Главная Общество Медицина
Должны ли врачи скорой ставить диагноз и лечить?
Фото: shutterstock
В Москве 49-летняя Наталья Шакирова умерла от инфаркта. У бригады скорой помощи был неисправен кардиограф. Медики вызвали еще одну скорую, которая госпитализировала пациентку, но спасти ее не удалось. Должны ли врачи скорой ставить диагноз или их задача — немедленно доставить пациента в больницу, «Правмиру» объяснил аттестованный в ЕС эксперт по контролю качества здравоохранения Сергей Рыбаков.

Должны ли врачи скорой ставить диагноз и лечить?

И что делать, если у бригады не работает аппарат ЭКГ
Фото: shutterstock
В Москве 49-летняя Наталья Шакирова умерла от инфаркта. У бригады скорой помощи был неисправен кардиограф. Медики вызвали еще одну скорую, которая госпитализировала пациентку, но спасти ее не удалось. Должны ли врачи скорой ставить диагноз или их задача — немедленно доставить пациента в больницу, «Правмиру» объяснил аттестованный в ЕС эксперт по контролю качества здравоохранения Сергей Рыбаков.

Сергей Рыбаков

Скорую нельзя выпускать на линию без кардиографа

— На прошлой неделе в Москве умерла от инфаркта женщина. К ней приехала бригада скорой помощи с неработающим кардиографом. Может ли врач скорой обойтись без ЭКГ при оказании медпомощи человеку с подозрением на инфаркт?

— Если в стандарте оснащения машины скорой помощи прописан какой-то препарат, медицинский прибор, изделие, то он должен там быть и должен быть исправен. ЭКГ (электрокардиограф мобильный) входит в стандарт оснащения машины скорой медицинской помощи. Ответственность за оборудование машины, соответственно, и за исправность техники несет главный врач подстанции СМП.

Если кардиограф вышел из строя по ходу работы, то тут вопросы к поставщику этого оборудования.

— Приехала скорая, а кардиограф не работает. Как должна действовать бригада в таком случае?

— Кардиограф не должен не работать. На линию не имеют права выпускать машину с неисправным оборудованием — без газа, с неработающим кардиографом, без препаратов в укладке. Такая машина не должна выходить со станции скорой помощи. 

Если выяснилось, что в машине есть неисправное оборудование, то старший бригады должен об этом докладывать и все недочеты должны оперативно устранить.

Чтобы начать транспортировку, нужен предварительный диагноз

— Скорая не должна госпитализировать больного человека как можно скорее?

— Врач скорой помощи должен понять состояние пациента. При боли в груди нужно выяснить, есть у него поднятие ST-сегмента или нет. Это довольно простая диагностика, но без кардиографа доктор это сделать не может. 

Подробная интерпретация ЭКГ и постановка окончательного диагноза — это не задача фельдшера. Он должен включить кардиограф, посмотреть, оценить ситуацию. 

Во-первых, это нужно, чтобы понять, куда везти пациента. Возможно, ему нужна срочная операция, например, шунтирование, которое делают не в каждой больнице. 

Во-вторых, больного надо туда довезти. То есть без предварительного диагноза нельзя начинать транспортировку.

Задача скорой — поставить предварительный диагноз и стабилизировать пациента. Иначе скорую помощь можно заменить грузовиками с носилками, куда будут грузить пациентов, а дальше — как получится. Если скорая начнет просто возить пациентов, до больницы не доберется и половина из них.

— Как принимают решение, какая бригада едет на вызов?

— На скорую вызовы бывают двух категорий — экстренный и неотложный.

Экстренный вызов — это прямое жизнеугрожающее состояние: острое нарушение мозгового кровообращения (инсульт), инфаркт — боль в груди, острые и жизнеугрожающие состояния, связанные с тяжелыми травмами, боевые ранения, тупые травмы живота, груди, асфиксия — когда человек задыхается. Это все экстренные вызовы, по ним норматив прибытия — 20 минут. 

Остальные вызовы, по самым разным поводам — высокая температура, рвота, режущие боли в животе и так далее — неотложные. По нормативу они обслуживаются в течение двух часов.

А какую бригаду назначать — решают уже по ходу. То есть у нас даже нет алгоритма назначения бригады. Иногда случается так, что реанимобиль ездит на обычные вызовы.

80% вызовов скорой медицинской помощи — это неотложные вызовы. И проблема скорой в том, что она обслуживает много вызовов, на которые можно было бы не ездить. Например, когда у ребенка высокая температура, можно отправить педиатра или бригаду неотложной помощи из поликлиники. Для этого не нужно гонять машину скорой помощи.

У человека инфаркт, а в стационаре нет мест

— То, что случилось с пациенткой — это частный случай или системная проблема?

— У нас в стране очень плохо организована служба скорой медицинской помощи. Даже в Москве, где Депздрав очень гордится своими скорыми, ситуация с организацией не самая радостная. Данный случай наглядно это показал. На скорой в ДЗМ нет раций, есть только планшеты, зачастую неработающие, и основной инструмент для связи врача скорой помощи — это мобильный телефон. Людей в больницу госпитализируют в ручном режиме.

Например, у человека инфаркт. Доктор видит элевацию ST-сегмента, сообщает на подстанцию: инфаркт, нужна госпитализация, куда везти пациента?

«Укол в сердце сейчас уже не делают». Врач скорой помощи – об успешных реанимациях, чудесах и бахилах
Подробнее

Сначала созваниваются со старшим врачом скорой, тот уточняет диагноз, начинает расспрашивать фельдшера — что произошло, какие симптомы: есть ли поднятие ST-сегмента, шумы, какая сатурация. После этого он начинает решать вопрос о том, в какую больницу везти. Звонит в ближайшую по маршрутизации. Там могут сказать, что мест нет. Звонит в следующую, там тоже может не быть мест. Звонит в другую больницу, и если там согласны принять, то больного с инфарктом госпитализируют.

То есть скорая, с одной стороны, приезжает быстро, может забрать пациента и оперативно доставить в госпиталь, но когда доходит до дела, все очень тормозится.

— Как должна быть выстроена система, чтобы она работала эффективно?

— В европейских странах выезд скорой происходит только на особо угрожающие состояния. Там есть такое понятие — алгоритм опроса вызывающего. Диспетчер задает довольно много вопросов звонящему, которые его могут раздражать, даже бесить, ему может казаться, что помощь нужна немедленно.

Но эти вопросы нужны для того, чтобы понять состояние больного. 

Диспетчер скорой, действуя по строгому алгоритму, умеет не только определить степень тяжести больного, но и объяснить звонящему, как правильно начать оказывать первую доврачебную помощь.

Их там специально этому учат. У нас такого обучения нет.

В России диспетчер скорой помощи — это в лучшем случае фельдшер на пенсии, у которого фактически нет эффективного алгоритма действий, в худшем случае — это просто диспетчер службы 112, который перераспределил вызов на скорую помощь в автоматическом режиме, а подстанция зачастую отправляет бригаду, даже не созваниваясь.

При поддержке Фонда президентских грантов
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.