Главная Общество СМИ Мониторинг СМИ

Дед Мороз с пулеметом и трофейные консервы. Как на войне отмечали Новый год

Воспоминания ветеранов и детей войны

Новый год в России воспринимается как рубеж: мы ждем изменений, открытий и чудес. Празднуем с размахом, проводим много времени с семьей, ездим по гостям и устраиваем себе настоящие каникулы. Новый год сейчас — это самый долгожданный праздник в стране. Но так было не всегда. Как отмечали Новый год наши прадеды на войне и после нее? Как менялось отношение к празднику? Об этом читайте в материале корреспондента A42.RU Вячеслава Ворожейкина.

Перед войной: то ли праздник, то ли нет

Украшенная елка, застолье, фейерверки и торжественное поздравление лидера страны кажутся незыблемыми атрибутами Нового года. Но стали они такими только в 50-60-х годах – новогоднее дерево то запрещали, то разрешали всю первую половину XX века. Сам праздник несколько раз менял свой статус и был вовсе не в числе главных.

Всеволод Сырнев, заслуженный врач России:

«Я родился и жил в Москве до войны. Новый год мы не отмечали. елки долго были запрещены, ведь только в 1936 году правительство разрешило устанавливать елки, потом появились елочные украшения. Но коллективно в школе ничего не праздновали.

Потом началась война, приказом Сталина всех детей эвакуировали, мы вместе с матерью переехали в Слободской — это город в Кировской области. В 1943 году я окончил школу. Во время войны мы не думали о празднике. Мы были какие-то серьезные, что ли. Единственное, что было важно — хорошо учиться. Мы это и делали, учились по-настоящему. А на переменах слушали сообщения Советского информбюро, следили за происходящим на фронте. Становились стратегами и обсуждали, как сделали бы здесь, там.

Единственное воспоминание радостное — как в декабре 1941 года с мамой ходили в кинотеатр. Смотрели фильм, вокруг плакали многие. Даже сейчас слезы на глазах, потому что мы понимали, что конец близко».

Празднование Нового года в СССР до 1936 года и впрямь не приветствовалось — считалось «буржуазным пережитком». Впрочем, отмечать его в рабочей и крестьянской среде никто особо и не рвался — при царе главным праздником было Рождество, после 1927 года отмененное.

В Кемерове в то время жили иностранные рабочие, приехавшие в Автономную индустриальную колонию «Кузбасс», — они искренне недоумевали, почему советское правительство запрещает им елку.

— Для западных коммунистов, приехавших в Сибирь, Рождество было праздником народным, отнюдь не религиозным. Почему им, интернационалистам, ленинцам, нельзя поставить дома елку? Ян Рутгерс, сын директора колонии, вспоминал: «Когда наступил сочельник, мы наглухо закрыли ставни и задернули шторы. Не дай бог русские пойдут с рейдом по домам! Увидят елку — греха не оберешься, в несоблюдении ленинских заветов обвинят», — рассказывает краевед Владимир Сухацкий. — В 30-х Новый год отмечали, но весьма скромно. С 1929 по 1935 год в стране были продовольственные карточки, поэтому, конечно, никаких изысков. Винегрет был роскошью, самое желанное блюдо — пельмени — могли позволить себе горожане, державшие скот. У пролетариев деликатесом считалась даже конская колбаса, в которой мяса было очень мало, а требухи — много. Водки пили мало, в основном — брагу, самогон, медовуху.

Трудно сказать, почему, но в 1936 году Сталин вновь разрешил устанавливать елку. Называлась она с тех пор новогодней, а не рождественской. Было рекомендовано проводить елочные праздники коллективно — в Домах пионера, клубах, театрах и школах. Вернулись елки и маскарады. Тогда же появился и Дед Мороз на замену рождественскому Святому Николаю, и Снегурочка — образ взяли из пьесы Александра Островского.

Николай Сячин, рядовой роты автоматчиков, разведчик, подполковник милиции в отставке:

«Новый год перед войной не слишком-то праздновали — тогда ведь достатка такого не было, как сейчас. Но все равно праздник такой был, неправильно говорить, что не было совсем. Ходили в гости друг к другу, поздравляли, желали всего наилучшего. Особых застолий не помню. А главный праздник был, конечно, в мае. Сначала Первомай, а после войны еще День Победы добавился».

— В 1940 году в клубе кемеровской ГРЭС Дед Мороз не только поздравил собравшихся с Новым годом, но и поведал, сколько киловатт энергии выработано за прошедший год, рассказал о плане и соцсоревновании, — улыбается Владимир Сухацкий. — Подобные выступления были в порядке вещей, считалось, что речь Деда Мороза должна заряжать трудящихся оптимизмом и способствовать повышению производительности труда. Думаю, именно в те годы зародилась привычная нам сейчас, но вообще-то странная форма официальных поздравлений. Что-то вроде короткого доклада об итогах года и планах на будущее.

Война: елка в гильзах и Дед Мороз с пулеметом

В 1941 году стало совсем не до Нового года. И все же бойцы вспоминали о празднике: ставили елку и угощались, чем богаты. По воспоминаниям ветеранов, вместо крестовины для елки использовали гильзу от 37-миллиметровой пушки, вместо украшений — бинты и опять же гильзы, но уже винтовочные. Родственники присылали в армию посылки с подарками — кусковым сахаром и табаком, а командование иногда выделяло спиртное. После 1943-го на стол солдатам порой попадали яблоки, трофейные консервы и даже шоколад.

Конечно, празднование зависело от места и ситуации на фронте. Например, во время боев под Сталинградом танковый корпус захватил немецкий тыловой аэродром. Помимо снаряжения, в руки советских танкистов попали рождественские подарки для немецких солдат: консервы, шнапс, сигареты. На другом участке фронта — на станции Котельников под Сталинградом — после победы решили отметить как раз подоспевший Новый год на широкую ногу: на столе было много яств, даже шампанское, отвоеванное у врага, наливали.

Но не у всех и не всегда Новый год был такой веселый. Некоторые встречали его в весьма интересных обстоятельствах — на гаупвахте, например.

Евгений Тимофеевич Шибалов, авиамеханик, затем летчик, подполковник в отставке:

«Мы были не такие дети, как сейчас, мы взрослели раньше. Праздника по поводу Нового года перед войной я не помню, хотя день такой был. И на войне был тоже — друг друга поздравляли. А в 1944-м Новый год у меня был вообще примечательный — на гауптвахте.

31 декабря я как раз вышел из госпиталя. Часть была крупная, даже со своим кинотеатром, и там показывали фильм. Народу внутрь набилось — уйма, и я тоже постарался пролезть, в толпе ухватился за кого-то — оказалось, за ремень винтовки у постового. Мне говорят, мол, это ведь попытка присвоения оружия. И оформили меня на гауптвахту. Там я Новый год и встретил. Потом разобрались, конечно, отпустили».

Во время войны печатали праздничные открытки. Новогодние персонажи на них тоже предстают военными: Дед Мороз носит через плечо пистолет-пулемет и гонит врага. А вот от снимков из блокадного Ленинграда по коже холодок: у елки — дети в бинтах, медсестры пытаются улыбаться.

В тылу Новый год устраивали в основном для детей, чтобы отвлечь от ужасов войны.

— Вместо подарков нам вручили стеклянные баночки, в них был кусок хлеба и небольшой кружок конской колбасы, — вспоминает Римма Власова, которая в военные годы была еще ребенком. — Вот это для нас было настоящее детское чудо, потому что мы в последнее время, кроме хлеба и воды, ничего не ели. Были невероятное удивление, радость, и это подкрепило силы. В качестве подарка была баночка вкусного, сладкого желе. В те времена — невиданный подарок. Где разыскали такую экзотику, непонятно.

После войны: самый желанный праздник

В послевоенные годы Новый год не был в приоритете. Страну нужно было поднимать, а шиковать многим было не на что.

— После войны Новый Год — мы не знали, что это такое, — рассказывает Геннадий Васильев, ветеран труда. — Я был ребенком, в семье девять детей, жили бедно. Праздновать начали только, когда выросли.

Но постепенно страна восстанавливалась — и с ней набирал популярность Новый год. В 1948 году 1 января сделали выходным.

— Когда полусонным советским гражданам не надо было с утра тащиться на работу, Новый год и стал самым веселым и желанным, — рассказывает Владимир Сухацкий. — Новогодние традиции, которые нам так знакомы, зародились в 50-е годы. Ожидание боя курантов, — сначала, конечно, по радио. Салат «Оливье», шампанское и загадывание желаний. Детские подарки на работе родителям, мандарины, которые привозили раз в году.

Без богатого стола Новый год не Новый год, а потому в условиях тотального дефицита готовиться нужно было заранее. Соленья, консервы, алкоголь покупались порой за полгода и отправлялись на дальнюю полку, на балкон или к стенке холодильника со словами: «А это оставим на Новый год» — и становились тренажером для тренировки воли всех членов семьи.

Ну, а в 60-х появляется «Голубой огонек», и Новый год обретает привычный нам облик. Правда, тогда в телеэфире главными гостями были не поп-музыканты, а передовики производства, герои Советского Союза, деятели науки и искусства. Например, почетными гостями первого выпуска стали Валентина Терешкова и Юрий Гагарин.

Новый год был любимым во многом потому, что не было обязаловки, демонстраций и транспарантов — это сильно отличало его от других советских торжеств. Он стал не общественно-политическим мероприятием, а семейным праздником, добрым и теплым, и остается таким по сей день.

Фото: russiainphoto.ruwaralbum.rupinterest.fr

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.