Диета
Саратовский депутат Николай Бондаренко намерен прожить на 3,5 тысячи рублей в месяц. Для чего коммунист садится на столь жесткую диету? Потому что поспорил с министром труда региона, что такое невозможно. Министр не согласилась – она пообещала составить для Бондаренко меню с учетом покупки сезонных овощей, «кефирчика», «макарошек», которые везде одинаково стоят, и, конечно же, с учетом акций и скидок.

Может быть и хорошо, что Наталья Соколова с её «макарошками» и «статусом, который не позволяет» ввязываться в подобные сомнительные эксперименты, стала самым громким инфоповодом в Саратовской области. Пока все обсуждают, какой рацион можно изобрести на 3,5 тысячи рублей в месяц, из памяти стираются голодные кони, мать-одиночка, схлопотавшая уголовное дело за то, что мыла полы в пиццерии за объедки со стола, и Оля Богаева – 28-летняя девушка, которая умерла от осложнений диабета.

Депутат на диете

История с депутатской диетой (у Николая Бондаренко, кстати, согласно декларации о доходах, годовой доход не превышает 60 тыс. рублей) началась после завершения работы над законопроектом о повышении регионального прожиточного минимума для пенсионеров.

7176  рублей – такой суммы неработающему пенсионеру хватит, чтобы протянуть месяц, полагают саратовские чиновники, исходя из саратовской же статистики. В сентябре минимальный набор продуктов обходился жителю региона в 3162 рубля 72 копейки. То есть, коммунист, предлагая на спор питаться на 3,5 тысячи, еще лишку хватил. В оставшиеся 338 рублей можно свободно уместить полторы курицы – отличное приложение к макарошкам, кефиру и сезонным овощам по акции.

Наталья Соколова даже меню предложила для Бондаренко составить. Ей опыта в раскройке семейного бюджета, видимо, не занимать. Если верить её декларации о доходах, она зарабатывает меньше прожиточного минимума. Всего-то 6290 рублей. В день.

Наталья Соколова. Николай Бондаренко

Удивительно, но санкции последовали незамедлительно – Наталья Юрьевна покинула пост министра на следующий же день. Губернатор Саратовской области Валерий Радаев заявил в гневе, что Соколова лишилась должности «за пренебрежительное отношение к темам, имеющим жизненную важность для людей». Правда, позже выяснилось, что начальник не стал портить своей бывшей уже подчиненной трудовую книжку – просто подписал ей заявление «по собственному».

Диабетики на диете

За несколько дней до Соколовой свой министерский пост покинул Владимир Шульдяков – он отвечал за саратовское здравоохранение. Причина стала понятна на следующий день – областная прокуратура сообщила, что в Саратове возбуждено уголовное дело по части первой статьи 238 УК РФ – «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей». Что проверку проводили по жалобе 28-летней саратовчанки с диагнозом «сахарный диабет». О том, что девушка умерла, позже рассказали местные СМИ.

Ольга Богаева – так её звали – погибла потому, что в аптеке ей по льготным рецептам не выдавали необходимый при её осложнениях препарат «эпоэтин» и препараты железа. За свой счет она их приобретать не могла – дорого. Проверка показала, что аукцион по закупке «эпоэтина» областной минздрав объявил только в мае 2018-го, да и тот не состоялся. Следующий аукцион был в июне. И только в августе был заключен госконтракт на поставку препаратов.

Ольга Богаева

Полгода – с января по август девушка жила без лекарств. В августе она прошла точку невозврата, а 14 сентября умерла.

Прокуратура выяснила, что врачи препарат не выписывали по негласному указанию минздрава. Хотя, как потом в интервью Первому каналу рассказала замминистра Марина Берсенева, «эпоэтин» на саратовских складах был. И был даже в аптечном пункте злосчастной 20-й поликлиники, где наблюдалась Оля.

Конечно, областной минздрав, тут же сменивший министра, отрапортовал, что с закупками всё в порядке. Что денег на них дали на 5% больше, чем год назад. И что Ольга Богаева была обеспечена всем необходимым.

На самом деле саратовских диабетиков с нового года посадили на инсулиновую диету. И если страдающих первым типом диабета, пока не сильно обижают, то «второтипникам» приходится несладко. Или, наоборот, слишком сладко – ведь инсулина для них в аптеках нет. А без инсулина растет сахар в крови, уничтожая мелкие сосуды, глаза и почки. Последние пять лет саратовские «второтипники» получают инсулин по принципу «берите, какой есть», а с начала 2018-го года бывает, что не дают никакого.

Очередь в саратовской поликлинике №20

Многие в регионе подозревают, что областной минздрав так или иначе приложил руку с истории «диабетиков-иноагентов» — в июне саратовскую региональную общественную организацию инвалидов, больных сахарным диабетом, суд признал «иностранным агентом», фактически её уничтожив. Политическую деятельность эксперты и судья усмотрели в письмах общества губернатору и министру о недостаточном лекарственном обеспечении. То есть, они защищали Олю и таких, как Оля. Но теперь организации нет, и Оли нет. Как сообщила Юлия Егоренко, у которой мама болеет диабетом второго типа, «страшно сидеть в очереди со стариками, у которых истерика. Потому что они понимают, что если им не выдадут инсулин, они умрут». А вступиться за них некому.

Лошади на диете

Про полицейских лошадей, которые умирают в саратовских конюшнях, написал даже Илья Варламов. Умирают они от того, что тоже сидят на вынужденной диете. Но питаются, как выяснило издание «Шторм», всего на девять рублей в день. Если служат. Если не служат, то на восемь.

В месяц на одну лошадь – исходя из госконтракта на оказание услуг по уходу за лошадьми – тратится максимум 279 рублей. Лошади стоят дешевле пенсионеров.

Первым пал полицейский конь Торнадо. До этого волонтеры били в набат и пытались забрать лошадей у полиции, чтобы их выходить. Но списание животных, стоящих на балансе полицейских – целая история. После смерти Торнадо способ пристроить больных животных нашли. И передали их в ветклинику саратовского аграрного университета. Правда, конь Зарок, еще весной гарцевавший на показательных выступлениях, пал в самом начале октября. В клинике просто не смогли его спасти.

Впрочем, саратовские полицейские утверждали, что кони дохнут от старости, а не потому, что их недокармливают. А надо бы недоедать – по формуле Натальи Соколовой именно это помогает оставаться молодыми и красивыми.

Уголовка за объедки

Ольга Журавлева помогала знакомым – мыла полы в торговом зале пиццерии. Дело было в феврале в Ивантеевке Саратовской области. Пару недель назад эту историю обсуждала вся страна.

Ольга – мать-одиночка. У неё две дочери, старшая – с эпилепсией. Но инвалидность у Яны не оформлена. Ольга в пиццерии ждала Яну из школы – боялась оставлять её надолго одну. Предложила барменшам помочь с уборкой. В благодарность за помощь девочки давали ей объедки со стола – для домашней скотины. А в конце месяца скинулись деньгами и подарили три тысячи рублей – на лекарства для дочери.

Ольга Журавлева

Об этом узнал районный отдел полиции – в эти месяцы Ольга получала пособие по безработице – 4900 рублей.

Посчитали, что мать-одиночка работала полтора месяца в пиццерии и, значит, ограбила государство на семь тысяч рублей. Завели уголовное дело. Судили. Суд вынес обвинительный приговор. Полицейский Сергей Забабурин получил галочку от начальства о раскрытии дела о мошенничестве.

Ольга, которую в Ивантеевке все знают, боится, что её теперь даже горшки мыть не позовут – с судимостью-то по уголовной статье. Она от работы не отказывается – кому в доме прибрать, кому огород к зиме приготовить, кому с мелким ремонтом помочь – за все берется, цены не назначает. Денег дадут – хорошо. Продуктами отблагодарят – не отказывается. Вещи подарят – всё берет.

Ивантеевка, дом Ольги Журавлевой

Двух девочек растить на 1600 рублей «детских» и 4900 пособия непросто. Летом она работает мастером на кирпичном заводе – там зарплата хорошая – 11200 рублей! А зиму, когда кирпич не покупают и зарплату на заводе не платят, она пережидает на бирже.

И вот полицейский заработал галочку в личное дело – изловил мошенницу. А Журавлева думает – на какую ей теперь диету сесть, чтобы детей своих прокормить тем, чем добрые люди помогут. Она опять работает неофициально – моет полы. Как раз 3,5 тысячи рублей получает. На еду «по Соколовой» хватит.

Анна Мухина, корреспондент ИА «Свободные новости»

Специально для «Правмир»

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.