Незадолго до Всемирного Дня Сиротства (ежегодно проходит во второй вторник ноября) на нескольких телеканалах вышел сюжет об Ирине Гончаровой, которая избивает и душит своих подопечных детей. Видео сняла ее 23-летняя дочь Анна, которая настаивает, что Ирина не ее биологическая мать.

На кадрах видно, как возможно нетрезвая женщина наносит удары бутылкой мальчику, в это время второй ребенок продолжает молча мыть посуду. В следующей сцене достается уже девочке — ее отрывают от пола и, судя по всему, душат.

Полиция забрала ее со съемок шоу

Общественность кипит, Александр Гордон очень агрессивно общается с Ириной в своем шоу, прямо со съемок которого главная героиня отправилась в спецприемник в сопровождении сотрудников полиции.

Сразу же родилось несколько конспирологических версий, одна из которых состоит в том, что это все срежиссированные съемки и все это делается, чтобы скомпрометировать приемных родителей и получить общественную поддержку «сиротскому» закону, который Министерство Просвещения уже передало в Правительство.

Конечно, к самому шоу есть ряд вопросов. И самый главный, как так получилось, что если преступление совершено и о нем знают столько людей (в том числе вся команда «Мужского и женского»), то почему полиция о нем узнает ровно после того, как программа была подготовлена и снята?

В дело уже вмешался ДСЗН г. Москвы и дал комментарий, что ситуация находится у них на контроле.

Но даже если допустить тот невероятный факт, что это видео – постановка, вопросов к приемным семьям все-таки у общества накопилось достаточное количество.

Закрывать глаза на периодически всплывающие в прессе вопиющие случаи и называть всех приемных родителей «святыми» было бы нечестно.

“Сколько вам за них платят?”

Конечно, мы очень хорошо понимаем, что в родных семьях порой с детьми обходятся еще хуже – а количество преступлений в кровных семьях пропорционально намного выше, чем в приемных. И это понятно – ведь приемные семьи все же как-то готовят, отбирают и контролируют.

А из кровных семей дети как раз и попадают часто в детский дом не просто так, а именно потому что жизнь в семье становится невозможной.

Кстати, по статистике Фонда Тимченко, более 40% детей в детских домах находятся там из-за алкоголизма родителей и невозможности их выполнять свои родительские обязанности.

Из социальных сетей:

Лана Истомина 

“Хочу снизить накал страстей в адрес приемного родительства. А биологические родители моих детей делали примерно тоже самое со своими биологическими детьми.

С какой законодательной инициативой выдвинемся, от кого справки будет получать на возможность беременности? А ещё такое с детьми реже, но делают нянечки в дд. Воспитатели в детских садах. Учителя в школах. Няни. Это и вообще можно своих детей не иметь. Кто ж тогда справку даст и продиагностирует?”

И все же требований к опекунам и усыновителям у нас больше не только с точки зрения государства, но и у общества.

Это вполне понятно, логично и большинство приемных родителей на это добровольно идут.

Мы действительно смиряемся с повышенным вниманием к себе со стороны всех возможных людей: школа может запросто напроситься домой проверить условия жизни подопечных детей, в поликлинике и детском саду всегда повышенное внимание к синякам (которые может получить любой ребенок, но именно отношение воспитателей к синякам приемных детей у воспитателей часто граничит с паникой), в магазине на кассе соседка приемной мамы может спросить, глядя на тележку с продуктами «А вам разве разрешают вино пить?», а опека шантажом обязывает приходить на разные  формальные мероприятия. «Дети у вас не ваши, а государственные, и вы будете делать что мы скажем». Некоторые вообще настаивают, чтобы во всех приемных семьях стояли скрытые камеры, чтобы можно было наблюдать за жизнью такой семьи.

Из социальных сетей:

Мазан Рашидов 

“Надо проверять всех «бизнесменов», в семьях которых есть приёмные дети. Установить скрытые камеры в каждом доме, где живут приёмные дети… Большинство из этих дельцов, не из жалости берут детей в свои семьи, а для того, чтобы улучшить своё материальное положение”.

Если добавить к этому еще и общественное осуждение, то идея стать приемным родителем для некоторых становится не такой заманчивой.

5 лет назад самый частый вопрос, который мне задавали, звучал так: «А для вас есть разница в отношении к родным и приемным?»

А теперь чаще всего спрашивают: «Сколько вам за них платят?»

Мне приходится объяснять, иногда даже делать финансовые выкладки, показывая сколько я потеряла сил, времени, денег и свободы, имея шестерых детей, трое из которых находятся под опекой.

Как их вычислить и что делать

И все же трагические случаи есть. Есть корыстные люди, которые и правда пытаются за счет приемных детей как-то устроить свою жизнь – бывают такие семьи, которые берут несколько инвалидов, сдают их в школу-интернат на пятидневку и продолжают получать за них пособие. Говорят, что есть и такие семьи, где дети живут чуть ли не в сарае. Бывают те, кто детей бьет или даже насилует.

Возможно ли каким-то образом этого избежать?

И да, и нет.

Важно понимать, что нет ни одной методики, которые гарантированно вычислит, что человек совершит насилие или убийство. Любой более-менее образованный человек это понимает. Если бы такая методика была, мы бы уже давно жили в мире без преступлений. И тесты в принципе обойти не проблема, и прикинуться молодцом тоже не так сложно.

Из социальных сетей:

Елена Альшанская

“Такое вполне могло быть и в кровной семье, и в детском доме. Но конкретно эта мама была приемным родителем. С контролем со стороны опеки. Она даже тестирование в центре “Детство” умудрилась пройти. Это к вопросу о том, поможет ли нам тестирование избежать таких приемных родителей”.

Но это не значит, что ничего нельзя сделать.

Делать можно и даже нужно. А именно – реформировать всю систему семейного устройства в нашей стране. Которая бы подразумевала более серьезную подготовку приемных родителей, более внимательное отношение к подбору ребенку семьи (а пока у нас не ребенку семью ищут, а семье – ребенка, примерно как породистых щенков выбирают), грамотное и правильное сопровождение семьи, которое способно выявить проблему на ранних стадиях и помогать ее семье решать.

Но для всего этого нужны грамотные специалисты.

В Москве они есть, но их немного. Во всей стране их совсем мало.

И я считаю, что надо начинать с обучения людей – у нас ведь даже сотрудники опек и детских домов не проходят ШПР (Школу приемных родителей), а мне кажется, что это должно быть обязательным.

Нужно брать лучшие российские и зарубежные методики, изучать их опыт и внедрять.

Но начинать надо всегда с вопроса: «А кто все это будет делать?»

Ибо текущих законов вполне хватает, чтобы проводить грамотную политику в отношении детей-сирот. Только вот кому их исполнять?

Есть опасность, что сейчас, на гребне «четырехкратного ужесточения» и борьбы за чистоту рядов среди усыновителей, мы выплеснем с водой всех детей-сирот и сделаем приемное родительство не почетной возможностью, а чем-то совсем осуждаемым и большинству людей недоступным.

И тем не менее люди все равно продолжают брать приемных детей.

И не потому что они хотят озолотиться или совершить подвиг, а потому что они не могут смириться с тем, что больше 45 тысяч детей живут в детских домах никому особенно не нужные.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: