Корреспондент Правмира Валерия Михайлова записалась в добровольные помощники святителя Николая и рассказывает читателям все секреты главной очереди лета.

Подготовка. Дядя Стёпа

— Это такая честь!

— Братья и сестры, большая просьба: молитесь, читайте акафист!

— Приготовьте паспорта!

— Стёпа, ты высокий, скажи, что там происходит?

Накануне прибытия мощей святителя Николая в Москву здесь, около храма Христа Спасителя, — несколько сотен человек, в основном, лет 20-35. Интеллигентный молодой человек по прозвищу «дядя Стёпа» — высокий! – видит, увы, не больше, чем остальные. Инструктаж волонтеров из-за большого числа желающих задерживается.

Находятся недовольные:

— Вот, не могли нормально все организовать, тоже мне!

Тут же – благодушные:

— Вы не переживайте, мы же пришли потрудничать. Если вам трудно терпеть неудобства, лучше сразу идти домой.

Помещение не вместило всех желающих: большинство слушает инструктаж стоя, в режиме «час-пик-в-московском-метро». Говорят, только на специальном сайте для волонтеров зарегистрировалось около 3000 человек. И, возможно, столько же пришло, получив информацию на своих приходах.

В общем, внешне ничто не отличает тех, кто пришел потрудиться, от людей, которые совсем скоро составят очередь. Совсем юные девушки и парни – парами, держась за руки, и поодиночке; возрастные волонтеры – пенсионеры и пенсионерки; мамы с детьми, женщины среднего возраста; дамы с безупречным макияжем; крепкие парни из «Сорок сороков». Немало студентов, но не очень похоже, что их погрузили в автобусы и добровольно-принудительно привезли на послушание. Многие не скрывают радости:

— Я так переживала, что не попаду! Это такое счастье!

Некоторые уже побывали добровольцами, когда привозили другие святыни.

— Я дежурил, когда привозили Пояс Богородицы, — рассказывает бывалый. – С 7 утра до 4 ночи работали!

Инструктаж начинается необычно для светского уха:

— Молитесь, пожалуйста, перед работой! Кто может – акафист святителю Николаю, кто не осилит – молитву или хотя бы тропарь святому. Это очень важно. Будет трудно!

Потом – подробности работы. В этом году нет никаких vip-пропусков, есть только льготная очередь, в которую попадают строго определенные категории паломников: мамы с грудными детьми (до 1 года) и инвалиды с повреждением опорно-двигательного аппарата, им, очевидно, трудно отстоять очередь. Проговариваются некоторые пункты: например, как вести себя, когда кому-то становится плохо, как разговаривать с теми, кто идет на конфликт и т.д.

После часового инструктажа гремит пасхальный тропарь — «Христос воскресе из мертвых…», — и толпа будущих помощников святителя течет в метро.

Фото: pdobro.ru

День первый. 15:30. Мобильный спецназ

— Имейте в виду, вчера в очереди были драки! Так что ваша задача – делиться хорошим настроением, успокаивать людей. Они стоят долго, у некоторых сдают нервы, — объясняет координатор второй смене.

Смены две: обычно с 7:30 до 16:00 и с 15:30 до 22:00. Вечером в интернет-почте  тех, кто решил помогать – письмо от «nikola2017»: списки волонтеров на каждую смену, памятка, информация о месте встречи. В среду приходит «update»:

«Берите ролики и самокаты – вы сможете стать Мобильным добровольцем для раздачи воды паломникам и быстрее перемещаться по всему району!»

Очередь с каждым днем растягивается на все большее расстояние, пешком не находишься. Так что: ролики на плечо, и в 15:30 я – в толпе около 150-200 человек у метро Кропоткинская.

Уставший координатор — третьи сутки на работе — сверяет списки.

Снова находятся недовольные:

— Я с работы отпросилась! Почему это меня нет в списках?! Что это за организация?

Тут же — благодушные:

— Ну что вы ругаетесь, мы же трудничать пришли!

Списки сверили, идем на работу. Координатор отбирает группу для дежурства в храме и командует:

— Полетели пчёлы в Одессу!

«Пчёлы» улетают. Дежурить в храме посчастливится далеко не каждому, в основном, на эту работу стараются отбирать мужчин. И призывают тех, кто в число счастливцев не попал, не роптать, смириться и идти туда, куда направят.

17:00. Прямо ребро?!

— А что там такое, скажите, пожалуйста! Как это выглядит? – спрашивают молодые люди в очереди.

— Мощи святителя Николая, его ребро.

— Прямо ребро?!

— Ну да. В ковчеге, под стеклом.

— А что делать, когда подведут туда?

— Перекреститесь, поцелуйте или рукой приложитесь. И молитесь святому, конечно.

За целый день в очереди таких вопросов – минимум. Люди сегодня стоят долго – по 5-6 часов, лица изможденные, спрашивают, в основном: «Далеко до храма? А с детьми можно вперед? Скоро туалеты уже?»

— Эй, дайте пить! – некоторые люди ведут себя так, будто их обязаны обслужить.

Но больше — благодарных:

— Спасибо! Дай вам Бог здоровья! – день-то жаркий…

Мобильная группа сегодня – это три человека: двое – на роликах, один — на самокате. За спиной у мужчин – рюкзаки с баком питьевой воды, у меня – пакет с пластиковыми стаканчиками. Развозим воду по очереди. Точно так же очередникам доставляется еда. Все – бесплатно. По ходу очереди стоят палатки с едой и водой, однако цены там достаточно высоки.  

Пешие волонтеры кричат пасхальное приветствие в толпу, читают вслух акафист святителю, отвечают на вопросы:

— А миро от мощей можно будет купить?

— Нет, ну что вы.

— Фотографию родственника можно приложить?

— Вы просто постойте, помолитесь о близком – ну неужели Господу нужна фотография, чтобы услышать?

Спрашивают немного: люди погружены в себя, утомлены долгим стоянием.

18:00. Обыкновенный грех

Запасы воды пополняем у двух водовозов – один на набережной, другой – на Соймоновском переулке, у подножия храма. Там как раз – льготная очередь: мамы с грудными детьми, инвалиды с сопровождающими… вдруг — дама с модной стрижкой и платком, повязанным поверх брюк. Она интересуется, можно ли в таком виде зайти в храм. Узнает, что вполне можно. И рассказывает:

— Ой, а я обманом сюда попала.

— Как обманом?!

— Ну, я должна была встать в очередь к родственнице, но тут увидела лайзеку и… прошла.

— Слушайте, ну, вы же идете не в магазин, а к мощам святого, кого же вы обманываете, зачем?

Женщина вздыхает:

— Грех на мне, — накидывает платок (чтоб всё по правилам!) и спешит в храм.

Здесь, перед рамками, продают акафисты, иконки, бутылочки с маслом, освященным от мощей. В общем… торговля идет! Немножко печально это наблюдать. Но многие именно этим больше всего интересуются: где купить масло? будут ли раздавать иконки?..  

Поднимает настроение трогательная картина: в льготной очереди идет мужчина, бережно, с большой любовью прижимая к груди младенца в слинге.

20:00. Ноев ковчег

Небольшая туча на горизонте превращается в грозный циклон. Вскоре вода начинает капать сверху, и живительная влага в пластиковых стаканчиках становится как-то не к месту. Задача резко меняется: надо обеспечить дождевиками волонтеров, дежурящих вдоль кордонов.

Ливень. Вдоль очереди стоят автобусы, они мгновенно заполняются паломниками под завязку. Передвигаться на колесах становится скользко.

В автобусе с надписью «Штаб волонтеров» добровольцам можно скрыться от непогоды.

Михаил Куксов, руководитель молодежного отдела Московской епархии, помогает мобильной группе справиться с дождевиками. Иногда, правда, не очень получается.

— Эй, я ничего не вижу! Голову, голову освободи.

— А зачем тебе голова? – и все смеются. Настроение – отличное.

Дождь загнал в автобус с табличкой «Штаб волонтеров»: полицейских, группу корейских туристов… В этом «Ноевом ковчеге» можно пообедать: добровольцев снабжают горячей пищей. Бабушка-волонтер достает термос с шиповником, разливает всем желающим. И – конфетку: «Помяните новопреставленного Алексея».

По Москве-реке медленно идет баржа, колокола храма гудят, дождь ослабевает. Набережная пуста: ожидается кортеж с высокопоставленными лицами.

— Путин приезжает же сегодня! – переговариваются знающие.

Недовольные – возмущаются: водители сигналят, группа молодежи нахраписто и высокомерно высказывает полицейским все, что они думают о перекрытых дорогах.

Благодушные – терпеливо пережидают.

Не ясно, сказалось ли это на очереди, но все работают в обычном режиме.

Фото: pdobro.ru

21:00. Момент истины

Наступает момент истины: в конце смены добровольцев собирают и отводят приложиться к мощам. Служба Отдания Пасхи уже закончилась, служится молебен святителю Николаю. Никто не торопит людей, можно спокойно приложиться к ковчегу с мощами.

Поют священники – очень красиво.

— Отец Константин! Отец Николай! Отец Алексей… — вдруг шепчет рыжий парень, идущий следом за мной. – Все наши, университетские! Они меня все знают. И я их всех знаю. И всех – боюсь!

Дай Бог ему сдать сессию!..

Смена окончена. Сил она забирает столько же, сколько целый рабочий день, хотя время пролетает мгновенно.

«Снимайте форму, идите домой, во славу Божию!» — ближе к 22:00 командует заплетающимся от усталости языком наш координатор Анна: она на работе четвертые сутки, спит очень мало.

День второй. 7:30. Штаб.

Утренняя смена следующего дня начинается в штабе. Здесь – отвечают на телефонные звонки и на письма. Последних с утра – около 100, число постоянно увеличивается. В основном, вопросы – о пропуске инвалидов.

— У моего сына ДЦП, 2-я группа инвалидности, но он не может долго стоять, ему тяжело. А нас не пропускают, — звонит женщина прямо из очереди. – Говорят, что только с 1-й группой пропускают.

Вопросы такие решаются на месте: у женщины берут координаты, связываются с социальными службами.

Недовольные, как всегда, возмущены.

Благодушные – как всегда, благодарны.

Отвечаем на письма…

С льготной очередью действительно все строго: предыдущий опыт показал, что иначе никак. В очереди из-за этого – много обид и возмущений. А в штабе говорят, что будут анализировать происходящее и в два месяца пребывания мощей в Москве, возможно, правила будут немного корректироваться.

На самом деле маленьких детей стараются пропустить вперед – вдоль очереди. Под льготную категорию они не попадают – но полицейские и паломники закрывают на это глаза. Стариков также стараются пропустить вперед. Все – хаотично, все – по-человечески.

Фото: interfax.ru

10:30. Стометровка по набережной

С 10:30 мы развозим воду. В мобильной группе сегодня – только двое. Тяжелый рюкзак с водой приходится тягать студентке Саше. Но она счастлива:

— Мы с родителями были в Бари, но так получилось, что мне не удалось приложиться к мощам, я сильно плакала из-за этого. А тут – уже 3 раза удалось!

Еще один доброволец, Светлана, рассказывает, как молилась, чтобы накопить деньги и поехать в Бари. А вместо этого – вдруг узнала, что мощи привозят в Россию…

У метро стоят «коллеги», отвечая на вопросы и направляя людей. Им тоже нужно отвезти еду и питье. С вопросом подходит семья: муж, беременная жена, грудной ребеночек в коляске и 3-летний малыш рядом. Они надеются пройти быстро, но коллеги вынуждены направить их в общую очередь или… все же попробовать на месте уговорить социальных работников пропустить все семейство. Добровольцы такие решения не принимают: это прерогатива социальных служб, таковы правила.

Помощники стоят и вдоль Остоженки, помогают людям сориентироваться – куда идти, где начинается очередь. Сегодня она – у метро Фрунзенская.

Очередь идет быстро. Открывается заграждение – и по набережной во главе толпы бежит, как будто сдает зачет по стометровке, мальчик лет десяти. За ним подтягиваются остальные — и стар, и млад.

Вдоль ограждения ходит священник, спрашивает:

— У кого, может быть, есть какие-то вопросы, недоумения, какие-то пожелания, жалобы?

— Жалоб нет! – отвечают в толпе.

Люди устали и не очень охотно идут на общение.

12:30. Ливень

Погода в эти дни меняется молниеносно. Только что было жарко, люди просили пить, с недоверием спрашивали: «А сколько стоит?», «А у вас вода негазированная?», и вот уже небесные хляби разверзлись, и задача одна: добраться до автобуса, развезти дождевики. Потоки воды текут по набережной, не все паломники захватили зонты, многие – мокрые до нитки. Волонтеров приютила под козырьком палатки продавщица мороженого: как дед Мазай – зайцев.

Дежурный батюшка – тоже промок, но раздобыл зонт.

Вдоль очереди ходит епископ – владыка Пантелеимон (Шатов):

— Люди мокнут, а нам что, прятаться?

Весь горизонт затянут тучами, льет как из ведра, но большинство помощников святителя Николая — продолжают свое дело помощи паломникам.

14:00. Конец смены

Дождь заканчивается так же внезапно, как начался. Милиционер разложил прямо на мостовой плащ-палатку и аккуратно ее складывает. Детки в очереди плачут – устали.

Подоспел еще один мобильный волонтер — он приспособился объезжать очередь на городском велосипеде, которые стоят у Парка Культуры и выдаются в аренду.

Я промокла насквозь, так что приходится отказаться от идеи кататься на ветру вдоль берега. Более стойкие коллеги остаются, чтобы помочь до конца своей смены и – насколько хватит сил во вторую смену.

Большинство из тех, кто дежурил в эти несколько дней, говорят, что придут снова. Кто-то записался на все два месяца в определенные дни. Другие — записываются по ходу. Можно поменять дату своего дежурства или предупредить о том, что приехать не получится – на письма стараются отвечать быстро, но – не всегда хватает рук.

Можно подумать, что волонтерство – такой легкий способ попасть к мощам святителя Николая, минуя очередь: приятно провел время и после 8-часовой смены тебя ведут в храм. Оказалось, что трудничество требует больших сил, обмануть никого не удастся: всем придется что-то потерпеть – и тем, кто за кордоном, и тем, кто по другую сторону ограждения.

Лишние руки нужны всегда. И – голоса: певчие и регенты могут пригодиться в храме, на ежедневных молебнах. А также — очень нужно благодушие: по обе стороны заграждений, — чтобы эти 2 уникальных месяца в нашей истории запомнились все-таки не драками, а взаимопомощью и молитвами. На что – дай Бог всем сил!

P.S. Записаться и узнать все новости о волонтерстве у мощей святителя можно на сайте pdobro.ru

Словарь «Правмира» — Святитель Николай Чудотворец

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: