Дед Мазай на ощупь: инклюзивные проекты российских музеев

|
Видеогиды на жестовом языке, тактильные экспонаты, экскурсии для людей с особенностями развития, занятия по арт-терапии - чему инклюзивные программы музеев могут научить нас.

“Искусство может быть доступно каждому человеку, вне зависимости от его возможности видеть, слышать, ходить” – с этой идеей музеи все больше развивают инклюзивное направление и придумывают разные способы работы с людьми с особенностями.

Впрочем, первое кресло-коляска появилось в нью-йоркском Метрополитен-музее ещё в 1906 году, а в 1913-ом стартовали первые программы для детей без зрения. Спустя сто лет в музее открылась первая выставка незрячих посетителей: участники уроков рисования “Seeing Through Drawing” для людей без зрения знакомились с экспонатами, а потом на основе своих впечатлений создавали работы.

Видеогиды на жестовом языке, тактильные экспонаты, экскурсии для людей с особенностями развития, занятия по арт-терапии – сегодня каждый музей стремится создать свой набор инклюзивных программ и по сути – становится примером для многих других институций и нас.

“Правмир” рассказывает о любопытных инклюзивных проектах российских музеев.

Дарвиновский музей: изучение природы с помощью шрифта Брайля и зуба мамонта

Московский Дарвиновский музей называют пионером инклюзивных методик в России. Еще с середины 1920-х годов основатель и первый директор музея Александр Котс проводил экскурсии для студентов без зрения, а в годы Великой Отечественной войны сюда приходили группы раненых солдат.

В 2011 году сотрудники музея привезли в дом-интернат «Южное Бутово» для детей с нарушениями развития небольшую выставку и параллельно провели несколько занятий. Спустя два года ребята сами приехали в музей. Так начался образовательный проект “Животный мир в изобразительном искусстве”: педагоги проводили экскурсии по экспозиции, а после ставили мольберты и ребята рисовали животных прямо с “натуры”. Проект завершился выставкой детских работ в музее.

Сегодня в музее есть единственная в России экспозиция для самостоятельного просмотра незрячими. Тактильный осмотр экспонатов – это один из основных принципов работы с людьми без зрения, поэтому в зависимости от специализации музеи предлагают разные реалистичные макеты для знакомства.

Дарвиновский рассказывает о животных и растениях с помощью натуральных кусочков шкур, скелетов и чучел животных, отпечатков следов, миниатюр деревьев, окаменевших раковин. В основной экспозиции многие предметы можно трогать. Описания всех экспонатов продублированы шрифтом Брайля.

Посетители признаются: пожалуй, самым впечатляющим было знакомство с живыми насекомыми – в одном из залов людям без зрения дают подержать их в руках.

Музей “Огни Москвы”: история уличного освещения мегаполиса для людей без зрения

Музеи работают с особенными посетителями не только в зданиях, но и выходят на экскурсии по городу. Пример  – городской музей “Огни Москвы”, который знакомит всех с историей уличного освещения. Сотрудники всерьез задумались: как людям без зрения рассказать об осветительных приборах. В итоге в музее появились шесть витрин с разноцветными стеклами: красное стекло было самым горячим, а синее и фиолетовое — холодными, так посетители с нарушениями зрения могли представить, “почувствовать” цвет.

Но этим сотрудники музея не ограничились – они разработали экскурсионный маршрут «Изобретатели», во время которого слепые и слабовидящие люди тактильно осматривают памятники, а про некоторые объекты, например, Шуховскую башню, узнают с помощью макетов.

Школьники с ослабленным зрением в музее “Огни Москвы”. Фото: schsi2.mskobr.ru

Музей-заповедник “Царицыно”: выставка работ наивных художников и людей с аутизмом

Многие крупные музеи экспериментируют и с программами арт-терапии – социальной адаптации и творческой реабилитации людей с особенностями через средства изобразительного искусства. Проекты на стыке искусствоведения, психологии, педагогики есть у Третьяковской галереи, ГМИИ им. А.С. Пушкина, Русского музея, Эрмитажа.

Все больше музеи сотрудничают с благотворительными фондами, организуя социальные проекты. Так, в июне музей-заповедник “Царицыно” совместно с центром творчества, обучения и социальной реабилитации для взрослых людей с аутизмом «Антон тут рядом» открыл выставку «Люди должны быть разными» – работы студентов центра показывались вместе с произведениями российских наивных художников из собрания музея-заповедника. А во время дискуссий обсуждались, как люди с аутизмом могут быть вовлечены в общественную и культурную жизнь современного города.

Среди друзей музея –  интегрированный театр-студия “Круг II”- единственный в России профессиональный театр, в котором играют люди с ментальной инвалидностью и психофизическими нарушениями. Летом в Большом дворце Царицыно состоялась премьера спектакля «Волшебный мир Нарнии” по мотивам книги Клайва Льюиса «Лев, Колдунья и Платяной шкаф».

Работа с людьми с особенностями развития уже давно ведут крупнейшие зарубежные музеи, такие как Метрополитен, Британская галерея Тейт, музей Виктории и Альберта в Лондоне, музей Соломона Гуггенхейма. У Метрополитен-музея есть программа для людей с деменцией. Российские музеи тоже перенимают опыт работы с такой категорией посетителей, развивают адаптивные экскурсии.

Фонд содействия решению проблем аутизма «Выход» в 2016 году написал пособие о том, как адаптировать пространство музея для людей с аутизмом и их семей, например, для посетителей с РАС нужно создать уголок для сенсорной разгрузки. Первыми участниками программы “Аутизм. Дружелюбная среда” стали Пушкинский музей, “Гараж” и музей занимательных наук “Экспериментаниум”.

Илья Смирнов. «Горы». Выставка «Люди должны быть разными» в Музее-заповеднике «Царицыно»

Третьяковская галерея: бронзовый Пушкин и дед Мазай на ощупь

Десять лет назад Третьяковская галерея запустила инклюзивную программу «Музей, открытый для всех» по работе с разными категориями посетителей. Так, в музее появился первый в России видеогид для глухих и слабослышащих зрителей по основной экспозиции. Сотрудники музея называют этот проект «отчасти семейной историей», так как основатель галереи Павел Третьяков был председателем попечительского совета московского училища для глухонемых.

Еще одно направление программы – «Язык скульптуры по Брайлю» – это серия тематических тактильных выставок для людей с нарушениями зрения, причем посетители знакомятся не с муляжами, а с подлинными произведениями.
Последнюю выставку Третьяковка создавала вместе с современными московскими скульпторами – попросила их выставить скульптурные портреты писателей и их литературных героев. Так на экспозиции оказались бронзовые Пушкин, Достоевский, Гоголь и другие писатели, а также дед Мазай с зайцами, принцесса на горошине, сделанные из дерева и глины. Каждую скульптуру можно было потрогать, изучить на ощупь, а также прочитать по Брайлю комментарии искусствоведа.

Ранее героями выставки становились персонажи из истории искусства. Следующая выставка серии откроется весной 2018 года, она будет посвящена анималистике.

«Дед Мазай и зайцы». Скульптор Александр Сминов-Панфилов. Фото: Павел Смертин, miloserdie.ru

Музей современного искусства “Гараж”: поп-арт и абстракция на русском жестовом языке  

Первый в России отдел инклюзивных программ открыл в 2015 году музей современного искусства «Гараж». Сначала он фокусировался на работе с людьми без зрения слуха и нарушениями опорно-двигательного аппарата, а затем начал работать с посетителями с ментальными особенностями.

Однажды во время обсуждения программ сотрудники музея поняли: многие термины и понятия современного искусства, такие как «абстракция», «поп-арт», «концептуализм», не имеют аналогов в русском жестовом языке. Спустя какое-то время “Гараж” подготовил первый словарь основных терминов современного искусства на русском жестовом языке в формате видеокурса.

Видеогиды и экскурсии на жестовом языке – уже стандартная музейная практика.

Чуть позже инклюзивный отдел музея организовал дискуссионный клуб для подростков – во время встреч зрячие участники описывали произведениями искусства незрячим, а потом вместе обсуждали.

Экскурсия для слабослышащих посетителей в музее современного искусства «Гараж». Фото: priderussia.ru

Инклюзивный музей – это большая работа, которая связана не только с умением вести диалог с участниками с физическими и ментальными особенностями, но и с адаптацией пространства. Эксперты убеждены: любой музей, тем более инклюзивный, это диалог, поэтому энтузиасты и в крупных столичных, и в небольших региональных музеях придумывают разнообразные инклюзивные форматы. И, кажется, они действительно работают.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Священник Сергий Круглов – о «тяжелых временах» и почему человек загорается Христом
Как семья усыновила подростка с онкологическим диагнозом
Какова связь между холодным воздухом и нашим здоровьем – 6 вопросов терапевту

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: