«Дальний
308 человек из Мариуполя в конце апреля привезли в поселок Врангель Приморского края. Он находится в 200 километрах от Владивостока. Но многие пытаются вернуться в Центральную Россию. Как украинцы оказались на Дальнем Востоке, выясняла Наталия Нехлебова.

Дальневосточный гектар

В подвал с трехлетней дочкой и мужем Анжела спустилась на восьмом месяце беременности. На девятом ее в Донецк на БТР вывезли российские военные.

— Мужчин они не брали, — рассказывала Анжела, — но мой муж первым сел в этот БТР, а потом уже все остальные. Очень много людей, мы были как сельди в бочке. Чтобы моего мужа из БТР вытащить, нужно было сначала всех остальных высадить. Не было времени, поэтому они его оставили.

Из Донецка Анжелу с семьей вывезли в Таганрог. А там им предложили поехать во Владивосток. Анжела уже была на 34-й неделе беременности. У них с мужем сложилось впечатление, что на Дальнем Востоке им почти бесплатно дадут жилье и землю, что там высокие зарплаты. Поэтому они решили ехать.

В поезде выяснилось, что он идет не во Владивосток — а в Находку. Оттуда их привезли во Врангель.

По приезду муж Анжелы попытался найти работу. Но предлагали только низкооплачиваемую, за деньги, которых бы не хватило даже снять жилье.

Или чтобы оплачивать ипотеку, пусть и под 2%. А обещанный дальневосточный гектар оказался просто лесом, расположенным вдали от цивилизации.

Пара решила срочно возвращаться в Центральную Россию. Анжела боялась родить во Врангеле и остаться там надолго.

Анжеле и дочке собрали деньги на авиабилет до Санкт-Петербурга. Оттуда она уже перебралась в Эстонию.

Билет для ее мужа купить не удалось — у него сгорел в Мариуполе паспорт. И сейчас Виктор едет из Находки в Санкт-Петербург. Ему нужно преодолеть 10 тысяч километров. Сколько времени займет его путешествие, Анжела не представляет. Но, очевидно, рожать ей придется без него.

Беженцы из Мариуполя в ПВР в Таганроге. Фото: Наталия Нехлебова

Особые условия

Перевалочный пункт для беженцев из Мариуполя находится в Таганроге в спортивной школе. Там людей разместили в двух больших спортивных залах — и всем раздали брошюры:

«Дальний Восток России ждет вас! Особые условия для участников Госпрограммы переселения соотечественников из-за рубежа, выбравших для жизни дальневосточные регионы РФ.

  • 170 тысяч рублей подъемные (выплата на обустройство);
  • 600 тысяч рублей жилищный сертификат на 6 квадратных метров на каждого переселенца;
  • до 3 месяцев — ускоренное получение российского гражданства;
  • 8,5 тысяч рублей — пособие при отсутствии дохода в половину прожиточного минимума;
  • до 2% годовых — дальневосточная ипотека;
  • 1 га — бесплатная земля, дальневосточный гектар».

Программа переселения соотечественников принята в 2006 году для людей, оказавшихся после распада СССР за пределами РФ и желающих переселиться в Россию. Приоритетными регионами заселения по этой программе в 2022 году являются: Республика Бурятия, Республика Саха (Якутия), Забайкальский край, Камчатский край, Приморский край, Хабаровский край, Амурская область, Магаданская область, Сахалинская область, Еврейская автономная область, Чукотский автономный округ.

— Они посмотрели на эти условия и подумали, что терять им все равно нечего, — рассказывает волонтер Елена, она работает с беженцами в Приморье. — У них были дома, машины, у них было имущество — [а теперь] этого ничего нет. Они посчитали, что тут им предлагаются социальные гарантии хотя бы, и поехали. Подавляющее большинство мне говорили, что приехали сюда исключительно по доброй воле, никто их не заставлял, они сделали этот выбор — Дальний Восток — сознательно. Только некоторые рассказывали: «В 4 часа ночи нас привезли в Таганрог и сказали: “В 9 часов утра идет первый эшелон. Вы на него садитесь и едете”».

Люди сели в специальный эшелон, который шел десять суток до Находки. Из 308 человек 90 — дети. Вместе с семьями ехали их домашние животные: собаки и кошки.

— Изначально людям было сказано, что они едут во Владивосток, никто их не предупреждал, что они в итоге окажутся во Врангеле, — рассказывает Елена. — Им говорили, что Владивосток — большой приморский город, как Мариуполь. Им описывали: там море, там климат, похожий на ваш. Вы едете в бурно развивающийся приморский город. Такую им нарисовали картинку. В итоге эшелон останавливается в Находке. Их грузят в автобусы и везут во Врангель.

Врангель — это больше 200 километров от Владивостока. Ехать нужно на перекладных, на автобусах, больше пяти часов.

До Находки из Врангеля ехать 40 минут на автобусе. Хотя Врангель считается официально частью Находки, но, по сути, до цивилизации — 40 минут пути. На проезд нужны деньги, которых у беженцев нет.

Ипотека только для молодых

Во Врангеле людей поселили в ведомственной гостинице порта Восточный. Она называется «Восток».

— Этажей в этой гостинице очень странное количество: с одной стороны заходишь — четыре, с другой — шесть, — говорит Елена. — Разобраться в этих лабиринтах человеку сложно. Бесконечные лестницы, переходы. Ощущение бесконечно разворачивающегося пространства, трудно ориентироваться.

Есть комнаты на четыре места и на шесть. Душ и туалет в каждом номере отдельный. В комнате может жить одна семья или две. 

Фото: Бывший_Сахалинец / smorodina.com

— Это трехзвездочный отель, — рассказывает волонтер. — Это лучшее, что может предложить поселок Врангель. Там хорошее трехразовое питание, детей кормят дополнительно. И волонтеры привозят фрукты. На питание никто не жалуется.

Вскоре после приезда мариупольцы поняли, что не все так просто, как им обещали.

— Только в поезде они узнали, что ипотека под 2% — для молодых семей до 35 лет или для тех, кто будет строить дом на дальневосточном гектаре. Но никто не рассказывал, что дальневосточный гектар будет где-нибудь в тайге, где надо вырубать лес или болота осушать и нет никаких коммуникаций. Чаще всего это в 120 километрах от цивилизации. Для семьи, у которой нет никаких денег, нет даже одежды — это все невозможно.

Работать людям предлагают за небольшие деньги, а снимать жилье дорого.

— Им предлагают 35 тысяч рублей зарплату, а аренда жилья стоит 30 тысяч рублей, — рассказывает Елена. 

— Дальний Восток вообще — это место, где очень дорогое жилье, где цены на продукты на 20-30% выше, чем в остальной России.

Тут особые условия жизни. Люди сейчас ищут, где жить, и пишут нам в волонтерский чат: «Тут такие дикие цены, нам нужно не по космической цене».

Тем, кто хочет уехать из Врангеля в Центральную Россию, государство, конечно, дорогу не оплатит. Люди пытаются найти разные пути.

«Я доверчивый был человек»

Денис вместе с женой и сыном 2,5 лет попал во Врангель из Мариуполя в середине апреля.

— Во время <действий спецоперации> мы были в доме, — рассказывает Денис. — В подвал не могли спуститься, там нас завалило бы, он не оборудован для всего этого. Было страшно, мы заколотили окна. Когда окна заколочены, меньше боишься.

24 февраля Денису на работе дали аванс, поэтому семья успела запастись едой: купили четыре мешка картошки. За водой ходили на колодец неподалеку.

— Но потом люди стали говорить, что вода в этом колодце отравлена. Я не верил, пока у меня не поднялась температура 38,8 — и не сбивалась. Пьешь таблетку — температура падает до 37 и через полчаса опять поднимается. Так же мой сосед заболел. Я двое суток лежал, не мог подняться. Жена меня вылечила какими-то таблетками, не помню, как называются. Потом мы ходили за водой в другой колодец. 

Рядом с домом Дениса упал снаряд — и ударной волной снесло печную трубу с крыши. Внутри дома полопались стены. На месте удара образовалась воронка «глубиной метров в семь».

В это же утро к семье Дениса пришли войска ДНР и попросили «в срочном порядке» покинуть дом.

— Нас на автобусе вывезли в школу Докучаевска, там нас очень хорошо кормили. Потом 10 апреля нас перевезли туда, где мы прошли фильтрацию. Это дактилоскопия, телефоны смотрели, анкету с вопросами мы заполняли. 11 апреля нас вывезли в Таганрог. И уже днем 12 числа мы слушали про программу переселения соотечественников на Дальний Восток… Я просто доверчивый был человек. Программа меня заинтересовала очень сильно — потому что помощь какая-то конкретная. Нам обещали сертификаты на жилье 600 тысяч рублей и подъемные 170 тысяч. Нам сказали, нас повезут во Владивосток.

По словам Дениса, поезд, в котором их везли, был совершенно новый, купе комфортное, проводницы приветливые. Кормили консервами: тушенка, гречка, рис. Ребенку давали такие же консервы и еще сок. Иногда шоколадки. Хлеб стали раздавать только на шестой день пути.

— Еду можно было погреть, — рассказывает Денис. — Я в поезде с проводничками познакомился и у них в микроволновке грел. Душ хороший был в вагоне. Четыре дня мы ели консервы, потом все… как-то уже невозможно стало.

Через пять дней пути выяснилось, что поезд едет в Находку, а не во Владивосток. 

— Люди в шоке были. Какие эмоции у всех людей были, я не могу передать приличными словами. И в последний день мы узнали, что мы едем во Врангель — за три часа до высадки нам сказали. Все были в таком состоянии… Я просто не нахожу слов, чтобы это выразить.

Через две недели после приезда в столовой врангельского ПВР состоялось собрание, на которое приехал губернатор Приморского края Олег Кожемяко. Он рассказывал мариупольцам, как работает программа переселения на Дальний Восток.

— Из его речи я понял, что жилищный сертификат дадут в течение трех лет только, — говорит Денис. — То есть не сразу, а когда-то там, года через полтора. А подъемные 170 тысяч будут давать тоже не сразу — половину подъемных можно получить только через полгода. Сертификат жилищный дают, только если у тебя уже есть российское гражданство. И если ты вступаешь в эту программу, нельзя менять место регистрации в течение трех лет. Я не смогу работать в другом регионе. Дальневосточный гектар, сказали, в течение пяти лет дадут. И где-нибудь в лесу. Что с ним делать в лесу, спрашивается? После этой встречи с губернатором мы решили уезжать с Дальнего Востока. Решили, что нужно переехать поближе к Мариуполю. Поработать в России, а потом вернуться в наш город.

Как рассказывает Денис, его поразили цены во Врангеле. Килограмм сахара — 220 рублей. Однокомнатную квартиру можно было снять за 25 тысяч рублей.

— Мне предложили работу сварщиком за 50 тысяч рублей, — говорит мужчина. — Учитывая цены на жилье и на продукты — это просто невозможно для нас. В Петербурге за такую же работу, например, предлагают 90 тысяч с проживанием.

Волонтеры помогли семье купить билеты в Санкт-Петербург на самолет. Сейчас Денис с семьей живет в ПВР в городе Тихвин под Петербургом.

— Мы ждем, пока нам документы из Врангеля перешлют, — говорит Денис. — Я там оформил временное убежище (при оформлении этого статуса паспорт забирают. — Прим. ред.), но по нему не продавали билет на самолет. Улететь по ВУ из Приморья нельзя, только по паспорту. Поэтому я забрал паспорт и отдал ВУ. Теперь жду, пока мне пришлют сюда ВУ — без него нельзя работать.

В Мариуполе у Дениса осталась мама. Никакой связи с ней нет.

— Вместе с нами конкретные пути возвращения в Центральную Россию из Врангеля искали 22 человека, — говорит Денис. — Но вообще, уехать оттуда хочет примерно половина тех, кого привезли.

«Куда привезут — туда привезут»

Алена с мужем уже больше месяца живут в ПВР в поселке Врангель.  

— Честно, в Мариуполе мы прощались с жизнью. Думали, не выживем, — говорит она. — Такая сильная бомбежка была, что думали, никогда не выберемся из подвалов.

У Алены был цех по заготовке колбас и сала — дома полная морозилка. Поэтому, когда они с мужем прятались в подвалах, еда у них была. Запасы воды тоже были.

— Однажды пришли русские солдаты. И говорят: «Идите туда до церкви — там будет проход, там блокпост и русские вас встретят». А куда нам было еще идти?

Алену с мужем вывезли в Таганрог. Там им предложили вступить в государственную программу по переселению на Дальний Восток.

Беженцы из Мариуполя в ПВР в Таганроге. Фото: Наталия Нехлебова

— Выбора у нас не было. Нам говорят: «Вы можете ехать куда хотите — за свой счет». Как это? У нас же денег нет! И мы через четыре дня поехали на Дальний Восток — от безвыходности, во-первых, а во-вторых, хотелось посмотреть, может, там будет что-то действительно стоящее.

До Находки поезд шел десять суток. Как говорит Алена, «совершенно новый, мы были первые пассажиры».

— Мы столько времени провели в подвале! Только на третий раз когда я мылась — с меня пошла прозрачная вода. После этих условий такой чистый поезд и так тепло в нем — не верилось уже, что может быть такое.

В поезде было много детей. По словам Алены, они почти всю дорогу просидели у окон.

— «Ой, глянь, речка, ой, горы, ой, снова речка», кто-то зверушку какую-то увидел. После подвалов, после бомбежек — они всему были рады.

— Нам говорили, что мы поедем во Владивосток, а потом в процессе — уже в поезде — выяснилось, что мы едем в Находку, — рассказывает Алена. — Я подумала: «А вообще-то какая разница, мы же бомжи, если называть вещи своими именами, куда привезут — туда привезут. И почему не ехать, если у нас ничего нет, а там говорят, что все будет».

Алена с мужем нашли работу в поселке Славянка — 176 километров от Владивостока. Муж — по специальности, крановщиком. Алена на кухне — поваром. Место — с проживанием и питанием.

Полицейские помогают в оформлении временного убежища на территории РФ беженцам из Мариуполя. Фото: https://мвд.рф

— Сказали, что фирма снимет нам квартиру. Мне обещали зарплату 35 тысяч, а мужу 70 тысяч. Чтобы получить подъемные 170 тысяч, нам нужно зарегистрироваться в программе «Переселение соотечественников» и написать заявление на получение этих денег. А на жилищный сертификат можно претендовать после получения гражданства РФ. Останемся здесь, работа и жилье есть, куда нам еще дальше ехать, — говорит Алена.

Ее сестра и мама до сих пор находятся в Мариуполе. Что с ними, девушка не знает.

90 дней. С чем столкнулись беженцы из Донбасса и Мариуполя
Подробнее
Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.