Давление
Фото: facebook.com / msses.ru
Фото: facebook.com / msses.ru
Ректора Московской высшей школы социальных и экономических наук Сергея Зуева задержали в рамках дела бывшей замминистра просвещения Марины Раковой. Более 240 ученых обратились с открытым письмом к генпрокурору РФ Игорю Краснову в защиту Зуева. «Правмир» поговорил с авторами обращения.

Ректора Московской высшей школы социальных и экономических наук («Шанинки») Сергея Зуева задержали 12 октября в рамках дела бывшей замминистра просвещения Марины Раковой. Днем позже суд отправил его под домашний арест до 7 декабря. 

Зуева подозревают в хищении более 21 миллиона рублей у Фонда новых форм развития образования (ФНФРО), которым руководила Ракова. Он не признает свою вину.

20 октября Зуева госпитализировали с гипертоническим кризом, а 21 октября ему провели операцию на сердце.

Прокуратура обжаловала решение суда о домашнем аресте и подала представление о заключении Зуева под стражу.

25 октября более 240 российских ученых обратились с открытым письмом к генеральному прокурору РФ Игорю Краснову. Они настаивают, что ректора «Шанинки» нельзя заключать под стражу.

Максим Кронгауз: «Мы все абсолютно уверены в порядочности Сергея Зуева»

Лингвист, профессор Высшей школы экономики

Максим Кронгауз

— В этой ситуации есть три разных аспекта. 

Первый — это отношение к Сергею Эдуардовичу Зуеву. Я, как и многие из подписавших, с ним хорошо знаком, и как и написано в письме, абсолютно уверен в его порядочности. Мы просто не верим, что он мог бы что-то похитить.

Второе — вопрос более общий, гуманитарный. По имеющейся информации, Сергей Эдуардович сейчас болен, у него хроническая болезнь, была операция. И в этой ситуации заключать его под стражу неверно с точки зрения человеческих ценностей. Это негуманно. И юридически это тоже неправильно. Зачем заключают под стражу? Чтобы человек не мог сбежать или надавить на свидетелей. И первое, и второе здесь совершенно нереально, это исключено.

И третье — беспокойство по поводу всей ситуации в целом. Ее очень трудно оценить, но та информация, которая до меня доходит, вызывает определенные сомнения.

Насколько я понимаю, отчет был сдан. И вся эта история раскручивается на основании рецензии на этот отчет. Мне кажется, это рискованный путь, потому что у нас многих ученых, занимающихся естественными науками, сажают за раскрытие государственной тайны. А теперь оказалось, что гуманитариев можно сажать на основании не сделанного (во что я не верю) или неудовлетворительно сделанного отчета.

Мне кажется, что это чрезвычайно опасно для грантовой системы в целом. А во многом это напоминает ситуацию с арестом Кирилла Серебренникова. Работать за государственные гранты становится опасно для всех.

Николай Гринцер: «Ситуация недопустимая»

Филолог, профессор, член-корреспондент РАН

Николай Гринцер

— Необходимость этого письма возникла по понятному поводу. Суд постановил оставить Сергея Зуева под домашним арестом, а прокуратура подала апелляцию на решение и внесла представление о заключении его под стражу. Что особенно возмущает в той ситуации, когда человек лежит в больнице и только что перенес очередную, уже, замечу, третью за год операцию. Поэтому именно сейчас это письмо и появилось.

Я его подписал, как, думаю, и многие другие, во-первых, потому что даже на внешний взгляд ситуация, когда человека чрезвычайно заслуженного перед отечественным образованием, наукой, культурой, что выражается, в том числе, и в государственных наградах, и одновременно довольно тяжело больного, стремятся непременно отправить в тюрьму.

На мой взгляд, ситуация недопустимая. Это расходится с моими представлениями о справедливости и гуманности.

Но помимо этого общечеловеческого взгляда, есть и другой аспект. Я с Сергеем Зуевым работаю вместе вот уже восемь лет и реально знаю, как много он делает для образования, гуманитарного в том числе. В рамках Института общественных наук, который он возглавляет, я руковожу Школой актуальных гуманитарных исследований, в которой собрано очень много замечательных ученых. И собраться им вместе, чтобы заниматься наукой, без организационной и коллегиальной помощи со стороны Сергея Зуева было бы невозможно.

И третье. Я, работая с ним, прекрасно знаю его как человека. И в его честности и бескорыстии у меня нет никаких сомнений. Кроме того, я в данной ситуации переживаю за его здоровье, как за здоровье человека мне близкого. Это те резоны, которыми я руководствовался.

Алексей Масчан: «Мне не нравится, когда мучают людей»

Доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН, заместитель директора Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева

Алексей Масчан

— Какие тут могут быть толкования? Мне не нравится, когда людей мучают. Это единственный резон, почему я подписал открытое письмо.

Зная, что все поставлены в такие условия, когда вольно или невольно приходится нарушать закон, посадить могут абсолютно любого за что угодно. Подписав это письмо, я тем самым не только Сергею Зуеву оказываю поддержку, но протестую против полицейского государства.

Это обращение от клуба академиков, так называемого Клуба «1 июля», которым прогрессивная часть академической среды выражает свое мнение, к которому я, естественно, присоединяюсь.

Константин Поливанов: «Нет никаких сомнений, что ректор “Шанинки” — человек абсолютно честный»

Филолог, доктор философии

Константин Поливанов

— В письме все достаточно ясно сказано. Нет никаких сомнений, что Сергей Эдуардович — человек абсолютно честный и безупречный. За делом в его отношении стоит какая-то «игра» или подстава — не берусь судить и квалифицировать.

Но главное, что при том состоянии здоровья, в котором он находится, перемещение его в СИЗО представляет собой откровенное давление на человека на уровне пытки, чтобы заставить его оговорить себя или кого-то еще. Я не сомневаюсь, что делать он этого не станет, но это совершенно недопустимо.

Сергей Эдуардович — человек много и заметно сделавший в области российского образования. Его личный вклад в развитие образования в России совершенно несомненен и виден большому количеству людей. Я не знаком с ним лично. Но за ним, как деятельным участником строительства нового российского образования, я наблюдаю довольно давно.

Я уверен в абсолютной беспочвенности обвинений в его адрес. В том, что Сергей Эдуардович не может быть повинен в подобных вещах, у меня нет никаких сомнений.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.