Дети
Фото: @fontofkindness
Фото: @fontofkindness
В благотворительной сфере скандал: фонд «Подарок ангелу» обвинил агентство «Сметана» в нечестности. Фонд и агентство делали вместе проект «Доброшрифт» и продавали фирменный мерч, доход от которого должен был пойти на помощь детям с ДЦП. Однако в этом году «Подарок ангелу» до сих пор не увидел денег от продажи мерча. «Сметана», в свою очередь, говорит, что фонд сам задерживает подпись документов. Алена Корк разбиралась в ситуации.

Простое слово «спасибо» ребенок с особенностями пишет час. Режиссер Александр Семин знает это наверняка. Вместе с актрисой Эвелиной Бледанс он воспитывает девятилетнего ребенка с синдромом Дауна. В 2018 году Семин придумал социальную акцию «Спасибо», благодаря которой около полутора тысяч детей с инвалидностью получили помощь. А в 2019 году родился проект «Доброшрифт».

33 буквы алфавита написали дети с ДЦП, подопечные фонда «Подарок ангелу» — по одной каждый. В помощь каждому ребенку, написавшему букву, можно было сделать пожертвование.

В 2021 году вместе со Студией Лебедева к созданию шрифта привлекли новых героев — детей с ДЦП. Они заполняли специальные прописи, образцы их почерка дизайнеры использовали, чтобы улучшить шрифт. Сейчас он идеально имитирует «живое» письмо.

Скриншот: студия Артемия Лебедева

Этим шрифтом напечатаны надписи на худи, футболках и экосумках, покупка которых поддерживает особенных детей. Проект «Доброшрифт» реализовывали несколько компаний: благотворительный фонд «Подарок ангелу», поддерживающий детей и взрослых с проблемами опорно-двигательного аппарата, «Росбанк», агентство «Сметана» и компания «Смерч».

Но на этой неделе между фондом и агентством возник конфликт, который может обернуться серьезными репутационными потерями для всего благотворительного сектора.   

Фото: instagram.com / dobroshrift

Автор здесь — ребенок с ДЦП

Александр Семин, режиссер:

— Для меня это не спор об авторстве. Автор здесь — ребенок с ДЦП и то, как он пишет. У коллег получилось сделать прекрасный маркетинговый проект, но он не очень благотворительный, как оказалось. Все знают это творческое восклицание: смотрите, какую крутую идею я придумал, давайте срочно найдем под нее клиента. Это классический фестивальный подход. А когда задачей становятся фестивали, мы получаем результат, в котором детей, в общем-то, не видно.

Александр Семин. Фото: Анна Данилова

На мой взгляд, именно этот мыльный пузырь лопнул. Пока у нас социалка будет самым привлекательным способом победы на фестивалях, там не будет никакого человека, для которого [что-то делается]. Честная социальная идея должна родиться после изучения несправедливости, а не до нее. С брендами такое прокатывает, а вот с благотворительными фондами — очень опасно.

Сами коллеги говорят: мы придумали идею и начали искать фонды. Хорошо, если эта идея касается просто получения знания. 

Но если в эту идею зашивается обещание реальной помощи, надо быть очень аккуратным. Потому что получается, что первопричина и самоцель этого проекта — не ребенок.

[В этой истории] я занимаю сторону детей. Для всех нас история поучительная. Давайте не ждать реальной помощи от фестивальных кейсов — они придумываются до запроса на помощь и часто не для того, чтобы реально что-то поменять.

Очень хорошо объединяться в успехе, это здорово. Но, мне кажется, сейчас надо объединиться в неуспехе, сделать выводы, отмыться от брызг мыльных пузырей. Мне кажется, [этот конфликт] — внутренняя ссора. Я надеюсь, это не вопрос о мошенничестве и деньги детям переведут. И я не думаю, что пошатнулся вопрос доверия фондам, эта история кардинально на что-то не повлияет. Скорее, разочарование произойдет — все обнаружили, что король голый, потому что детей тут не оказалось.

Фото: @fontofkindness

Мне кажется, эта история очень полезна как любой кризис, благодаря которому можно расти и меняться. В целом эта история о том, как легко заработать на хорошем, но не увидеть в этом хорошем человека, ради которого все и было сделано, а видеть только себя.

Фонд обвиняет агентство в нечистоплотности

Сотрудничество фонда «Подарок ангелу» и агентства «Сметана» длилось два года. Вчера Анастасия Приказчикова, гендиректор фонда, заявила: «С этого дня фонд “Подарок ангелу” и я лично не имеем никакого отношения к кампании “Доброшрифт”. <…> Мы больше не верим в некоммерческую составляющую проекта и в добросовестность агентства “Сметана”, которое делало проект в партнерстве с нами».

Анастасия Приказчикова. Фото: facebook.com

Руководитель специальных проектов «Подарка ангелу» Евгения Серикова рассказала «Правмиру», что причиной конфликта стало то, что фонд до сих пор не получил «ни рубля» отчислений от агентства, которое с 2020 года начало продавать мерч проекта вместо компании «Смерч».

— Агентство увеличило стоимость изделия с первоначальной договоренности и уменьшило процент отчисления в фонд, — рассказывает Евгения. — Помимо этого, продавая корпоративные худи корпоративным партнерам, делалась скидка именно за счет суммы отчисления в фонд. 

И на данный момент у нас нет не только денег, но и прозрачного отчета.

Все 11 месяцев проекта на нас не выходили с цифрами, мы писали постоянно письма, задавали вопросы, но ответа не получали. Отчет, который нам прислало агентство, максимально общий, в нем нет четкого понимания, сколько стоила одна единица.

Необычная ситуация возникла у фонда с сайтом Lamoda, на который «Подарок ангелу» выставлял товар сам, выкупая его у «Сметаны». Два дня назад фонд узнал, что стоимость товара уже включала в себя комиссию агентства — порядка тысячи рублей на каждую позицию.

— То есть это была не себестоимость, — говорит Евгения. — И получилось, что с продажи благотворительного мерча на Lamoda у нас не остается ни рубля в прямом смысле этого слова. Мы даже остаемся в минусе благотворительного пожертвования, потому что агентство решило вот так нажиться на фонде.

На сайте проекта толстовки продаются по 5 500 рублей. Как утверждает Серикова, себестоимость каждой — менее 2 000 рублей. Изначально были договоренности о продаже каждой по 3 800 рублей, затем сумма поднялась до 4 200, а потом уже стала 5 500 рублей.

Евгения Заславская, PR-менеджер «Доброшрифта»: «При продаже за 4 200 рублей отнимаем комиссию за эквайринг, налог в 6%, стоимость упаковки и доставки, закупочные — остается 1 280. Отнимаем расходы на склад, обработку заявок, распределение, клиентскую службу — остается прибыль. 5 500 — этого года, мы подняли цены, когда продажи составили менее 30 штук в месяц, а вся нагрузка сохранилась».

Еще одна причина конфликта — авторские права на бренд «Доброшрифт». По словам Евгении, в сентябре 2020 года «Подарок ангелу» узнал, что «Сметана» зарегистрировала товарный знак «Доброшрифт» на себя. И за несколько недель до реализации проекта агентство предложило фонду подписать лицензионное соглашение, в рамках которого основным владельцем бренда была бы «Сметана».

«Подарок ангелу» подписал это соглашение. «У нас были договоренности о создании совместного фонда», — говорит Евгения. Но со стороны «Сметаны» это лицензионное соглашение не подписано до сих пор — за несколько часов до похода директора «Подарка ангелу» Анастасии Приказчиковой и директора агентства «Сметана» Андрея Бузины к юристу в фонде узнали, что Бузина на встречу не придет и «история с [совместным] фондом вообще очень далеко задвинута».

16 августа «Подарок ангелу», «Сметана» и «Росбанк» провели переговоры и договорились, что агентство предоставит фонду всю полную информацию: договора с партнерами, договора закупок. Но «Подарок ангелу» до сих пор не получил от «Сметаны» подробного отчета.

Вчера, 18 августа, Андрей Бузина объявил, что агентство открывает фонд «Доброшрифт», который будет помогать детям с ДЦП, аутизмом, церебральным параличом и др. По планам, фонд будет сотрудничать с другими фондами-партнерами, «которым близки проблемы инклюзии детей с особенностями развития».

— Мы не можем не предупредить [благотворительный] сектор о нечистоплотности, непрозрачности агентства по отношению к благотворительности, — заявляет Евгения Серикова. — Есть публичное интервью, которое дал в октябре 2020 года Андрей Бузина. И в нем есть очень, на мой взгляд, интересная фраза. 

Бузина говорит, что проект «Доброшрифт» стал коммерческим. И всегда был коммерческим для агентства.

— Мы как благотворительный фонд преследуем одну главную цель — помощь людям. На данный момент мы не можем с уверенностью сказать, что агентство будет прозрачно и честно относиться к фондам. Поэтому мы решили вынести конфликт в публичное пространство и предупредить местное сообщество доноров о том, что происходит, — продолжает Серикова.

Агентство считает, что фонд затягивает подпись документов

PR-менеджер только что организованного фонда «Доброшрифт» Евгения Заславская говорит, что деньги «Подарку ангелу» он переведет до 1 сентября, а отчетность будет опубликована публично. Сейчас перевод денег задерживается, потому что фонд еще не подписал документы для оплаты.

— Проект длится год и завершается в сентябре. Деньги должны быть перечислены после окончания проекта. В июле мы начали подводить предварительные итоги и запросили у фонда информацию, как правильно отчитаться и перевести деньги. В августе фонд сообщил, что ему нужно срочно закрывать финансовый год. Мы пошли навстречу и подготовили отчет вместе с подтверждением, что в течение 30 дней с момента подписания договора деньги будут переведены в фонд. Сейчас мы ждем подтверждения от фонда о согласии с цифрами, подписания документов, и сразу после этого счет будет оплачен. Пока что фонд умалчивает о том, что затягивает процесс с подписанием документов для оплаты, — говорит Евгения Заславская.

Андрей Бузина подтверждает, что фонду «Подарок ангелу» отчет предоставили, как только они его запросили. 18 августа, когда в фейсбуке появился пост директора Анастасии Приказчиковой, «отчет был у коллег». Бузина говорит, что его агентство ждет согласования этого отчета от «Подарка ангелу», чтобы перевести деньги фонду.

Андрей Бузина. Фото: facebook.com

— Но «Подарок ангелу», к сожалению, затягивает с ответом и решил выйти в публичное пространство с конфликтом, — говорит Андрей. — Хотя мы обещали перевести деньги после согласования отчета и подписания договора о благотворительном пожертвовании — по-другому невозможно.

На обвинение в обмане большого количества людей, которые покупали мерч, Бузина говорит, что «мы просто продавали товар»:

— Деньги лежат целые и невредимые, ждут отправки. Это не те деньги, которые для нас могут представлять какой-то интерес. Я сам вкладывал в производство мерча существенно больше, чем мы сейчас должны перевести, вкладывал свои личные средства.

Бузина считает, что «Подарок ангелу» хотел быть единственным бенефициаром в проекте «Доброшрифт» и не желал сотрудничать с другими фондами. А «Сметана» хотело расширить проект и оказывать помощь детям не только с ДЦП.

— Изначально проект задумывался как кампания по коллаборации фондов, брендов и людей. Мы планировали кампанию по инклюзии и говорили фонду про свои планы расширять компетенции проекта. С Настей Приказчиковой я переписывался по этому поводу и рассказывал ей про свои планы помогать большему количеству детей. Но, к сожалению, фонд не согласился в такой конструкции идти дальше и, естественно, не захотел, чтобы кто-то другой пользовался «Доброшрифтом». Несмотря на то, что мы являемся автором проекта, владельцем товарного знака и предоставляли фонду лицензию на использование шрифта в течение нашего сотрудничества.

— Я во всем этом усматриваю исключительно конфликт, связанный с правообладанием, — говорит Андрей Бузина. — Это мы в агентстве придумали «Доброшрифт», и мы являемся правообладателями этого слова. И мы хотели бы идею помощи детям с особенностями максимизировать до того, чтобы собирать больше денег на благотворительность и системно развивать инклюзию в России. Действия фонда «Подарок ангелу», к сожалению, на данный момент этому не способствуют. Собственно, это чистой воды личные амбиции фонда обладать проектом, который на самом деле должен расти и помогать детям. 

«Худи теперь стыдно носить»

Анастасия Кудряшкина, исполнительный директор компании «Смерч»:

— Сложно дать объективные комментарии о причинах, видя только внешнюю переписку, так как в ней не только сухие данные и выдержки из документов, но и, конечно, эмоции. В этом году мы выступали просто производителем, не участвовали в переговорах с фондом, а просто взяли заказ на производство мерча от агентства «Сметана», как любой другой заказ. Сейчас мы надеемся, что все коммерческие вопросы решатся и проект снова будет работать во благо без оглядки на выяснение отношений.

Фото: instagram.com / dobroshrift

Но честно говоря, нас пугает вся эта история, особенно комментарии в фейсбуке «теперь хочется выкинуть худи, которую носил с гордостью» или что «худи теперь стыдно носить». Нам как бренду, который отвечает за качество мерча в проекте и который в первый год заходил в проект как партнер в рамках коллаборации (используются лекала наших фирменных худи оверсайз с потайными карманами), больно. 

Мы сделали все на максимуме со своей стороны, а в итоге — будто бы худи виноваты. 

Для нас проект «Доброшрифт» — это не единственный благотворительный кейс. И очень не хочется, чтобы история, которая сейчас находится на пике обсуждений в интернете, оставила бы мнение, что любой благотворительный мерч — это только про коммерцию и дележку прибыли.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.