В феврале этого года Диане удалили опухоль головного мозга. После операции она не могла самостоятельно дышать, есть, двигаться, говорить. Благодаря реабилитации начала постепенно восстанавливаться. Сейчас может сделать несколько шагов с помощью ходунков, перешла с зондового питания на блендерную пищу. Пока еще не может самостоятельно дышать и разговаривать. Реабилитацию нужно продолжать.


— Я х-о-ч-у п-и-т-ь, — указательным пальцем левой руки Диана показывает маме одну за другой буквы на листе с алфавитом.

— Хочешь пить? — повторяет вслух Карина, глядя на дочь. Та утвердительно кивает.

— Дианка, ты у меня молодец! У тебя все получается. Я тобой горжусь! — Карина ободряет дочь. Глаза Дианы радостно сияют.

«Диана, конечно, очень переживает, что пока многое не может делать сама, но она по жизни — боец. Попсихует, поплачет, а потом берет и делает. Она однозначно разумнее и мудрее меня. Мне до нее шагать и шагать. Видимо, Бог послал мне именно такого ребенка, чтобы я сама могла совершенствоваться, расти», — говорит Карина.

Диана

«Занималась по 4-6 часов в день. У нее не было каникул»

Ей было 22, она успела защитить диплом на отделении востоковедения Новосибирского университета, когда на свет появилась ее маленькая Динь-Динь, ее Дидиша — розовый комочек с серьезными серыми глазами.

«Она была такая спокойная, выдержанная. Внимательно изучала все вокруг. Никаких проблем мне не доставляла. Я могла одновременно и с ней заниматься, и работать, и диссертацию писать. В полгода Дианка говорила “мама”, “папа”, “баба”, “деда”. В год и два месяца, когда моя подруга взяла ее на руки, рассказала стихотворение “Муха-Цокотуха”. Та была в шоке. Когда Дианка пошла в школу, она уже умела читать, писать, считать и даже немного умножать. Уровень знаний был конца второго класса. Училась на “отлично”. Параллельно занималась спортивными бальными танцами и музыкой — играла на фортепиано», — рассказывает Карина.

Она смотрела на свою талантливую и очень трудолюбивую дочку и радовалась, когда та с легкостью завоевывала одну награду за другой: стала победительницей городского музыкального конкурса, потом — областного, всероссийского. Были грамоты, мэрские и губернаторские стипендии одаренным детям.

«Мы планировали, что Дианка поедет в Вену на международный конкурс юных пианистов. Она очень хотела принять в нем участие и серьезно готовилась. Занималась по 4–6 часов в день. Адский труд. У нее не было никаких каникул. Но было сильное желание играть, поэтому мы и продолжали. Я в свое время тоже ходила в музыкальную школу, но, к сожалению, не закончила. Поступила в лицей, нагрузка была большая. Музыку пришлось оставить», — говорит Карина.

Двоилось в глазах, изменилась речь, но Диана ходила в школу

Она и подумать не могла, что произойдет что-то, что изменит их с дочкой планы на будущее и ее взгляды на жизнь. Началось все с того, что у Дианы, которой едва исполнилось 13 лет, вдруг стало двоиться в левом глазу. Обратились к окулисту. Тот осмотрел и проблем по своему профилю не заметил. Посоветовал сделать МРТ головы.

На снимке четко была видна опухоль в стволе головного мозга. Доброкачественная или злокачественная, врачи тогда сказать не могли. Но в том, что ее нужно было срочно удалять, сомнений не было. В ноябре 2016 года в одной из новосибирских больниц Диану прооперировали. Но, как оказалось, неудачно.

Опухоль находилась в труднодоступном месте. Удалить ее полностью врачам не удалось.

«Во время операции в головном мозге были задеты какие-то центры. Следствием этого стал правосторонний гемипарез (нарушение двигательной активности справа). Диана не могла писать, рисовать. У нее изменилась речь — она начала гнусавить, походка стала шаткой. Двоение в глазах оставалось. У Дианы тогда произошел психологический надлом. Она плакала. Но продолжала ходить в школу на индивидуальные занятия. Мы решили не переводить ее на домашнее обучение, чтобы она не сходила с ума в четырех стенах», — вспоминает Карина.

Раз в три месяца она водила дочку на обследования. Результаты, к сожалению, были неутешительными: доброкачественная (как показала биопсия) опухоль в головном мозге продолжала расти. Состояние Дианы ухудшалось. Она стала с трудом ходить, больше гнусавить. Усилилось двоение в левом глазу. Появились проблемы с глотанием пищи.

«Мы с дочкой были настроены серьезно. Верили, что, если убрать опухоль в голове, все восстановится. Я каждый день молилась. Просила Бога, чтобы нашлась хорошая больница и хороший врач, который бы мог все это сделать. И чудо произошло. Наверное, впервые в моей жизни. Мне посоветовали одного врача из института Бурденко. Он пообещал удалить опухоль на 100%, предупредил о высоких рисках и о том, что после операции нужна будет долгая реабилитация. Но это был единственный выход», — рассказывает Карина.

После операции покрасила волосы в красный, а потом в фиолетовый

13 февраля этого года Диане сделали повторную операцию на головном мозге. Длилась она 5 часов. Опухоль была удалена полностью.

В реанимацию к дочери Карину пустили только через сутки, когда та начала приходить в себя после наркоза. Увидев рядом с собой маму, Диана слегка кивнула головой.

«Я не помню, что тогда говорила дочери. И говорила ли. Я просто держала ее за руку и молилась.

Из реанимации в обычную палату Дианку перевели через неделю. Там медсестры учили меня ухаживать за ней: чистить установленную после операции трахеостому и кормить через зонд», — вспоминает Карина.

Она понимала, что везти Диану в таком состоянии домой в Новосибирск нельзя. Ей нужна реабилитация. На первый курс помогли собрать деньги родные и знакомые. Уже через три недели состояние Дианы значительно улучшилось. Она начала самостоятельно умываться левой рукой, пересаживаться с кровати в инвалидную коляску, вставать и проходить несколько шагов с помощью ходунков. У нее уменьшилось слюноотделение, восстановилось глотание. Зондовое питание ей заменили на кормление блендерной едой с ложки.

Реабилитация

«После всего, что произошло с Дианой, я многое переосмыслила. На первый план вышли человеческие ценности. Я поняла, что нужно слушать своего ребенка и не требовать от нее много. Сейчас любое желание Дианы для меня — закон. Захотела волосы после первой операции в красный, а потом фиолетовый цвет покрасить — крась. Захотела перед второй операцией собаку — недавно купили ей щенка тойтерьера. Дочка видела его пока только на фото и просто пищала от радости. Знаком показывала — классно, потому что говорить еще не может. Сейчас в мире раскручивается ситуация с коронавирусом. Страшно. Пытаюсь не думать об этом, иначе нервы совсем сдадут», — говорит Карина.

Реабилитация, которая сейчас так необходима Диане, дорогая. Оплатить еще один курс семья не сможет. Помогите Диане!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.