Главная Благотворительность
Денис ухватился за водосточную трубу, но все равно сорвался
За свои 35 лет Денис Егоров почти никогда не просил о помощи. Даже когда сорвался с высоты, ремонтируя фасад дачи, и сломал позвоночник, сказал родным: «Споткнулся и упал немного». Уже десять месяцев из-за травмы спинного мозга он не чувствует ног. Сейчас он учится ползать и шагать в ходунках, при этом работает и финансово содержит семью, в которой двое малышей. Но иногда его так накрывает, что хочется просто не просыпаться. 

Денис ухватился за водосточную трубу, но все равно сорвался

Этот миг разделил жизнь молодой семьи на «до» и «после»
За свои 35 лет Денис Егоров почти никогда не просил о помощи. Даже когда сорвался с высоты, ремонтируя фасад дачи, и сломал позвоночник, сказал родным: «Споткнулся и упал немного». Уже десять месяцев из-за травмы спинного мозга он не чувствует ног. Сейчас он учится ползать и шагать в ходунках, при этом работает и финансово содержит семью, в которой двое малышей. Но иногда его так накрывает, что хочется просто не просыпаться. 

Каждый вечер Денис Егоров присылает жене Марине видео из реабилитационного центра. Одно упражнение так и называется: «Ходьба». 

Напрягая все мышцы, Денис опирается на ходунки, руками толкает их и следом подтягивает ноги. Почти прямая правая нога, закрепленная ортезом, приподнимется на пару сантиметров, делает движение по дуге и медленно опускается на пол. За ней идет левая нога. На каждый шаг — длиною, как стопа — Денису нужно 5–10 секунд. 

В январе 2021 года Денису Егорову исполнилось 35 лет. Уже десять месяцев из-за травмы спинного мозга он не чувствует ног. 

Денис Егоров с семьей до трагедии

Сказал родным: «Я споткнулся и упал немного»

Весной 2020 года семья Егоровых даже обрадовалась возможности посидеть на изоляции. В январе у пары родился второй сын, в марте Дениса как сотрудника IT-компании перевели на удаленку, а в апреле супруги собрали сумки и всем составом уехали из Москвы в область, на дачу к родителям. Во дворе установили качели и резиновой бассейн, отпраздновали трехлетие старшего сына, начали теснее общаться друг с другом и вообще — получать удовольствие от жизни.  

До начала рабочего дня Денис обычно уезжал в соседнюю деревню, где Егоровы строили летний дом. Ремонтом мужчина всегда занимался сам и в то июльское утро красил маслом фасад на втором этаже. 

И вдруг — поскользнулся, полетел вниз с 6-метровой высоты. В попытке остановиться Денис ухватился за водосточную трубу, из-за чего сломал лучевые кости и запястья обеих рук, но все равно сорвался. 

Сначала он приземлился на пятки прямых ног, а потом, вскрикнув от боли, упал на спину.   

— Положение было такое, как на кресте: ноги вместе, руки — врозь, только они выгнуты в другую сторону, — вспоминает Денис. — Я сразу не понял, что с ними произошло. Ноги тоже не двигались.  

Денис все-таки достал телефон из кармана шорт и разблокировал его с помощью отпечатка пальца. Набрал 112, вызвал скорую, позвонил Марине и отцу, попросив его приехать. Денис признается, что ему всегда было сложно просить о помощи, поэтому даже в той ситуации сказал: «Споткнулся и упал немного, но ничего. Главное — на руки не смотрите». 

В районной больнице мужчине сделали рентген и увидели перелом первого позвонка с компрессией спинного мозга и его корешков. Пока Дениса везли в Москву, Марина стояла на лужайке сада, смотрела на купола храма через дорогу и просила: «Господи, хоть бы был живой». 

Боль была такая, будто снова все переломано

Нейрохирурги Национального медико-хирургического центра оперировали Дениса восемь часов, убирая осколок позвонка. Позже они сказали, что прогнозы хорошие: к счастью, верхняя оболочка спинного мозга не была повреждена. 

Но почему-то на пятый день перестали слушаться ноги, не шевелились даже пальцы. 

Врачи видели причину в спинальном шоке и послеоперационной отечности, из-за которой Денис первое время даже не мог спокойно лежать — каждые три минуты просил родных перевернуть его в другое положение.  

— Боль была такая, будто все снова переломано, — вспоминает Денис. — Без движений ноги уже за первые три послеоперационные недели превратились в кости и кожу.

После выписки из клиники уход за Денисом, как рассказывают супруги, стал «семейным делом». Например, с кровати на коляску его пересаживали так: отец или мама подхватывали за подмышки, а жена фиксировала ступни на коляске.  

Денис продал машину, так как предстояла большая и долгая реабилитация, и сразу купил электрическую функциональную кровать, чтобы хотя бы приподниматься самостоятельно — опираться на руки было еще очень тяжело. 

Егоровы встали в очередь на реабилитацию по ОМС, но, чтобы не терять время, сами оплатили услуги массажиста и иглотерапевта и стали заниматься ЛФК дома. 

— После таких травм основная задача — поддерживать мышечный тонус, — объясняет Денис. — Если мышцы усыхают, перестают держать связь с нервными окончаниями, то нейроны теряются безвозвратно…

«Был самостоятельным, а теперь завишу от других»

Полгода Денис совсем не чувствовал ног: по его словам, они были «как ватные». 

В марте отделение соцзащиты района выделило квоту на трехнедельный курс в центре «Три сестры». И уже там, под контролем неврологов и физических терапевтов, Денис начал постепенно вспоминать движения. Сперва учился ползать, позже инструкторы поставили его в ходунки. 

— После этого курса у меня появилось ощущение тяжести в мышцах, жжения, — рассказывает Денис. — Со стороны не видно, что мышца сокращается, но я чувствую напряжение. Значит, начала восстанавливаться связь между мышцами и спинным мозгом!

Первый год после травмы считается «золотым», самым эффективным временем для восстановления, так как есть мышечная память. И даже если чувствительность ниже поясницы будет возвращаться медленно, заниматься нужно постоянно. Причем с инструктором и специальным оборудованием — только тогда возможен успех. 

Сначала Денис сможет сгибать колени, потом — стоять без опоры, затем — шагать с помощью «канадской трости». Для этого нужен не один курс, а как минимум два. 

Егоровы решили копить необходимую сумму и параллельно обратились в фонд «Правмир». А чтобы не потерять достижения, продолжили искать способы реабилитации и оплатили курс по нейрофитнесу. 

В перерывах между занятиями Денис подключается к совещаниям, некоторые задачи доделывает вечерами. Работа даже в таком формате, признается он, помогает не только обеспечивать семью и откладывать на реабилитацию, но и бороться с «чувством неудобства за себя». 

— Всю жизнь был самостоятельным, а теперь завишу от других, и это психологически тяжело… — смущенно улыбаясь, говорит Денис. — Раньше даже не предполагал, что столько людей оказываются в похожей ситуации после травм. А теперь даже в поликлинику не всегда зайдешь самостоятельно, из дома не выйдешь… Но недавно начал сам на коляску пересаживаться по чуть-чуть. 

Иногда хочется уснуть и не проснуться

В ответ на видео, которые Денис присылает с занятий в центре, Марина показывает мужу сыновей: лежа на коврике, они делают «зарядку, как папа». 

— Недавно мы в церковь пришли, и старший сын, как взрослый, вдруг говорит: «Ну я пойду, попрошу у Боженьки, чтобы он папе ножки полечил», — рассказывает Марина. — Ведь раньше Денис ходил на все площадки, на все горки, а теперь я сама…

— Иногда просыпаешься с чувством, что сейчас легко вскочишь с кровати и пойдешь. Но пытаешься и понимаешь, что тебе только кажется… На самом деле ты не управляешь собой… — через экран телефона видно, как у Дениса начинают поблескивать глаза. — Изначально говорили, что через две недели я встану. А когда проходит третий месяц, четвертый… Иногда что-то так накрывает, что хочется уснуть и не проснуться. Но потом берешь себя в руки, смотришь на детей и думаешь: «Так, все окей, надо продолжать реабилитироваться».  

Недавно трехлетний сын Дениса и Марины рисовал семью. Марина ждала, каким он покажет папу: 

— И он нарисовал его без коляски и объяснил, что наша команда Егоровых идет за мороженым в «Детский мир». Мы все стоим на ногах, мы гуляем.   

Этот рисунок Денис поставил на заставку телефона.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.