15 марта Церковь празднует память иконы Божией Матери «Державная». Жест Отрока обращен к взирающим на Него – жест благословения, в котором читается Имя Его, Имя Сына Божия. Он и есть – тайна Церкви. Церковь царствует Христом и во Христе, и это значит – невообразимо иначе, чем царствуют императоры. И славно Царство Христа, ибо Он вошёл во славу Свою на Кресте, а не на императорском престоле.

«Христос царствует!» – так восклицали мученики, умирающие на аренах цирков императорского Рима.

«Что за глупые были люди», — смеялись возвращающиеся со зрелища, — «не признавали, что царствует наш император!»

Но прошли года, десятки лет.

Император по имени Константин обнимал и целовал как близких друзей христиан-епископов, носящих на своих телах следы пыток времен гонений.

«Вот что значило – Христос царствует!» — подумали многие язычники. – «Ладно, пусть царствует!»

И снова шли года, и в кровавой бойне, устроенной сыновьями императора Константина — великого и святого, — погибли все близкие мальчика по имени Юлиан. Выживший, выросший в постоянном страхе нависшей над ним смерти, он воззвал к Гелиосу, а потом и восшёл на престол.

«Гелиос царствует! Император Юлиан царствует!» — кричали толпы, неожиданно быстро изменившие вероисповедание.

Драма жизни Юлиана Отступника была недолгой – и снова христианские императоры взошли на престол, и стали царствовать долгие столетия, на Востоке и Западе.

Император Юлиан

Император Юлиан

И как-то стало привычно думать, что именно так и царствует Христос, в лице христианских императоров.

…Вот Он, на руках Матери Своей – на Ней ризы багряные, ризы, которые наденет Он, топтавший в точиле (Ис. 63:2), когда будет уже не Отроком, а Мужем скорбей.

Церковь, посреди которой Отрок Господень, как росток пробившийся из земли сухой (Ис. 53:2), сама – Царство, настолько иное Царство, что людям, привыкшим к обычным царствам, его и царством-то не назвать. Царство не от мира сего. Царство Распятого, что наступил смертью на смерть.

Он ещё Отрок, Он на руках у Матери Своей, и Она держит символы Царской власти Его – словно не возрос Он ещё в полную меру возраста, чтобы царствовать. Чтобы царствовать в нас.

Христос, Младенец и Отрок, только еще «растет» в нас, и Царство Его неотмирное, где Царь подает Чашу последнему бомжу, странно и страшно для нас. До той поры Церковь держит скипетр и державу, на ее плечах – багряная риза. Отрок же – с ней и посреди неё.

Вокруг ее, Церкви, восседающей на золотом престоле — тьма. Она не окружена почитателями. Она одинока, ибо она добровольно вступила во мрак, где Бог (Исх. 20:21). Люди внизу, они воздвигают своих идолов, златых тельцов, и бояться подойти к этой горе, к этому воистину новому и небывалому Царству, где рушатся все их ожидания и планы.

«Христос царствует!» — крик радости тех, кто умирает за Христа. Он царствует там, где никто больше не может царствовать. Он отдал хорошие и уютные места земным властелинам – ведь жизнь человеческая так коротка, пусть они потешатся.

Он же, Царь Истинный, не разменивается на такие вещи, как власть земная. Он очень занят, и дело Его крайне важно, и совершить его больше некому, кроме Сына Мариина. Он ищет Адама, Он наступает смертью на смерть – Он трудится, потому что первый Адам трудился слишком мало. И, чтобы не заняты были Его руки, Церковь держит Его скипетр, и державу, и верхнюю алую ризу, пока Он простирает руки на Кресте. «Он много трудился на Кресте!» — воскликнет преп. Ефрем Сирин. О, эта тайна Креста и Гроба, о которой говорил преподобный Максим Исповедник!

…Жест Отрока обращен к взирающим на Него – жест благословения, в котором читается Имя Его, Имя Сына Божия. Он и есть – тайна Церкви. Церковь царствует Христом и во Христе, и это значит – невообразимо иначе, чем царствуют императоры. И славно Царство Христа, ибо Он вошёл во славу Свою на Кресте, а не на императорском престоле.

Ты – Царь Славы, Христе. И царствует Тобою Церковь Твоя.

Солнце стояло над Гаваоном –
полдень ей лик обжёг.
Руки ее – к Эль-Эльону,
ноги – в пыли дорог.

Братья ее – разумны и сыты,
сердце их тук покрыл.
ноги сестры – о камни избиты,
очи – ко Господу сил.

И не удержат деву ни вьюга,
ни заушенье ланит –
новые песни ветра от юга
в сердце она хранит.

Руки ее – к Эль-Эльону,
ноги – на камне гор.
Двинулись звезды по небосклону,
с Нищим – ее шатёр.

Копоть лучины и двери овина, –
гвалт подняло вороньё.
Знает Один, пасущий средь кринов
дивное имя её.

Тайной, и властью, и силой особой
дар ей – опять и опять –
час ей – рыдать, приникая ко гробу,
и, обратясь, узнавать.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: