Нилуфар 14 лет, она живет с мамой, братом и племянницей в Санкт-Петербурге. Девочка выросла в нуждающейся семье. Она привыкла быть за старшую, пока мама работает. Но однажды утром Нилуфар открыла окно, чтобы покормить голубей, и не удержала равновесие. Девочка упала с шестого этажа на подъездный козырек первого. Множество переломов, ушиб спинного мозга, сердца, легких, внутренние кровотечения. Нилуфар едва спасли. Теперь ей предстоит множество операций, чтобы выжить и восстановиться. Но как гражданка Таджикистана девочка не может получить лечение бесплатно.


Мавлюда помнит 21 июля буквально по минутам и рассказывает подробно. Так, как будто это происходит сейчас. Вот она вернулась с работы в ночную смену, Мавлюда — подсобный рабочий на производстве. Ехала в метро, затем шла пешком до дома. Примерно в 11 часов зашла в квартиру. Встретила ее дочка, Нилуфар, домашние зовут ее ласково Шукран. Дочка уже накрыла на стол. Так у них повелось: Шукран никогда не садится завтракать без мамы, всегда ждет.

Нилуфар до падения. Фото из семейного архива

Вот они позавтракали, и Мавлюда сказала: «Дочка, я пойду спать». А Нилуфар ответила: «Подожди, мама, я уберу со стола и сделаю тебе компресс на ноги». У Мавлюды варикоз, и ноги сильно болят после рабочей смены. «Хорошо, солнышко, я дождусь», — ответила Мавлюда и ушла в ванную.

«Я кричала, но Шукран на земле не было»

А Шукран тем временем собрала в скатерть все крошки и открыла окно, чтобы покормить голубей. Она всегда кормит голубей крошками, и те даже садятся ей на руки — привыкли, совсем не боятся. Но внезапно Шукран почувствовала головокружение, перегнулась слишком сильно, не удержалась на подоконнике и под весом собственного тела выпала из окна. С высоты 6-го этажа.

Нилуфар с мамой

Мавлюда услышала только крик.

— Что я пережила, пока бежала вниз… Я не надеялась найти дочку живой, — говорит она. — Сбежала, выскочила на улицу. Я кричала, звала. Но Шукран на земле нигде не было.

Мавлюда говорит, что ее охватил непередаваемый ужас: где дочка, что с ней?

— Я подумала: может, она смогла встать и куда-то спряталась? Стала кричать: «Шукранчик, где ты?»

И тут услышала голос — девушка из окна третьего этажа говорила, показывая на козырек над подъездом: «Наверное, она мертвая».

В этот момент Мавлюда потеряла сознание. Когда пришла в себя, кто-то уже вызвал скорую.

— Побежала к Шукран и увидела ее, лежавшую с вывернутой переломанной правой рукой. Я снова закричала, подбежала к ней и почувствовала, что дочка дышит. Потом услышала голоса врачей: «Не трогайте, ее нельзя трогать», — вспоминает Мавлюда.

«Если Тебе нужна моя дочка, бери, только не мучай!»

Шукран увезли на скорой. Она даже была в сознании. В шоке от падения и боли она шептала, жалуясь, что у нее болит голова, рука и ноги. Мавлюда осталась у дома, она не смогла поехать. Пришла полиция — разбираться, что произошло.

— 14 дней Шукран была в реанимации, — говорит Мавлюда. — 14 дней меня не пускали к дочери. Говорили: «Неизвестно, выживет ли ваша дочь, молитесь». И я молилась так: «Если Тебе нужна моя дочка, бери, пожалуйста, только не мучай!» А еще Мавлюда говорила Богу: «Если нужно, я отдам свое сердце, лишь бы Шукран жила».

В больнице

Ушиб головного мозга, закрытая позвоночно-спинномозговая травма, оскольчатые и взрывные переломы позвонков, ушиб спинного мозга, двусторонний ушиб легких, легочное кровотечение, ушиб сердца, ушиб поджелудочной железы, переломы рук и ног. После таких травм действительно мало шансов на жизнь.

Потом было множество операций. Подключение к ИВЛ, установка трахеостомы. Через 14 дней врач напишет в карте: «Состояние с положительной динамикой. Сознание ясное». А еще через 10: «Трахеостомическая трубка удалена, дышит сама, голос звонкий, переведена в нейрохирургическое отделение».

Зарплаты едва хватает на еду, а операции платные

Голос звонкий. Этот голос я слышу сегодня, когда общаюсь с Мавлюдой и она передает трубку Шукран.

— Как ты себя чувствуешь? — спрашиваю я. 

И Шукран отвечает:

— Хорошо. А вы?

Она лежит дома. Ночью, пока мама работает, с ней сидит старший брат. Утром Мавлюда сменяет его, пытаясь уделить как можно больше времени дочке и хоть немного поспать перед новой ночной сменой. Вместе с Шукран, Мавлюдой и ее сыном еще живет внучка Мавлюды, ей 6 лет, она сирота — ее мама умерла при родах.

Им очень тяжело живется, неимоверно тяжело. Зарплаты Мавлюды едва хватает на еду и квартплату. Она растит их всех одна.

А еще нужны деньги на лекарства, операции. Ведь Шукран нельзя так просто лежать. Сейчас, например, требуется новая операция на правой руке, на ключице. Но граждан Таджикистана нигде не примут бесплатно, ни в одной больнице.

Поэтому Шукран лежит и ждет помощи.

— Раньше я была очень активная, — скажет она мне звонким голосом. — А теперь все закончилось.

И Мавлюда заплачет. Помогите им.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Фото: Вера Кодлаева

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.