Главная Общество

Дневник Якутии. «Сколько раз я писала, что мы задыхаемся»

Светлана Максимова — о дыме и помощи пожарным
Тайга в огне — сгорают села, тонут в дыму города, гибнут животные, а люди как на войне сражаются с огнем. «Правмир» запускает проект «Дневник Якутии» — каждый день мы говорим с теми, кто пытается остановить пожары.

Светлана Максимова — директор благотворительного фонда «Обними жизнь» в Якутске. Она говорит тихо — у нее фиброз легких. Даже чистым воздухом дышать тяжело, а сейчас всюду дым. Светлана плохо себя чувствует, но снова едет в штаб — передать портянки для пожарных-добровольцев.

Дым в Якутске

— Из дома почти не выхожу. Мне трудно дышать. Сегодня дыма не было в городе, вчера — тоже, но я вижу, что он все-таки надвигается. 

Я и предположить не могла, что пожары в этом году будут такими драматичными и стихийными. Такое уже было с нами несколько лет назад. Тогда мы закрывали все окна, форточку завешивали мокрой тряпкой и сидели дома. Стоял такой дым, что ничего почти не было видно.

Жители Якутска страдают от задымленности. Фото: Иван Барков / yakutia.info

Но чтобы так, как в этом году — это не было никогда.

Портянки для добровольцев

Сейчас немного оклемаюсь и пойду снова в штаб — нужно унести очередную партию портянок — это наша помощь тем, кто борется с огнем.

Я руковожу благотворительным фондом «Обними жизнь», который помогает людям со склеродермией, а также некоммерческой организацией мастеров якутской национальной одежды.

Некоторые добровольцы, особенно те, кто отправился туда первым, приехали на место пожаров в обычных кроссовках, их подошвы просто плавились.

Поэтому мы объявили сбор средств на обувь, которая выдерживает высокую температуру. Это сапоги, в них в обычных носках долго не протянешь.

Фото: Айыл Дьулурха / Facebook

И мы стали шить портянки. Женщины несли нам ткань тюками. Нужно было руками «порвать» ткань по размерам. Пришлось все искать в сети, я ведь портянки видела всего один раз в жизни, у своего деда, 40 лет назад. 

Потом один молодой доброволец написал нам в чат: «Спасибо за продукты». И отдельной строкой добавил: «И за портянки».

Мы шьем еще и верхонки — рукавицы из брезентовой ткани. Ребята орудуют лопатами сутками, обычные перчатки не помогут — руки у многих добровольцев содраны в кровь.

Добровольцы. Фото: Константин Борисов / Facebook

Брат среди огня

Мой брат пошел добровольцем в первый же призыв. Провел в лесах полтора месяца. По телефону не мог разговаривать. Общались только в вотсапе с ним, он писал, что «горло стало словно камень». Наверное, от дыма.

Наш отец — лесничий, в детстве мы много времени проводили с ним в лесу. Наверное, от него брат знает многое. Он сразу сказал, что помочь может только глубокий ров и встречный пал.

А если уж верховой пожар — с ним справиться невозможно. Однажды мы попали в такой, с верхушек деревьев летели горящие ветки — уже почти головни — метров на восемь. Это страшно.

Сегодня мой однокурсник выехал в одно из сгоревших сел, он работает в ветклинике. Взял с собой все необходимое для помощи животным. Конечно, кроликов, кур погорельцы даже выпустить не успели — они сгорели заживо. Но есть и другие животные, которым нужна помощь. Как вспомню видео с обгоревшими котами…

От огня страдают и дикие, и домашние животные. Фото: Кира Курилова / Facebook

«Все думали — в Якутии сами справятся»

Когда только все началось, многие, наверное, думали, что мы справимся самостоятельно, своими силами. Сначала я даже не видела публикаций в федеральных СМИ, хотя слежу за новостями. Внимания к нам не было. Казалось, что пожары в Якутии просто идут мимо федеральной повестки.

Недавно окончила обучение в школе профессиональной филантропии в Москве, у меня 32 однокурсника. Только двое из них сделали репосты с моей страницы о том, что Якутия горит. Это меня немного удивило.

Сколько раз я писала,что мы задыхаемся. Тут стоял такой дым, что я просто лежала, не могла встать из за одышки.

В тот момент мне помог бы даже просто звонок с вопросом: «Как ты себя чувствуешь?» Но их не было.

Сейчас в Якутию доставили много разной техники, нам помогают. Власти региона тоже делают все возможное. Думаю, будет финансирование. Но людей не хватает. В том числе — добровольцев.

Последствия

Чем нам помочь сейчас? Продукты предоставляют местные предприниматели. Добровольцам уже сделали страховку. Но этого недостаточно.

У пожаров будут последствия, и немалые. Например, проблемы со здоровьем у добровольцев и лесных пожарных. Месяц и больше дышать угарным газом — это испытание.

Тех, кто месяцами боролся с огнем, нужно отправить на юг, восстановить здоровье. Прекрасно будет, если откликнутся санатории и бесплатно примут у себя людей. Или, например, частники предоставят им жилье. Было бы здорово, если бы авиакомпании сделают перевозку на реабилитацию бесплатной.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.