Редакции многих православных СМИ и интернет-библиотек получили недавно странное письмо:

«В связи с проведенным историком С. В. Чертковым исследованием биографии нашего деда и прадеда протоиерея Валентина Свенцицкого и уточнением биографических данных просим впредь не публиковать сведения о биографии В. П. Свенцицкого, публиковавшиеся до 2007 года. Все ссылки на биографию протоиерея В. П. Свенцицкого можно давать по биографическим очеркам, опубликованным в первом томе его “Собрания сочинений” (М.: Даръ, 2008) и новом издании “Диалогов” (М.: ПСТГУ, 2010)».

Калинин Д. В., внук В. П. Свенцицкого

протоиерей Калинин Л. Д., правнук В. П. Свенцицкого

2010 год

Егор Агафонов, главный редактор издательства ПСТГУ

У выдающегося русского пастыря-исповедника, философа и богослова протоиерея Валентина Свенцицкого была удивительная и вместе с тем очень типичная судьба. Горение, неравнодушие, радение за правду — вот что характеризует его жизненный путь. Благодаря многочисленным переизданиям сочинения отца Валентина довольно хорошо известны читателям — как верующим, так и просто интересующимся Православием. В нынешнем году, на этот раз в издательстве Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, вновь выходит в свет книга отца Валентина «Диалоги». Почему появилась необходимость подготовки нового издания и чем оно будет отличаться от предыдущих, нам рассказал старший редактор издательства ПСТГУ Егор АГАФОНОВ.

Для меня большая радость говорить о каждой из книг нашей серии «Слово исповедников ХХ века» — мне кажется, что донести до наших современников дух и свидетельство времени мучеников, «дать им слово» в перипетиях нашей церковной жизни, расслышать их завет, их призыв, обращенный к Церкви сегодняшней – невероятно важно. Гонения, поставившие под угрозу саму жизнь Церкви, заставили многих заново передумать и прожить драматические вопросы веры: что главное в христианстве? Без чего оно не может существовать? И в этом отношении книга «Диалоги» отца Валентина Свенцицкого — исключительна по своей значимости. Пожалуй, это самый замечательный в своей цельности опыт православно-христианской апологии в русской церковной литературе ХХ века.

Надо сказать, этот труд далеко еще не оценен по достоинству. С этим не таким уж большим в объеме, но ясно продуманным, четко и убедительно выстроенным произведением, подводящим сомневающегося читателя к вратам Церкви, сложно что-либо сопоставить. Отец Валентин, прибегая к известному в апологетике еще с первых веков христианства жанру диалогов — бесед вопрошающего новичка и опытного руководителя (в книге они носят имена «Неизвестного» и «Духовника»), выстраивает последовательное объяснение православного христианства ab ovo, с вопроса о Боге, до конца — вдохновенного призыва к духовной жизни, сосредоточенного в драгоценной для автора формуле «монастырь в миру».

Книга «Диалоги» отца Валентина Свенцицкого у всех на слуху. Редкий читатель церковной литературы хотя бы не слышал о ней. С момента первого полного издания книги в 1993 году она переиздавалась неоднократно, и общий тираж ее превысил 140 000 экз. Создана и аудиоверсия книги и, что совсем уж удивительно, есть и театральная постановка по ее мотивам, идущая на родине автора, в Казани (режиссер Н. Люкманов). Казалось бы, что особенного в новом ее издании?
Этот итоговый для отца Валентина труд, поистине его opus magnum, был написан им в ссылке (в 1928-1930 гг. г. в городе Тракт-Ужете), куда он был сослан за неприятие «Декларации» митр. Сергия.

Потом он был передан в Москву и переписан его духовными чадами: его родственница, Маргарита Свенцицкая, так вспоминала об этом: «Получила оттуда по частям и его замечательное последнее произведение “Диалоги”. Мы с Зиной, с которой дружили с поездки в Саров, переписали его от руки для себя… Те, переписанные от руки “Диалоги” у меня почти все пропали. Я дала их почитать одной знакомой, она в свою очередь пере-дала их одному архиерею, а того арестовали. Через много лет мне удалось дос-тать их и отдать перепечатывать» (Свенцицкая М. Отец Валентин // Надежда. Франкфурт н/M., 1984. Вып. 10. С. 208–209). Итак, утерянные в годы арестов и ссылок и найденные позже рукописи были перепечатаны и впоследствии попали в самиздат.

Естественно, в самиздатовских перепечатках точность воспроизведения постепенно терялась, зачастую примешивалась посторонняя правка, и когда в 1993 году в Братстве Всемилостивейшего Спаса готовилось первое издание «Диалогов» (с которого впоследствии и делались все последующие издания), за основу был принят машинописный вариант, имевший немало дефектов и исправлений владельца.

Ныне благодаря кропотливой работе Сергея Черткова, публикатора и исследователя творчества и жизни отца Валентина, редактора его собрания сочи-нений, выходящего в издательстве «Дар», после сличения нескольких машино-писных копий текста из архивов семьи Свенцицких и близких им кругов подготов-лен к изданию текст, который можно считать максимально близким авторскому (которого, напомню, в оригинале не существует).

В нашем издании по сравнению с публиковавшимся ранее текстом устранено более 800 (!) текстуальных расхождений (не считая орфографии и пунктуации). Зачастую ошибки, хотя и крылись в мелочах, но давали ощутимое искажение фразы или мысли. Надо сказать, что все важные расхождения оговорены в примечаниях, и читатель сам сможет оценить, так сказать, степень «повышения точности». Помимо примечаний, книга снабжена обширными дополнительными материалами – подробнейшим на данный момент жизнеописанием отца Валентина, его статьями и проповедями, подборкой писем из ссылки. Надеемся, что эту книгу будет интересно и важно открыть не только человеку, впервые услышавшему о ней, но и тем, кто уже полюбил «Диалоги» и их вдохновенного автора.

Протоиерей Валентин Свенцицкий

Богослов и публицист, драматург и прозаик, церковный мыслитель и общественный деятель, исповедник — протоиерей Валентин Свенцицкий родился в 1881 году в Казани в семье потомственного дворянина. Учился на историко-филологическом факультете Московского университета.  Был близким другом В. Ф. Эрна, А. В. Ельчанинова, П. А. Флоренского, С. Н. Булгакова, Андрея Белого.

Горение, неравнодушие, радение за правду и святая вера — вот что характеризует его жизненный путь.

В революционном 1905-м Свенцицкий и Эрн основали Христианское братство борьбы, “чтобы противостоять сковавшему Церковь самодержавию и сформировать христианскую общественность”. Со временем оно было преобразовано в Московское религиозно-философское общество памяти Владимира Соловьёва, в котором Свенцицкий стал товарищем председателя.

По свидетельству современников будущий проповедник уже тогда проявил себя талантливым оратором: на суде за призыв ко всенародному посту в знак покаяния за расстрелы рабочих он был оправдан после яркой речи в свою защиту.

В 1905–1908 годах он опубликовал десять книг и около пятидесяти статей. В том числе своим современникам был известен как неплохой прозаик и драматург. Например, популярностью пользовалась его книга “Второе распятие Христа”, своеобразное продолжение «Легенды о Великом Инквизиторе», в котором писатель обличает государственную и духовную власти в забвении евангельских заповедей: явившийся в современную Москву Иисус Христос арестован, судим за пасхальную проповедь и распят обезумевшей толпой.

В своих богословских трудах, оказавших влияние на Н. А. Бердяева и И. А. Ильина, Свенцицкий полемизировал с Е. Н. Трубецким и В. В. Розановым, развивал учение А. С. Хомякова о соборности.

В 1909–1913 скрывался от уголовных преследований за печатные выступления.

В сентябре 1917 года, по благословению своего духовного отца Анатолия Оптинского, митрополитом Петроградским и Гдовским Вениамином (Казанским) рукоположен во иерея. Назначен проповедником при штабе 1-й армии Северного фронта; с 1918 года стал проповедником Добровольческой армии. Активно участвовал в подготовке и деятельности Юго-Восточного Русского Церковного Собора; в печати и с амвона призывал народ к покаянию и борьбе с большевизмом.

С осени 1920 года служил и проповедовал в московских храмах, в том числе за службами Патриарха Тихона, которого почитал совестью Российской Церкви. Летом 1922 года дважды арестовывался за публичное обличение обновленцев-живоцерковников; выслан в Пенджикент (Таджикистан), где присутствовал на хиротонии Луки Войно-Ясенецкого и написал «Тайное поучение о нашем спасении».

По возвращении в Москву в декабре 1924 года создал общину в храме священномученика Панкратия на Сретенке. Летом 1926 года назначен настоятелем храма святителя Николая Чудотворца на Ильинке («Никола Большой Крест»).

В январе 1928 года по благословению епископа Димитрия (Любимова) разорвал каноническое и молитвенное общение с митрополитом Сергием (Страгородским) и вместе с паствой вышел из-под его юрисдикции. На Пасху 1928 года арестован за неприятие «Декларации», выражавшей позитивное отношение к советской власти части иерархов, и сослан в Тракт-Ужет (ныне Тайшетский район Иркутской области), где написал свой итоговый труд «Диалоги».

Перед смертью, не изменив мнения о «компромиссах, граничащих с преступлением», просил духовных детей последовать своему примеру: покаяться в отпадении от соборного единства. Умолял Патриаршего местоблюстителя как законного первого епископа о воссоединении со Святой Православной Церковью и получил прощение. Скончался в больнице г. Канска в 1931 году. Родные получили разрешение перевезти тело в Москву. 9 ноября на отпевании тело протоиерея Валентина было обнаружено нетленным. Покоится на Введенском (Немецком) кладбище Москвы.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.