В Москве и регионах России досрочно отменили ограничительные меры, связанные с пандемией коронавируса. Вырастет ли из-за этого число больных в «красной зоне», опасно ли выходить на улицы и возвращаться в офисы, будет ли «вторая волна» — на эти и другие вопросы «Правмиру» ответили врачи.

«Чем дольше длятся ограничительные меры, тем хуже они соблюдаются»

Алексей Эрлих, врач-кардиолог, д.м.н., заведующий кардиореанимацией ГКБ № 29 в  Москве:

Алексей Эрлих

— Снятие ограничительных мер должно было произойти, но то, как оно состоялось, больше связано с политикой, нежели с медициной. По крайней мере, это мое впечатление. 

Не думаю, впрочем, что это сильно скажется на росте количества больных в «красной зоне», где я сейчас работаю. Того, что называют «второй волной», скорее всего, пока не случится. Я смотрю на течение заболевания в большинстве стран, где пик был на три недели раньше, чем у нас, и где почти все ограничительные меры отменены. Нет никакой второй волны ни в Испании, ни в Италии, ни в Германии, ни в Израиле. Мы по динамике больше похожи на США, но и там второй волны не ждут. 

Честно говоря, какие-то ограничения я бы отменил еще давно, а что-то снимал бы постепенно. Например, ранняя самоизоляция была очень правильным решением, которое позволило сгладить «пик». Но на сегодняшний день свою задачу она выполнила. Мы видели попытки ввести прогулки по очереди — это были меры постепенного выхода из режима самоизоляции. Они были довольно неуклюжие, поэтому на их соблюдение смотрели сквозь пальцы, а сейчас и вовсе от них отказались.

Вообще, чем дольше длятся ограничительные меры, тем хуже они соблюдаются. Масочный режим, как мне видится, сейчас не соблюдается вообще. По моим прикидкам, до 1 июня, пока в масках можно было ходить по желанию, люди их еще как-то носили. С 1 июня в масках ходило 10% людей, а с 9-го их перестали носить совсем, хотя формально правило сохраняется. 

Такая непоследовательность идет оттого, что людям не объясняют, что и зачем нужно. Например, маски нужны только там, где есть скопление людей. Нет скопления людей — нет опасности. Поэтому парки я бы не закрывал совсем. И уж точно это первое, что надо было бы открыть. Вместо ношения перчаток в магазинах, лучше бы стояли дезсредства на входе. Перчатки только увеличивают распространение инфекции. 

Но я говорю, конечно, про Москву. Кажется, для всей остальной России полное снятие ограничений пока преждевременно, потому что во многих регионах идет либо нарастание числа случаев заболевания, либо отсутствует явное снижение. И там наоборот нужно больше работы карантинного характера, необходимость которой, как я уже говорил, должна тщательно объясняться людям. 

«В таком режиме долго существовать невозможно, надо выдохнуть»

Александр Ванюков, заведующий отделением рентгенохирургии ГКБ № 52:

Александр Ванюков

— Первые неофициальные послабления начались после майских праздников, и мы их встречали скорее с ужасом. Но всплеска не произошло, и все немножко успокоились. Сейчас ограничения сняли, и опять вернулась настороженность, потому что количество заболевших уже неделю не уменьшается, оно около 2 тысяч. Все эти люди рядом с нами, они сейчас выйдут на улицы, в магазины, на работу. 

Пока что у нас в стационаре есть свободные койки, мы не так забиты, как в апреле. Но сейчас часть клиник вернется на «гражданский режим», и останется всего несколько больниц, которые работают с ковидом, в том числе, наша и Коммунарка. За счет этого количество госпитализированных повысится, но взрывного роста, надеюсь, не будет. 

Мы все-таки чуть больше стали знать про эту болезнь и пересмотрели меры госпитализации. С легкими формами нет смысла ложиться, поэтому тяжелых пациентов стало больше. Не количественно, а именно в пропорции. Плюс тяжелые пациенты всегда больше времени проводят в стационаре, дольше занимают реанимационные койки, поэтому у нас реанимации хоть и не битком, но все же заполнены больше, чем линейные отделения.

Раньше у нас было два режима работы: 12 через 12 (это, в основном, завотделением, старшие медсестры) и сутки через двое. Сейчас стало полегче, можно работать сутки через трое, выходят дневные врачи. В общем, затишье. Люди уходят в отпуск, чтобы поехать на дачу, — особенно те, кто отработал в реанимации. В таком режиме долго существовать невозможно, надо выдохнуть. 

Это же касается и всех людей, кстати. Держать их взаперти больше нет никакой возможности, кончаются хлеб, вода, деньги и терпение. В прогулках по парку точно нет ничего страшного, главное — объяснять популярно, в чем опасность и как с ней бороться. Да, наверное, и на работу тоже надо выпускать, хотя там, где сидят плотно, лучше бы оставить удаленку. При таком уровне заболеваемости в других странах никто полностью не снимал карантина.

Мы вчера с коллегами обсуждали возможность плановой госпитализации и того, как это будет происходить. Я думаю, что многие вещи уже не будут выглядеть, как прежде. Никто не готов оперировать без средств индивидуальной защиты, респираторы и щитки, закрывающие глаза, сохранятся точно. Разделение на «зеленую» и «красную» зону останется, хоть это и не гарантия того, что мы не заразимся. Даже больницы, объявляющие себя полностью covid-free, не застрахованы от того, что к ним попадет асимптомный пациент, выделяющий вирус. 

«Народу переболело очень мало, а значит ждем “второй волны»

Антон Барчук, онколог-эпидемиолог, научный сотрудник Университета Тампере и «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова»:

Антон Барчук

— Наши меры с самого начала были направлены не на то, чтобы прекратить эпидемию — она уже есть и никуда не денется — а на то, чтобы снизить нагрузку на систему здравоохранения. В Германии, Финляндии, Норвегии, Дании принятые меры были настолько эффективны, что подготовленные стационары так и не были до конца загружены. В Москве ситуация еще несколько недель назад была больше похожа на Нью-Йорк, но в целом ей явно удалось справиться, больницы возвращаются к нормальному режиму работы.

Тем не менее, мы все ждем «второй волны», потому что переболело гораздо меньше народу, чем ожидалось (например, в Швеции, по результатам первого опроса, всего 7,5%, вместо ожидаемых 20–30%). Скорее всего, продолжение наступит осенью, когда начнется учебный год, а люди вернутся из отпусков. 

Думаю, что дольше всего сохранится запрет на полеты и путешествия. Салон самолета, с эпидемиологической точки зрения, как и любое закрытое пространство с большим количеством людей — довольно опасное место. И если использование маски в повседневной жизни не всегда оправдано, то в самолете, когда других возможностей дистанцироваться нет, похоже без нее будет нельзя находиться. Наверняка изменится сервис на борту, плюс аэропорты, по сути, всегда были торговыми центрами. Посмотрим, как будут распределять потоки людей, чтобы максимально избежать контактов, особенно в крупных международных хабах. 

К сожалению, у нас очень мало информации по регионам России, а ведь эпидемия по стране развивается неодинаково. Тем не менее, мы должны рано или поздно возвращаться к нормальной жизни, просто теперь она будет немного другой. 

В условиях риска «второй волны» нам придется жить по новым правилам, держать дистанцию и избегать лишних контактов. Мы совершенно не можем прогнозировать, как вирус будет вести себя дальше. Только сейчас появляются более-менее хорошие данные, которые ставят новые вопросы. 

Очень важно выяснить, как долго нам осталось до популяционного иммунитета, насколько длительно он будет сохранятся после болезни. Традиционно говорят о 70–80% переболевших, но, возможно, в данном случае их нужно меньше. От ответов на эти вопросы еще зависит, ждать ли вакцины. Зачем нам и вакцины, и популяционный иммунитет? Если большинство будь иметь иммунитет, они не будут переносчиками. И даже если индивидуального иммунитета нет, то риск встретить носителя при коллективном иммунитете крайне невысок.

С точки зрения науки, нам по-прежнему еще мало известно об этой инфекции. К счастью, ученый, в отличие от политика, всегда может сказать: «Я не знаю». Но это «я не знаю» не должно быть равным бездействию.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.