Главная Человек Наши современники

«Доброе дело должно совершаться со смирением». Схиархимандрит Саба (Петриди)

Когда меня Патриарх перевел в Тбилиси, в церквях было мало молящихся. Сегодня, благодаря деятельности Патриарха, увеличилось число построенных храмов и резко возросло число прихожан

Отец Саба — единственный схиархимандрит в Грузии. По благословению Патриарха Ильи II он служит в Троицком соборе. Говорит по-русски с красивым греческим акцентом.

— Мое мирское имя Христофор, — рассказывает он. — Я родился в 1922 г. в Абхазии, в деревне Шрома. Моего отца звали Иоанн Петриди, а мать — Парфена. Мои родители были глубоковерующими людьми, постились и соблюдали  все заповеди. В Сухуми я закончил 4 класса. Во время войны я перенес много искушений, которые и побудили меня прийти в церковь.

В 20-21 год я молился Богу, — продолжает рассказывать о. Саба, — чтобы Он помог мне встретить таких людей, которые помогли мне спастись. И вот как-то один мой больной односельчанин попросил меня пойти с ним к м. Елене и м. Нино, живших в соседней деревне. Я должен был выполнять роль переводчика т. к. он не знал русского языка. Я пошел с ним и стал свидетелем  многих чудес — исцелений по молитвам монахинь. Все увиденное потрясло меня…

Вообще о. Саба не любит рассказывать о своей жизни, считая себя ничем не примечательным человеком. Зато с большим удовольствием рассказывает о схимонахине Елене и монахине Нино, которые своими советами и личным примером помогли ему в духовном становлении.

Обе сестры монахини жили в Гульрипшском районе в деревне Георгиевка. М. Елену убили в 1975 г., как считает о. Саба, по приказу КГБ. О. Саба бережно хранит в своей келье ее волосы, их которых 15 лет назад стало истекать миро.

  О. Саба продолжает свой рассказ.

— Схимонахиня Елена (Тувишева) родилась в 1889 г. в г. Пенза. Отец ее был кипрским греком, а мать русская. В пятилетнем возрасте девочка тяжело заболела. Т.к. положение ее было безнадежно, родители отвезли ее в Псковский монастырь. Свершилось чудо, и девочка выздоровела. Родители оставили ее при монастыре, а через 5 лет привезли туда и ее сестру Нину. Елена, пройдя послушания, приняла постриг.

  После революции монастырь закрыли и обе сестры оказались в Москве, где их брат о. Никанор служил при Патриархе Тихоне. М. Елена заболела, и врачи посоветовали ей поехать в Грузию для перемены климата. Так сестры оказались в Абхазии. Дома у монахинь вскоре образовался настоящий лазарет. К ним приходили лечиться многие местные жители.

  Однажды к ним пришел медведь с огромной занозой в лапе. М. Елена обработала рану, очистила ее от гноя и сделала перевязку. Медведь стал каждый день приходить к их дому, прося что-нибудь поесть. Затем стал ночевать возле дома сестер.

Однажды зверь принес в зубах кукурузу. М. Елена сделала ему выговор.

— Зачем ты это украл у людей, которые с таким трудом обрабатывают землю?

Зверь слушал ее внимательно и кивал головой.

 Этого медведя знали все окрестные жители, т.к. чтобы сохранить его от охотников м. Елена надела на него ошейник.

В 1937 г. м. Нино арестовали и посадили на 8 лет в тюрьму в Чакве, где ее всячески мучили и унижали надзиратели. Матушка не любила вспоминать об этом времени. Потом ее положение улучшилось.

Как-то она предсказала начальнику тюрьмы, что сбежавшие заключенные вернутся и тот в знак благодарности выделил ей в камере угол для молитвы.

Схимонахиня Елена, оставшись одной в своей келье, тяжело заболела. Ее тоже хотели арестовать, но за нее вступились люди: «Оставьте ее, все равно она вот-вот умрет!». И власти оставили ее в покое.

Как-то в 1946 г. в ее келье возник пожар. М. Елена взмолилась.

— Матерь Божья! Если моя келья сгорит,  мне придется умереть на улице. Никто не сможет взять меня к себе.

Взглянула на небо и увидела Богомладенца, благословляющего ее дом. Пожар тут же затих.

— Я стал часто бывать у матушек, — вспоминает о. Саба, — и даже мечтал взять их к себе пожить.

Для м. Елены ничего не было сокровенного и она в ответ на мои мысли сказала: «Христофор, будет так, как ты думаешь!». Но не они ко мне переселились, а я к ним. Стал их послушником.

Однажды м. Елена намеком дала мне понять, что то, что я считал явлением от Бога, на самом деле происходит от другого источника.

— Знаешь, Христофор, — сказала она, — как-то ночью сидела я в келье, вдруг все вокруг меня осветилось. Я сказала: « Господи, Иисусе Христе, я недостойна видеть такую благодать». И закрыла глаза. Когда вновь открыла, уже ничего не было.

Я сперва не понял, к чему это она говорит. Пошел домой. Стал класть земные поклоны в большом количестве. Я в этот период очень много молился без благословления и очень мало спал. Вдруг комната озарилась неземным светом. Так бывало и раньше. Я это воспринимал, как должное. Но теперь, вспомнив слова матушки, я сделал, как она мне говорила. Когда открыл глаза, все пропало.

  Тогда я догадался, что был в прелести и принимал желаемое за действительное.

Пусто это будет примером для всех начинающих монахов. Какое бы вы доброе дело не делали без смирения и благословения духовника, лукавый тут же нападет на  вас. В основе любого доброго дела должно лежать смирение.

М. Елена также предсказала мне высылку в Казахстан, возвращение в Абхазию и мое священство, что и исполнилось через 28 лет.

Во время переселения в Казахстан вместе с другими греками мне пришлось пережить много унижений и издевательств за мою веру. Вернувшись из ссылки, я по благословению какое-то время жил в Псково-Печерской Лавре. Оттуда вернулся в Сухуми. Когда митрополит  Илья стал Патриархом Грузии, он рукоположил меня в священники и направил в Цалку. Там я прослужил почти 30 лет. Потом я серьезно  заболел и по благословению Патриарха приехал в Тбилиси. Затем  какое-то время мне пришлось жить в Греции.

— О. Саба, кому вы впервые исповедовались? Кто был ваш первый духовник?

— Около Сухуми есть деревня Мания. Там я впервые исповедовался у настоятеля деревенской церкви о. Георгия (Маврополоса). Затем моим духовником был о. Иоанн (Крестьянкин). Сегодня мой духовник — Патриарх Илья II.

— О. Саба, вы единственный схиархимандрит в  Грузии. К чему обязывает этот сан?

— В схиму меня постриг Патриарх, когда я тяжело заболел. Схима обязывает меня лежать в гробу и молиться, а я хожу туда-сюда.

— Как вы общаетесь с Патриархом?

— С тех пор, как Патриарх рукоположил меня в священники, я его послушник. Если духовное лицо не подчиняется своему Патриарху или епископу, то благодать от него отходит.

—   О. Саба, о ком молится схиархимандрит?

— Я молюсь за всю Грузию, Грецию, Россию и все православные страны. Молюсь об Абхазии — моей родине. Прошу Бога вернуться туда, где я родился и вырос.— В каком положении находится сегодняшняя Грузия с духовной точки зрения?

— Когда меня Патриарх перевел в Тбилиси, в церквях было мало молящихся. Сегодня, благодаря деятельности Патриарха, увеличилось число построенных храмов и резко возросло число прихожан

— Батюшка, как должен жить человек?

— Что мне сказать нового? Все написано в Евангелии. Надо жить по заповедям, вести церковный образ жизни. Тогда человек спасется… Не представляю, как человек вне церкви прийти к Богу. Обычно люди идут в храм, когда им посылаются какие-то испытания…  Например, в Абхазии  большинство жило очень хорошо, а вера была потеряна. После Абхазской войны, пройдя многие испытания, большинство обратилось к Церкви. Любая война — это Божье попущение для нашего вразумления и обращения.

— О. Саба, большое спасибо за беседу.

— Да благословит вас Бог.

(Подготовленно по статье Теи Цагуришвили в журнале «Карибче» № 12, 2006 г. и статье Мананы Туаевой в журнале «Карибче» №19, 2006 г.)

 

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.