«Она
31 августа 1941 года покинула этот мир Марина Ивановна Цветаева. За 80 лет своей посмертной жизни в стихах для многих она стала по-настоящему близким человеком, с которым можно и поделиться наболевшим, и поговорить, и поплакать… А когда хочется вспомнить о близком человеке, обычно достают с полок фотоальбом. Полистаем фотоальбом Марины Цветаевой.

Папа

Первое фото в альбоме — отец семейства, Иван Владимирович Цветаев, в парадном мундире. Родился он в семье священника. Под руководством отца (мать рано умерла) Иван и трое его братьев должны были пойти по проторенной дороге «поповичей»: духовное училище, духовная семинария. Но по окончании последней Иван решил изменить траекторию жизни и поступил в Медико-хирургическую академию.

Из-за состояния здоровья он перешел в Императорский университет в Петербурге на историко-филологический факультет. Дальнейшее его профессиональное развитие шло исключительно по линии классических языков — в 1874 году он даже отправился в Италию для изучения древних местных языков и письменности. 

Так сын сельского священника стал ученым — в 1877 году его пригласили преподавать латынь в Московский университет.

Первая жена, Варвара Иловайская, расширила охват его научных интересов: Иван Цветаев стал изучать не только языки древности, но и собственно материальную культуру первых цивилизаций. Иван Владимирович вошел в историю как основатель Музея изящных искусств (впоследствии — Музей изобразительных искусств А.С. Пушкина). 

Мама

Мама поэтессы — Мария Александровна Цветаева (урожденная Мейн). Она получила блестящее домашнее образование, была необыкновенно творчески одарена. Игре на фортепиано училась у Надежды Муромцевой, любимой ученицы Рубинштейна, живописи — у Клодта. Была страстной, эмоциональной натурой, и Марина в этом смысле, несомненно, вся в мать.

В дневниках Марина Цветаева часто вспоминала, что мать создала в доме уникальную творческую атмосферу, благодаря которой ей удалось воспитать дочерей эмоционально восприимчивыми, чуткими. Мария Александровна души не чаяла в детях и активно участвовала в жизни мужа: Марина отмечала, что мама была посвящена во все дела музея, вела переписку, верила и активно поддерживала Ивана Владимировича во всех его начинаниях. 

Марина

А это — юная Марина. Все в ее жизни происходило стремительно: читать начала в четыре года, первые стихи написала в семь. Явными были и музыкальные дарования, но Цветаевой было это дело не по душе, поэтому судить о ее возможном исполнительском будущем сложно. Ее детство прошло в Трехпрудном переулке Москвы и провинциальной Тарусе.

Ты, чьи сны еще непробудны,
Чьи движенья еще тихи,
В переулок сходи Трехпрудный,
Если любишь мои стихи…

Сестра

Марина и Анастасия Цветаевы, 1905 год. Детство Марины Цветаевой символически и практически закончилось в 1902 году, когда одаренная девочка отправилась учиться в Европу. В пансионах Италии, Швейцарии и Германии Марина Цветаева училась до 1905 года.

Европейская школа сильно повлияла на мировоззрение поэтессы: за время учебы в ней выкристаллизовалось самоощущение одиночки, которое впоследствии разовьется в почти упрямую независимость, бескомпромиссность и полную неспособность примыкать к каким-либо партиям и движениям.  

Первый сборник

19-летняя Марина в кабинете Максимилиана Волошина в Коктебеле. Фотографию сделал сам Волошин. Марина здесь совсем юная влюбленная девушка, переполненная творческим вдохновением и ожиданием невероятного будущего.

Уже издан ее первый сборник «Вечерний альбом» со 111 стихотворениями. Издание вышло за счет личных средств, отзывы отечественных критиков в большинстве своем были благосклонными, хотя, конечно, эти стихи ценители зрелого творчества Цветаевой уверенно назовут сырыми и наивными. Максимилиан Волошин во вступлении к сборнику написал: «Это очень юная и неопытная книга, ее нужно читать подряд, как дневник, и тогда каждая строчка будет понятна и уместна. Автор ее владеет не только стихами, но и четкой внешностью внутреннего наблюдения. Не взрослый стих Марины, иногда неуверенный в себе и ломающийся, как детский голос, умеет передать оттенки, недоступные стиху взрослому».

Любопытно, что положительно отозвался о сборнике и Гумилев.

Сама же поэтесса впоследствии отмечала, что «первый сборник помог очертить ориентиры творчества, найти взаимосвязь конфликтов земли и неба, быта и бытия».

Со вторым сборником — «Волшебный фонарь» — все было уже сложнее. Тот же Гумилев был беспощадно прям в своей оценке — он назвал это детище ни много ни мало подделкой на стихи: все там написанное, мол, просто копирует темы и идеи первого сборника. Цветаева, по сути, и не отрицала преемственность, но просила относиться к двум сборникам как к дилогии, по сути единому целому, в котором последовательно развиваются одни волнующие ее на тот момент темы и мотивы.

В следующие два года «фирменный» цветаевский стиль небывало крепнет, находит свой голос, звучание — появляются ее знаковые произведения «Реквием» и «Мне нравится, что вы больны не мной».

Муж

Эту фотографию, сделанную в 1911 году, Цветаева отправила Максимилиану Волошину с письмом на ее обороте: «Дорогой Макс, вот Сережа и Марина, люби их вместе или по отдельности, только непременно люби и непременно обоих <…>».

Цветаева выйдет замуж за Сергея Эфрона — офицера, интеллигента, джентльмена — в 1912 году. Он станет ее единственным мужем и лучшим другом. С ним будут связаны у Цветаевой самые лучшие и светлые моменты жизни, но во многом именно он станет причиной самых кошмарных ее дней и ночей. В их союзе появится на свет трое детей: Ариадна, Ирина и Георгий.

После революции Сергей присоединился к армии и идеологии Деникина, и после победы большевиков Эфрону ничего не оставалось, как спешно покинуть «красную» Россию, сбежав в Европу. Сама Цветаева произошедший переворот со всей прозаической ясностью называла «бунтом сатанинских сил». Понятно, что в стране советов у такой «несговорчивой» жены белогвардейца будущего не было. К тому же вступать во взаимовыгодные контакты Марина Ивановна не умела, держала себя на некотором отдалении от тех, кто был в фаворе, предпочитая согласие со своей совестью, а не угодливое поддакивание. 

Дочери

Аля и Ирина Эфрон. В 1917 году Марина Цветаева родила вторую дочь — Ирину, а в 1920-м в голодной Москве детей стало буквально нечем кормить. Марине Ивановне приходилось делить крохи скудной еды между собой и девочками. Над ней навис ужасающий выбор — кого-то из дочерей нужно было отдавать в приют, что в то время почти неминуемо означало смерть… Ирина умерла, когда ей было всего три года.

Но обеими — зажатыми —
Яростными — как могла! —
Старшую у тьмы выхватывая —
Младшей не уберегла.

Цветаева была на грани отчаянья и мечтала лишь об одном — поскорее воссоединиться с мужем: она писала, просила, напоминала, и в 1922 году ей наконец разрешили уехать.

Вначале был Берлин. Там Марина с десятилетней Ариадной пробыли недолго: переехали в Прагу, в местном университете которой учился Эфрон. В Чехии они жили до 1925 года.

После рождения третьего ребенка, Георгия, семья отправилась в Париж. 

Дома до звезд, а небо ниже,
Земля в чаду ему близка.
В большом и радостном Париже
Все та же тайная тоска…

Европа

С дочерью Ариадной. Париж, 1925 г.

«Европейская ссылка» длилась до 1939 года. Как потом окажется, тот год станет страшным, поворотным. Они вернутся в уже другую страну — окрепшую, признанную мировым сообществом, и, конечно, уже далекую от первых утопических большевистских мечтаний. Страна советов локомотивом неслась в светлое будущее, легко подбрасывая в топку пламенного мотора человеческие жизни.

Цветаева приехала с потяжелевшим поэтическим багажом — в нем и «Поэма Конца», и «Поэма Горы», и «С моря», и «Крысолов».

Большая часть этого не была опубликована в Европе — темперамент Цветаевой не позволил ей найти настоящих друзей и спонсоров в эмигрантской среде. Та среда была хоть разношерстной, но главным критерием «свой-чужой» была четко обозначенная позиция против советской власти, готовность к соответствующему политическому объединению и дальнейшей борьбе. Как было сказано, поэтесса совсем не любила новую власть, но и заниматься непосредственно политикой, жить в атмосфере тайного заговора и интриг ей было не по душе.

В Париже с сыном Георгием

Эфроны жили небогато, могли позволить себе дешевую комнату где-нибудь в пригороде Парижа. Да и Марина была человеком не общежительного характера, с соседями и хозяевами сходилась плохо, предпринимать усилия в этом направлении было противно ее натуре. Поэтому они кочевали по квартирам. Поддерживали их материально некоторые почитатели таланта Цветаевой — в ином случае возвращение на Родину состоялось бы по вынужденным причинам гораздо раньше.

За границей Марина работала не только над стихами — в 1926 году вышла ее статья «Поэт о критике». Цветаеву начали активно приглашать на публичные выступления, творческие вечера, что стремительно увеличило два «лагеря» — поклонников таланта и недоброжелателей-завистников. В знаменитой «программной» статье Цветаева резко прошлась по «давним знакомым» — критикам. Под раздачу попали Бунин (это ему за Есенина), Зинаида Гиппиус (ей припомнили Пастернака). Бунин, правда, отмалчиваться не собирался — «симметричным» ответом стала его громкая оценка эфроновского журнала «Весть»: его назвали «скучным и дурным».

Марина Цветаева, 1928 г.

Постепенно «шумиха» вокруг имени Цветаевой шла на убыль — к ней почему-то приклеился ярлык «большевичка», хотя прямых оснований на то не было. Косвенной причиной могла стать позиция супруга — он все чаще стал высказываться в пользу советской власти. Позже станет известно, что он начал сотрудничать с НКВД еще в 1931 году. 

Москва

Марина Цветаева. Москва, 1939 г.

Возвращение семьи Цветаевой на Родину начинается в 1937 году. Весной в СССР уезжает Ариадна, осенью муж Сергей, вслед за ними в 1939 году едет и Марина с сыном.

По возвращении Марину Цветаеву поселили на даче НКВД в Болшеве. В конце августа 1939-го арестовали Ариадну, в октябре — Сергея Эфрона. Ариадна была осуждена по статье 58-6 (шпионаж) на восемь лет исправительно-трудовых лагерей. При допросах вынуждена была дать показания против отца. В 1949 году была арестована повторно и приговорена к пожизненной ссылке в Туруханский район Красноярского края. В 1955 году ее реабилитировали за отсутствием состава преступления. Вернулась в Москву, где и скончалась в июле 1975 года. Сергея Эфрона расстреляют в октябре 1941-го — об этом Цветаева уже не узнает…

Марина Цветаева, 1940 г.

Одиночество снова сдавило Марину Ивановну змеиным кольцом — и его удушье было гораздо больнее, чем в «чужой» Европе, ведь в стране советов не было семьи и нельзя было публиковаться. 

Марина взялась было за привычный труд поэтов — переводы, — но заработанного едва хватало. Надеяться на выход сборника не было смысла — критик Зеленский одной лишь строчкой в своей рецензии перечеркнул литературное будущее: она указывает на «искажение души продуктами капитализма».

Советская Россия

«Это поистине был вихрь, водоворот мыслей, чувств, фантазий, ассоциаций. Она могла быть одновременно и во вчера, и в завтра, где-то на погосте в тарусской деревеньке и возле Нотр-Дам, и на наших тихих, булыжных Конюшках, и в Карфагене! Следить за ходом, вернее, за полетом ее мысли было увлекательно и в то же время неимоверно трудно», — писала о Цветаевой автор книги воспоминаний «Скрещение судеб» Мария Белкина, которая виделась с поэтессой после ее возвращения из эмиграции.

«В той России, советской России, где мы жили, она была абсолютно не своевременна, ее могли воспринимать только отдельные личности. Это теперь она очень современна, стала всем известна, и ее популярность грандиозна. Так бывает в жизни: творчество воспринимается потом, позже. Цветаева абсолютно опережала свое время — и формой, и содержанием».

Война

В начале войны Цветаева решилась на эвакуацию — сначала она с сыном оказывается в Елабуге, затем в Чистополе. Она просит местные власти оставить ее здесь и разрешить работать посудомойкой. 26 августа 1941 года Марина пишет заявление в Совет Литфонда: «Прошу принять меня на работу в качестве судомойки в открывающуюся столовую Литфонда».

Собрание писателей ответило согласием, но до грязной посуды дело не дошло. Цветаева возвращается в Елабугу, к сыну. Там подрабатывает стиркой белья в доме милиционера.

Последнее фото

Последняя фотография Марины Цветаевой. 18 июня 1941 года, Кусково. На фото: Марина Цветаева, Лидия Либединская, Мур (Георгий Эфрон), Алексей Кручёных. Все обрушившиеся ненастья лишили ее жизненных сил — она оказалась загнанной в угол, она устала. 

Виктория Швейцер, биограф Цветаевой, после разговора с Бродельщиковыми — поэтесса была их квартиранткой — вспоминала: «Она показалась им старой и некрасивой… Одета была неважно… Дома все время носила большой фартук с карманом — “так в нем и померла”, — говорит Анастасия Ивановна (Бродельщикова).

Память

Символическая могила Марины Цветаевой. Елабуга

Цветаева покончила жизнь самоубийством 31 августа 1941 года. Похоронили ее 2 сентября на Елабужском кладбище — по словам Бродельщиковых, на похоронах никого не было. Точное место захоронения — неизвестно. 

Храм 

На фото — храм Вознесения Господня у Никитских ворот в Москве. Именно здесь в 1991 году в день пятидесятой годовщины кончины поэтессы была совершена по ней панихида. По канонам Православной Церкви этот обряд не совершается над самоубийцами. Ходатайствовал об исключении из правил протодиакон Андрей Кураев. Основаниями стали собранные им документы, которые прямо и косвенно указывали на то, что в отношении Цветаевой были специально созданы условия, провоцирующие ее на совершение самоубийства. 

Патриарх Алексий II благословил совершить церковное молитвенное поминовение Марины Цветаевой. 

При жизни Марину Ивановну ничего не связывало с этим храмом, но после совершенной панихиды храм у Никитских ворот стал особенно любим всеми почитателями таланта великой русской поэтессы.  

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.