Домашний арест – за нетяжкие преступления

В России вступило в силу наказание в виде ограничения свободы. Изменения  в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-исполнительный кодекс РФ вступили в силу с 10 января, сообщают РИА Новости. Теперь отбывать наказание за нетяжкие преступления можно будет под «домашним арестом».

Эта мера будет применяться в качестве основного вида наказания за преступления небольшой и средней тяжести — за клевету, оскорбление, кражу, мошенничество, присвоение или растрату, а также на срок от шести месяцев до двух лет — в качестве дополнительного наказания за совершение отдельных тяжких и особо тяжких преступлений, в частности, за посягательство на жизнь человека, общественную безопасность, основы конституционного строя и безопасности государства. Под домашний арест можно попасть и за грабеж (статья 161 УК РФ). Правозащитники считают, что особенно эффективной будет эта мера в отношении подростков.

Осужденный на ограничение свободы не сможет уходить из дома или квартиры в определенное время суток, без уведомления надзорного органа изменять место жительства или пребывания, место работы или учебы, выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования. Осужденный не сможет посещать определенные места, в том числе массовые мероприятия,  ему надо будет от одного до четырех раз в месяц являться для регистрации в орган, осуществляющий надзор. Для надзора за осужденными предполагается использовать, в том числе, и электронные браслеты. Конкретный перечень технических средств контроля будет определен отдельным постановлением правительства.

Вместе с тем, по мнению специалистов ФСИН, новый вид наказания «достаточно объемный для исполнения», и, видимо, для несовершеннолетних его будут применять сплошь и рядом. «Закон-то приняли, а единиц не дали! … 2010 обещает быть веселым годом», — пишут сотрудники ФСИН.

Важно, чтобы наказание было полностью адекватно тяжести преступления

Нововведение комментирует протоиерей Александр Ильяшенко, сотрудник Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами, настоятель храма во имя Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря.

— Идея хорошая и ее можно только приветствовать. Важна не тяжесть наказания, а его неотвратимость и адекватность наказания содеянному. Очевидно, что тюремное заключение, особенно на длительные сроки, человека калечит. Возможно, что новая мера наказания избавит человека от тесного контакта с профессиональными преступниками.

Это и большое облегчение для казны – содержание преступника обходится казне в крупную сумму – 200 долларов в месяц на заключенного – экономия 2,5 миллиардов рублей в год.

Есть, конечно, и вопросы, например, недоумение вызывает, что оскорбление приравнивается, по сути, к грабежу. Затем, есть вопросы и об обеспечении человека, находящегося на домашнем аресте – как будет решен вопрос трудоустройства, на что осужденный будет жить? Хотелось бы, чтобы исполнение изменений в законодательстве отвечало замыслу, и чтобы наказание было полностью адекватно тяжести преступления.

Михаил Нестеров. Домашний арест

Домашние аресты: мировая практика

Источник: Российская газета

В США

Домашний арест — один из видов судебного наказания в США. За осужденными наблюдают круглосуточно.

В юридической терминологии американской юриспруденции понятие «домашний арест» аналогично «электронному наблюдению», поскольку суть наказания заключается в установлении полного электронного контроля за жизнью осужденного во время его пребывания в своем доме. Зачастую электронные браслеты устанавливаются на ногу в районе лодыжки, а помещение оборудуется специальными приборами, позволяющими круглосуточно принимать и передавать сигнал GPS.
Несмотря на видимые плюсы такого ареста — нахождение в своем доме в знакомой и комфортной обстановке — на арестанта возлагаются значительные обязанности, нарушение которых сулит ему серьезные проблемы с законом. Так, в квартире не должно быть никаких алкогольных напитков, наркотиков и оружия. Общение по телефону ограничивается временными рамками, а в случае наличия у осужденного компьютера с возможностью работы в Интернете его предупреждают, что его виртуальная жизнь будет держаться под контролем. Полицейские могут нагрянуть к арестанту в любое время суток с целью проверить его состояние, исправность работы аппаратуры, осмотреть квартиру на предмет наличия запрещенных предметов.

Более того, в отдельных случаях осужденный обязан несколько раз в день набирать специальный телефонный номер, подтверждая присутствие дома, называть дату своего рождения, повторять произнесенные проверяющим его собеседником слова и предложения. В то же время в случае необходимости можно посетить врача, место работы или специальные программы и курсы, например, для лечения от алкогольной зависимости.

Отношение самих американцев к домашнему аресту далеко не однозначное: критики утверждают, что это наказание является легким для правонарушителя и в случае его применения позволяет забыть об искуплении вины и скрыться от правосудия. Правозащитники и, как ни странно, полицейские уверены в обратном — системы электронного слежения позволяют 24 часа в сутки 7 раз в неделю держать арестанта под наблюдением и в случае чрезвычайной ситуации. К примеру, если нарушитель самовольно покинет дом, уже в течение 20 минут его поймают в любой точке города. Однако самым ценным моментом является то, что, применяя домашний арест к осужденному, государство тем самым старается подготовить его к дальнейшему возврату в нормальную общественную жизнь.

Израиль

Кресло для домового

Большую часть дня доктор Реувен Цахи, находящийся в Хайфе, в доме своей матери, проводит, сидя в кресле, у окна. Он надеется хотя бы поприветствовать детей и жену, которые, не выдержав долгой разлуки, придут повидать его. Но они вряд ли скоро появятся. Дело в том, что Реувен Цахи находится под домашним арестом.

Еще недавно этот врач проживал с женой и детьми на юге страны в городе Ашдоде. Тогда он был свободным человеком, которого на работе за высокий профессионализм и чуткость уважали пациенты и коллеги, а дома — соседи за готовность всегда прийти на помощь. Нельзя сказать, что все изменилось в один не самый прекрасный для доктора день. Годами он при воспитании детей использовал физические меры воздействия.

Увидев однажды пришедших в школу детей Цахи заплаканными, учителя согласно закону сообщили об этом социальному работнику. Следует подчеркнуть, что в Израиле у социальных работников больше прав, чем у полицейских. Поговорив с детьми и выяснив, что они не раз подвергались в семье физическим наказаниям со стороны отца, социальный работник открыл «дело» и передал его в соответствующий отдел полиции. Прибывшие в дом Цахи полицейские немедленно надели на него наручники. По постановлению суда до завершения следствия и вынесения окончательного приговора он был подвергнут домашнему аресту. Однако ему не разрешили вернуться в свой ашдодский дом. Более того, в постановлении суда строго-настрого запрещалось даже «приближаться к месту проживания его семьи». В качестве «домашней тюрьмы» определили дом матери в другом конце страны, в Хайфе.

Домашний арест, который нельзя отбывать в родных стенах, — обычная мера для так называемых семейных скандалистов. В 2007 году израильская полиция возбудила около 20 тысяч уголовных дел по обвинению в подобных правонарушениях. Основную массу обвиняемых составляли, конечно же, мужья. Известно немало случаев, когда жены обращаются с жалобами на мужей в полицию в расчете на то, что там со скандалистами и семейными тиранами проведут соответствующие беседы, пожурят и отпустят с миром. Но в израильском праве не существует понятия «забрать заявление». Если делу дан ход, заявитель не вправе его приостановить. Следовательно, арестованного мужа поостывшей жене здесь не вернут, а вполне могут упечь надолго. Хотя и недалеко, учитывая размеры страны. И в этом случае домашний арест (опять же понятно, что не в квартире потерпевшего) — еще огромное благо, ибо по тяготам отбывания оно несравнимо с настоящей тюрьмой.

И все-таки домашний арест в Израиле не означает полной изоляции. Арестанту обычно разрешают покидать место заключения для закупок продуктов, посещения врача и ближайших родственников в случае их тяжелой болезни. Правда, некоторые категории заключенных при домашнем аресте обязаны носить электронные браслеты.

Мать доктора Реувена Цахи, наблюдая сына, постоянно сидящего в кресле у окна, назвала его домовым. Небезынтересно заметить, что она же, осуществляя связь с его женой и детьми, внесла немалый вклад в «разрядку» семейного конфликта. Теперь у Реувена Цахи облегченный режим «домашнего заключения», который с иврита буквально переводится как «дом отдыха». Он обязан возвращаться в дом своей матери не позже 16.30. Ему также вменено в обязанность посещать лекции психологов и педагогов. Социальные работники проводят с ним индивидуальные беседы.

Берлин

К ноге!

Домашние тюрьмы в Германии имеют как сторонников, так и противников. После оглашения приговора неожиданно для судьи и прокурора Любомир Стоянов был несказанно рад. Пять лет лишения свободы в тюрьме на территории ФРГ! Лучшего он не мог и ожидать! Любомир бросился с объятиями на шею адвокату.

Такие сцены после процессов над гражданами из стран бывшего Восточного блока нередки. Адвокат объясняет это тем, что именно возможность отбывания наказания в Германии прельщает их намного больше отправки на родину, где тюрьмы переполнены и условия содержания далеки от таковых в западноевропейских странах.

Заключенные содержатся по два-три человека в камере с телевизором и даже холодильником. Питание отличное. Обращение надзирателей корректное. Что может быть лучше?

Наверное, ничего. Однако пределов совершенствованию нет. Поэтому в германской федеральной Земле Гессен с 2000 года проходит эксперимент по применению в некоторых случаях вместо наказания так называемого домашнего ареста с электронным браслетом на ноге.

Советник гессенского министра юстиции Торстен Кунце считает, что результаты эксперимента абсолютно положительны. Более 400 человек участвовали в эксперименте. Это были в основном осужденные по уголовным делам, которые уже отсидели свой срок и подали прошение на замену тюремного заключения условным наказанием. Второй случай домашней тюрьмы — замена им предварительного заключения во время процессуального расследования.

Необходимое условие замены тюрьмы домашним арестом — согласие самих осужденных или подозреваемых. Если они однозначно пожелали перейти в «домашнюю тюрьму», на ноге укрепляется электронный браслет. В их телефоне монтируется передатчик, который в случае несанкционированного отсутствия посылает сигналы на центральный пульт. Сотрудник службы надзора — в общем-то, простой полицейский по месту прохождения наказания — должен сразу среагировать на сигнал. Если причина отсутствия не поход в магазин или забывчивость «заключенного», то сотрудник принимает меры по установлению его местонахождения.

Отбывающий срок заключения в домашней тюрьме обязан также ходить на курсы терапии или на обязательные предусмотренные наказанием работы — это время отсутствия должно быть, однако, известно службе надзора. Находящиеся под домашним арестом должны минимум 20 часов в неделю исполнять определенные работы. Только тогда, по убеждению немецких юристов, домашний арест имеет смысл.

Однако в Германии уже образовалось два лагеря юристов, высказывающих противоположные мнения по поводу домашней тюрьмы. Одни приветствуют введение этой формы наказания как возможности избежать лишения свободы и последний шанс помочь осужденному встать на истинный путь собственными силами. Они же полагают, что таким образом можно сэкономить стоимость содержания осужденного в тюрьме, где один день пребывания обходится государству в 110 евро на человека.

Другие считают, что введение «домашней тюрьмы» может стать кошмаром для близких осужденного.

Мадрид

Арест на выходные

Российский криминал заставил испанцев пересмотреть свои правила. В испанском уголовном законодательстве понятия «домашний арест» не найти. Есть понятие «временного принудительного размещения вне мест заключения». Эта мера наказания может подразумевать и принудительное размещение наказанного человека по домашнему адресу.

Уголовный кодекс Испании предусматривает: этот вид наказания может применяться лишь в отношении лиц, не совершивших тяжких преступлений. Продолжительность такого «временного принудительного размещения» определяется судьей и не должна превышать 12 дней.

До самого недавнего времени осужденный к такому наказанию человек мог даже обратиться к судье с просьбой отбывать срок… только по выходным дням. Надо сказать, что уважение к судебным решениям в Испании весьма высоко и осужденные к тому или иному виду наказания обычно не предпринимают попыток уклониться от его исполнения. Чаще всего судья может быть уверен, что «свои» 12 суток осужденный непременно отсидит по выходным дома в течение полутора месяцев. Зато такая «рассрочка» позволяла осужденному сохранить за собой работу, которую в случае непрерывного двухнедельного прогула он мог безвозвратно потерять.

Как нам рассказали в генеральной прокуратуре, чаще всего домашний арест в качестве меры ограничения свободы применялся к футбольным болельщикам. Для них домашний арест (особенно в выходные дни) означал одно: невозможность пойти на стадион, где они могли бы снова набедокурить.

Под домашний арест испанские судебные власти могут поместить и преступников, совершивших более серьезные преступления, если того требует состояние здоровья заключенного, подтвержденное врачами.

И все же испанские суды в последнее время практически не применяют наказания в виде домашнего ареста. Как нас заверили в генпрокуратуре, этому поспособствовали и наши соотечественники. Представители криминала, которых здесь называют «русской мафией», с необыкновенной легкостью нарушали судебные предписания о запрете покидать места постоянного проживания. Для того чтобы следить за выполнением приговоренными к домашнему аресту судебных требований, прокуратуре приходилось отвлекать большое количество сотрудников и в итоге все равно применять к ним в качестве наказания обычное помещение под стражу.

Хотя Франция далеко не первая из западных стран стала внедрять у себя практику электронных браслетов, здесь она была принята на «ура».

В первую очередь за нее ратуют в министерстве юстиции, в ведении которого находятся переполненные тюрьмы. По официальной статистике, на 51 000 тюремных мест приходится 64 250 заключенных, то есть на четверть больше, чем полагается, а это один из самых плохих показателей в странах ЕС. Так что перевод части контингента под домашний арест, как здесь считают, есть наиболее рациональный способ «разгрузить» места лишения свободы.

Собственно, браслеты во Франции используются уже лет семь-восемь. Сначала в качестве эксперимента, а теперь, после принятия соответствующих законов, на вполне регулярной основе. Через «кольцевание» в стране уже прошли свыше десяти тысяч человек. Сегодня браслеты носят четыре тысячи правонарушителей, а в будущем, как недавно заявила министр юстиции Рашида Дати, их число увеличится еще на две с половиной.

Во сколько обходятся электронные браслеты государству? По данным министерства юстиции, в районе 30 евро в день на каждого «окольцованного», включая стоимость самого устройства, а также работу специальной службы по мониторингу.

Для кого предназначены эти электронные устройства, как правило, закрепляемые на щиколотке? Для тех осужденных преступников, которые отбыли половину срока тюремного заключения и могут быть освобождены, но обязаны находиться под полицейским контролем вплоть до истечения всего срока, отмеренного судом. Причем дело это добровольное и не всем оно «светит» — кандидатуру обсуждает специальная комиссия.

Понятно, что вариант «домашней тюрьмы» с браслетом на ноге связан с некоторыми неудобствами, но он — меньшее из зол. Впрочем, не стопроцентно «домашней»: человек имеет право работать, навещать друзей, ходить в кино. Правда, все это при условии, что он находится под своей крышей в вечернее время и не покидает ее по воскресеньям.

С психологической точки зрения такой режим многие французские носители браслетов считают весьма благоприятным. Вот мнение 24-летнего таксиста Стефана, которому после отсидки в тюрьме предложили последний год провести вне ее стен, но с браслетом: «Моя жена, естественно, знает о моем «украшении», а на работе никто даже не подозревает, — рассказывает он.- Правда, летом в шортах не походишь, да и в бассейне лучше не появляться. Но не беда. Если бы не браслет, наверняка был без работы, и жизнь пошла бы под откос. А так есть надежда, что все со временем наладится».

Между тем

Статистика свидетельствует о неплохой эффективности этого метода: за последние три года всего лишь полтора десятка «окольцованных» рискнули нарушить закон. В ближайшей перспективе, как предлагает Рашида Дати, сфера применения электронного контроля будет расширена. Предполагается, что она коснется многих лиц, на которых заведено уголовное дело. Вместо того чтобы держать в следственных изоляторах, их будут снабжать браслетами и отправлять под домашний арест.

По материалам Риа Новости, Российской газеты, соб. инфо.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: