

Что художники разных эпох хотели рассказать о Евангелии современникам? Почему в сценах Рождества не изображают ночь, а картин о юности Христа очень мало? Какое несоответствие допустил Илья Репин и зачем Александр Иванов сделал фигуру апостола Петра прозрачной?


«Правмир» подготовил пересказ лекции искусствоведа Веры Донец, старшего научного сотрудника Третьяковской галереи, о земном пути Христа в искусстве.

Рождество
Картину «Перепись в Вифлееме» Питер Брейгель пишет уже будучи зрелым художником, за три года до смерти. Он знает, что каждый год — будь это нидерландская деревня середины XVI века или современный город — люди будут готовиться к празднику, покупать еду и подарки, спешить по делам.
Питер Брейгель Старший «Перепись в Вифлееме», 1566 год.
116 × 164,5 см. Королевские музеи изящных искусств, Брюссель

Так и у Брейгеля — народ столпился у деревенской таверны, и в этой толпе не сразу можно заметить закутанную в плащ деву Марию, которая восседает на степенно шагающем ослике, под уздцы его ведет Иосиф. Так они и совершают свой путь, который совсем скоро закончится в пещере, куда пастухи от непогоды прячут стада. Но пока они посреди людей, которые ждут праздника, в Вифлееме, где идет перепись.

Эта панорама жизни, на которую Брейгель смотрит сверху и далеко-далеко вперед. Он никогда не осуждает и не смеется. Наоборот — сколько теплоты и любви у него к миру, природе и людям, которые в простом незнании и деловитой суете подходят к Рождеству.
Свершилось! Христос рождается, небо озаряется, и ангелы призывают пастухов — «Придите и поклонитесь».
Евангелие школы Райхенау «Ангел благовествует пастухам». Германия, начало XI века
Благовестие пастухам — одна из самых традиционных и радостных тем Рождества и в живописи, и в иконописи. Здесь нет ночи. Художники очень часто использовали этот прием — Рождественская ночь не наполнена темнотой, потому что: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его». Теперь мир освещен, люди приветствует голос с небес и должны пойти к Тому, Кто родился ради их спасения.

Об этом снова и снова будут рассказывать художники разных эпох.
Миниатюра из Минология Василия II. «Рождество Христово». Константинополь, 985 год
На странице византийской рукописи конца X века — традиционная каноническая схема изображения Рождества Христова — Вифлеемская пещера, восседающая перед нею дева Мария, Младенец.

В евангельских сюжетах у художников всегда есть «пророчество» — символический язык изображения указывает, зачем и как продолжатся события.
И эти ясли уже похожи на гробницу. И пелены младенческие напоминают пелены, в которых ученики положат в гроб своего учителя — казненного Христа. Но вот служанки готовят младенца к омовению — они обязательно встречаются в этом сюжете как напоминание об очищении, о смывании греха, о победе света над тьмой.
Очень важная деталь — практически всегда в сюжете Рождества присутствует фигура согбенного, тревожного, отягощенного думами Иосифа. Он все еще не может в себя вместить великую тайну и чудо Рождества от непорочной Девы.

И любопытно, что рядом с Иосифом изображен старец в косматой шкуре с кривой палкой — он выглядит как пастух, и его часто истолковывают как одного из пастухов. Но, возможно, это искушающий дух, нечто темное и злое, что внушает Иосифу недобрые мысли. Неслучайно рядом или между ними — сцена омовения Того, Кто омоет всякую тьму.
Икона «Рождество Христово». Москва, XVI век.
56x44,5 см, Эрмитаж, Санкт-Петербург
В иконе московской школы изображена беседа Иосифа и старца в шкуре с изломанной палкой: что-то недоброе, неправильное вторгается в праздничную атмосферу Рождества. Дева Мария изображена рядом в сиянии красного покрова — цвета жизни, любви и вместе с тем грядущей жертвы, она смотрит не на своего Младенца, а на искушаемого Иосифа и через него — на весь земной мир, будто обещая утешение и защиту.
Беноццо Гоццоли «Шествие волхвов» (фрагмент фрески), 1459-62 гг.
Палаццо Медичи-Риккарди, Флоренция
Итальянский мастер Беноццо Гоццоли при дворе Медичи считался одним из лучших мастеров. В длинных вереницах гостей он запечатлел своих современников, заказчиков, могущественных герцогов-правителей Флоренции. Художник позволил всем стать участниками торжественного шествия к родившемуся Спасителю.

Беноццо Гоццоли показывает праздничные одежды волхвов, их сосредоточенный вид. Волхвов, или как их еще называли, магов, царей, традиционно изображали людьми разного возраста — юношей, зрелым мужем и стариком. А иногда даже как представителей разных рас — европейцем, азиатом, эфиопом. Это подчеркивало единство человеческого мира в радости о Христе.

Капеллу семейства Медичи во Флоренции так и будут называть — капелла волхвов.
Рождество в иконах и картинах:
Радость и ожидание — главные настроения праздника Рождества, а потом события будто ускоряют свой ход. И вот уже волхвы, встретившиеся с младенцем Христом и отдавшие дары, во сне слышат призыв ангела не возвращаться в Иерусалим, уходить из Вифлеема другой дорогой.

И как изображено на еще одной средневековой миниатюре, пробудившись, волхвы садятся на корабль и отправляются в дальний путь, все еще озаряемые Вифлеемской звездой. Она теперь не погаснет никогда, направляя всех по пути спасения.
Миниатюра «Сон и возвращение волхвов». Евангелие из Шпайерского собора.
1197 год. Карлсруэ, Германия
Сретение
Спустя 40 дней после Рождества, как и полагалось по древнему закону, дева Мария и Иосиф приносят младенца Христа в храм. Эта великая сцена встречи старца Симеона и младенца Христа изображалась разными художниками.
Бегство в Египет
Наступают трагические события. Царь Ирод, который славился своей жестокостью и жаждой власти, не дождался волхвов и приказал своим солдатам истребить в Вифлееме и его окрестностях всех младенцев младше двух лет.

Сцена бегства Святого Семейства в Египет тоже нередка в живописи и иконописи.
Адам Эльсхаймер «Бегство в Египет», 1609 год. 31 × 42 см. Старая пинакотека, Мюнхен
Немец Адам Эльсхаймер — признанный мастер так называемых ноктюрнов, то есть ночных сцен. Небольшая по размеру картина наполнена светом звезд и луны, здесь даже различима полоса Млечного Пути. Через этот мрак, через эту ночь в тишине следует Иосиф и дева Мария с Младенцем, и они успевают уйти из Вифлеема до начала страшных событий.

Да, младенца Христа спасли, но наступает жертвенное время для матерей Вифлеема. Сцены избиения младенцев художники изображали с давних времен.
«Избиение младенцев». Миниатюра из Псалтиря королевы Марии, 1310-20 гг., Лондон
На средневековой английской рукописи XIV века сам Ирод с мечом восседает на троне и вершит кровопролитие. По сюжету он не убивал лично, но убийца — тот, кто отдает приказ, и в Средневековье Ирода традиционно изображали так. Над ним сам сатана. Это деяние абсолютного зла — тьма обрушивается на землю и погибают тысячи младенцев. Но подрастает Тот, Кто к этой крови прибавит свою великую Жертву.
Детство Христа
Повествования о детстве Христа в каноническом Евангелии практически нет — никаких подробностей, которые бы говорили, как Он рос и что с Ним происходило. Известно, что вернулся Иосиф с Девой Марией и Христом обратно в Назарет, где они жили, только после смерти царя Ирода.

В восточной христианской традиции старались не изображать то, чему не было прямого подтверждения в канонических текстах. Очень часто на эту тему писали западноевропейские мастера, у них более свободный, мечтательный, сказочный язык.
Геррит ван Хонтхорст «Детство Христа», 1620 год.
137x185 см. Эрмитаж, Санкт-Петербург
На картине — мастерская Иосифа, который при свете свечи занимается своим плотницким делом. Художник Геррит ван Хонтхорст — мастер ночных сцен. Это то, что традиционно называется «караваджизмом». Караваджо мастерски добился эмоционального столкновения яркого света и глубочайшей тьмы. И караваджевское выхватывание из тьмы живых, теплых деталей — то, что стали использовать в своей живописи другие художники.
У голландского художника свечу для Иосифа держит юный Христос. Свечу, которой Он осветил тьму и помог людям не только продолжать свое земное дело — Он осветил путь к спасению.
Христос среди учителей
Как известно, Христос рос послушным и смиренным, и когда ему исполнилось 12 лет, дева Мария и Иосиф ведут его в Иерусалимский храм. Это было символическое посвящение мальчика во взрослую жизнь. Но, как сказано в евангельском тексте, «в толпе отрок Христос потерялся».
«Христос среди учителей» — работа итальянского мастера Джотто. Это момент, когда в тревоге разыскивающие отрока Мария и Иосиф находят его в одном из помещений иерусалимского храма, где собирались почитаемые мудрецы и книжники. Они увидели, что Христос сидит посреди учителей и учит их, а они дивятся разуму Его.

Джотто избегает резких жестов — у фигуры юного Христа здесь, скорее, жест обращения и разъяснения, а мудрецы застывают в раздумье, изумлении, как будто пытаются из собственной косности извлечь эмоции. Они с трудом поворачиваются друг к другу и вглядываются в юного Иисуса.

Эта сцена провозвещает в будущем учительство Христа.

Джотто «Христос среди учителей». Капелла Скровеньи в Падуе, ок. 1305 года. Италия
А пока дева Мария и Иосиф забирают Христа из храма. Этот сюжет, не такой частый в истории искусства, как правило, именуется строчкой из текста Евангелия «Нашли Его в храме».
Симоне Мартини — итальянский мастер XIV века, один из тех, кто в средневековое декоративное суховато-резкое изобразительное искусство вносит ренессансные черты, эмоции, выразительные жесты. Своего рода биение сердца, которое все чаще будет ощущаться в канонических сакральных сценах.

Дева Мария, как будто присевшая от усталости, от только что пережитого испуга, кротко вопрошает свое дитя: «Сын, что Ты сделал с нами? Мы с великой скорбью искали Тебя». И вдруг он, мальчик 12 лет, так величаво и спокойно говорит: «Зачем было вам искать Меня? Разве вы не знали, что Я должен быть в доме Отца Моего?».

Он говорит о своем доме — храме, о Себе как о жителе не земли, но неба. И у Евангелиста читаем слова: «Они не поняли слов Его и вскоре ушли вместе в Назарет». Как могли они не понять? Но ведь даже близкие Христа — люди.



Симоне Мартини «Нашли его в храме», 1342 год.
495 x 351 мм. Галерея Уолкера, Ливерпуль
Это сближение, нахождение вместе земного и небесного всегда будет волновать художников.
Крещение Господне
Как известно из евангельских текстов, возраст 30 лет — начало земного служения Христа, которое завершится на Голгофском холме.
Александр Иванов «Явление Христа народу», 1837-1857 гг.
750 x 540 см. Третьяковская галерея, Москва
Картина «Явление Христа народу» стала трудом всей жизни Александра Иванова. Больше 20 лет он пишет холст, который должен не только вместить группу людей на берегу Иордана, но и всех, к кому обращена проповедь Иоанна Крестителя.
Неслучайно между людьми и Христом художник прокладывает полосу пустой земли. Это словно молчание, пауза, в которой сейчас все решают — поверить или не поверить, обратиться или нет, дать Ему прийти или не пожелать этой встречи?
Великий замысел, к сожалению, не оценили современники Иванова.
Крещение в иконах и картинах:
Христос в пустыне
Вскоре после Крещения Христос на 40 дней удаляется в пустыню, и по прошествии этого тяжкого поста он, как рассказывает Евангелие, «взалкал», ослабел. В этот момент наивысшего напряжения сил к нему приходит сатана и начинает искушать.
Иван Крамской «Христос в пустыне», 1872 год.
184 х 214 см. Третьяковская галерея, Москва
И ведь искушаемый в пустыне Христос — это искушаемые мы, и Он через свою земную плоть говорит, что надо как и Он, собрав себя всего, противостоять искушениям. Надо, как выразился автор этой картины Иван Крамской, задуматься: устою ли я, а не продам ли я Господа Бога за рубль?
Перед картиной «Христос в пустыне», выставленной в 1872 году, люди плакали, потому что это было переживание не только евангельской истории. Это было переживание внутри себя тех же вопросов: смогу ли, не продам ли?

Снова и снова художники будут показывать эту сцену.
Хуан де Фландес «Искушение Христа, ок. 1500
21 x 15.5 мм. Национальная галерея искусства, Вашингтон
Хуан де Фландес пишет искушение Христа, показывая сатану в обманном обличье — монашеском облачении. Сначала сатана предлагает еду, но «Не хлебом единым жив человек», — говорит ему Христос.

Второе искушение — прыгнуть вниз с крыши храма, но «Не искушай Господа Бога твоего».

И третье искушение — когда с вершины высочайшей горы сатана покажет на землю, на все города и царства, и спросит Христа: «Хочешь, все это будет твоим? Всего лишь за один поклон мне». «Отойди от Меня, сатана, — отвечает Христос. — написано: Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи».
Дуччо «Искушение Христа на горе» (фрагмент «Маэсты», 1308-1311 годы)
Сиенский собор, Сиена
Именно так — «Отойди от Меня, сатана» — называется картина итальянского мастера раннего возрождения Дуччо. Он очень человечен — жест Христа и склоненная голова передают ощущение его усталости после 40 дневного поста. И ждут ангелы, которые вместе со Христом, служа ему, пойдут по его пути. И отшатывается темный сатана, про которого евангелист скажет: «Оставляет Его до времени диавол».
Чудеса Христа
Христос идет к людям и начинает собирать учеников. Тот же Дуччо почти по-иконному сдержанно, с малым количеством подробностей показывает двух рыбаков Петра и Андрея. Говорит им Христос: «Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков». Он зовет их как будущих апостолов, и у Петра — жест вопрошания, удивления и робкой покорности.
Дуччо «Призвание апостолов Петра и Андрея», ок. 1311 года.
42.7 × 45.5 см. Национальная галерея искусства, Вашингтон
Они оставляют все и идут за Ним. Начинаются первые чудеса, и среди них — исцеление слепых.

Снова картина Дуччо — сцена, где Христос открывает глаза слепорожденному.
Дуччо «Иисус открывает глаза слепому», 1311 год.
43 х 45см. Национальная галерея, Лондон
Христос коснулся его невидящих глаз, и этот человек вдруг всплескивает руками — увидел! И белая стена как символ чистоты и красоты открывшегося взору мира. Но ведь глаза открылись не просто для того, чтобы идти и смотреть по сторонам, а чтобы видеть больше и дальше — смысл и величие того, что делает для людей Христос.

Этих чудес много в Евангелии. Люди будут приходить ко Христу со своими заботами, сомнениями и вопросами, слушать Его, как в этой сцене «Чудо умножения хлебов».
Мозаика «Чудо умножения хлебов и рыб», 14 век. Афон, Греция
Это мозаика с Афона, XIV век. Ученики обращаются ко Христу во время одной из бесед с людьми. Уже темнеет, и Христос велит им накормить людей тем, что есть. А есть всего несколько хлебов и пара рыбок. Изумленные ученики не знают, как таким количеством пищи насытить толпы и вдруг, начиная раздавать, наполняют все новые корзины. Наелись все, и даже осталось.
Автор символически помещает эту сцену в чашеобразную нишу на стене — как рог изобилия, чаша, которая не иссякнет никогда, если у людей есть вера.
Следующий сюжет — снова мозаика, еще более древняя. Это «Исцеление расслабленного» — сцена, исполненная в стилистике близкого к античности художественного языка. Христос без бороды, фигурки людей перед ним совсем маленькие, что подчеркивает Его величие.
Мозаика «Исцеление расслабленного», VI век. Сант-Аполлинаре Нуово, Равенна
Нагорная проповедь
Нагорная проповедь — сцена, которую тоже часто изображают в истории искусства. На фреске из Ярославля в характерном для традиции XVII века плавном, парящем облачном кружении вокруг Христа и слушающих учеников словно показаны образы Рая.
Фреска «Нагорная проповедь». Церковь Иоанна Предтечи в Ярославле, XVII век
О Рае и спасении повествует ученикам Христос, и в этих беседах рассказывает им притчи. Одна из самых известных — о блудном сыне.
Рембрандт Харменс ван Рейн «Возвращение блудного сына», ок. 1668 г.
260 × 203 см. Эрмитаж, Санкт-Петербург
Рембрандт напишет эту картину незадолго до смерти. Художник, который был счастлив и богат, к концу жизни узнал много невзгод — путь человека во многом подобен пути блудного сына.
Эта притча — история о том, что в самом глубоком отчаянии нужно знать, что тебя ждут, что все будет прощено, хотя бы потому что есть тот, кто любит всегда — отец, родитель, Тот, кто дал жизнь всему, Отец небесный. Красный плащ отца — символ любви, горячего объятия. Это ли не рассказ о спасении и надежде, когда, кажется, ее совсем нет?
Об этом еще одна картина «Воскрешение дочери Иаира». Илья Репин написал ее в 1871 году, завершая академическую учебу.
Илья Репин «Воскрешение дочери Иаира», 1871 год
229 х 382 мм. Русский музей, Санкт-Петербург
Здесь у него временное несоответствие, ведь по сюжету тяжело больная девочка умерла за несколько минут до прихода Христа в дом Иаира. И хотя чужим идти в дом смерти по закону нельзя, Христос все-таки идет — туда, где мрак, отчаяние, слезы и смерть. И в картине Он приходит к той, что уже покоится на смертном одре. Репин запечатлел паузу — все затаили дыхание, и во тьме за спиной Христа самые разные эмоции — от возмущения и неверия, до горячей надежды.

«Встань», — говорит девочке Христос. И она встанет, воскреснет и будет ходить, и Христос попросит накормить ее, потому что во время болезни она ничего не ела.
В этой почти бытовой детали — ощущение свершившегося чуда — жизнь победила, смерти нет!
Это же чудо изобразил иконописец рубежа XV–XVI веков Дионисий в росписях Ферапонтова монастыря.
Дионисий «Воскрешение дочери Иаира; Исцеление кровоточивой жены».
Ферапонтов монастырь, 1502 г.
Интересно, что рядом со сценой воскрешения дочери Иаира (а она здесь тоже спелената в саван, белый цвет которого говорит о бессмертии) есть еще одно чудо. Это чудо исцеления кровоточивой женщины, которая вообще не имела права приближаться к людям и должна была сидеть дома. Но в порыве надежды она выбегает на улицу ко Христу и прикасается к краю Его одежды. Христос это почувствовал и женщине, готовой умереть от стыда, сказал: «Вера твоя спасла тебя».
Хождение по водам
Сложно не узнать кисть Ивана Айвазовского в сцене «Хождение по водам». Стихия воды кажется враждебной человеку, но подвластна свету, Христу — Он шествует по воде к лодке, где сидят его ученики. И Петр, побежавший навстречу учителю, вдруг усомнился и начал тонуть. Христос же протянул Свою руку и вместе с ним пошел по воде: «Зачем ты усомнился?»
Иван Айвазовский «Хождение по водам», 1890-е гг.
70 х 50 см. Музей истории религии, Санкт-Петербург
Об этом эпизоде — и работа Александра Иванова. В 40-е годы художник немного отходит от своей главной картины «Явление Христа народу», чтобы заняться тем, что назовет «библейскими эскизами». И в этом эскизе прозрачную, легкую, будто бы ничем не наполненную фигуру Петра — а можно трактовать, что не наполненную верой — Христос достает из бездны.
Александр Иванов «Хождение по водам», 1840-е гг.
26.7 x 39.2 см. Третьяковская галерея, Москва
Преображение Господне
История о сомнениях, о вере и неверии связана с горой Фавор на Святой земле, куда Христос возвел трех учеников и неожиданно для них преобразился. «И просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет <...> ученики пали на лица свои и очень испугались».
Икона «Преображение Иисуса Христа пред учениками на горе Фавор». Школа Феофана Грека, XIV век.
184x134 см. Третьяковская галерея, Москва
Это икона школы Феофана Грека, который умел передавать грозный блеск небесного Света. Молнии сверкают, и воссиявший в своей Небесной Славе Христос являет Свою Божественную силу ученикам, а они боятся и закрывают глаза. Могут ли люди принять, вынести такое?
Он преобразился и преобразил мир, и из темноты будут расти деревья — ростки вечной жизни. И ученики будут потом теми, кто, обретя веру и апостольский дух, станут сами совершать чудеса. Но этот путь надо пройти.
Преображение в иконах и картинах:
Воскрешение Лазаря
В субботу, которая теперь называется Лазаревой, Христос с учениками приходит в маленький город Вифания близ Иерусалима. Идти туда уже опасно, у Христа множество врагов, его ищут. Ученики об этом знают и предупреждают Учителя, но Он говорит: «Лазарь, друг наш, уснул, мы должны пойти и разбудить его».

Ученик Фома скажет: «Пойдем, и мы умрем с Ним», и в этих словах будет больше отчаяния и сомнения, чем духа. Поэтому в картинах и иконах о Воскрешении Лазаря ученики стоят за спиною Христа небольшой горсткой растерянных, робких людей. Скорее, вопрошающих, чем убеждающихся.
Икона «Воскрешение Лазаря», 1470-80 гг. 89 × 58 см.
Новгородский историко-архитектурный и худо­жест­вен­ный музей-заповедник, Новгород
Новгородская икона очень лаконична. Люди закрывают лица и носы — они боятся смрада смерти, который идет из пещеры. Христос же просит открыть вход в нее — «Лазарь, выйди вон!» И, как любят показывать художники на протяжении целых эпох, из этой черноты пещеры, из небытия выходит навстречу зову Христа Лазарь, спеленатый в белое. Если черный цвет — смерть, то белый — бессмертие.
Накануне собственной казни на кресте, накануне Страстной недели Христос скажет всем, что смерти нет. И красные одежды в сценах Воскрешения Лазаря будут напоминать о цвете грядущей Пасхи.
Вход Господень в Иерусалим
За субботой следует воскресенье — день, который мы называем Вербным. Вход Господень в Иерусалим — тоже одна из любимых тем, прежде всего для иконописцев.

Это снова новгородская икона XV века, на которой много деталей, говорящих о настроении Христа накануне Страстной недели.
Икона «Вход Господень в Иерусалим», XV век. Великий Новгород
Его встречают как царя, но Он следует к вратам города в смирении. Он просит учеников привести ослицу, а не коня. Он смотрит не на толпу, приветствующую Его, а оборачивается к своим ученикам, как будто утешая и внушая им силу веры: «Не бойся, малое стадо». Он идет в Иерусалим не царствовать, а спасти всех Своей великой Жертвой.
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.