В Петербурге мужчина напал на сотрудницу центра “Антон тут рядом” Наталью Алексееву. Он разбил девушке переносицу в то время, как она возвращалась с прогулки с подопечной центра. “Такие люди, как этот сосед, готовы просто драться с маленькой девочкой за свое право не видеть Мадину в инвалидной коляске”, — говорит основатель центра “Антон тут рядом” Любовь Аркус. “Правмир” рассказывает историю дома на проспекте Энгельса, где жалуются на соседство людей с особенностями здоровья.

Центр “Антон тут рядом” снимает квартиру на проспекте Энгельса в Петербурге уже пять лет. В мирное время там учатся жить самостоятельно, готовить, ходить в магазин его студенты — люди с расстройством аутистического спектра. С началом пандемии они разъехались по домам, а квартира стала одной из площадок совместного с фондом “Перспектива” и “Гаоорди” проекта «Эвакуация»

— Еще в начале марта, когда стали поступать сведения о том, как в Испании умирают в домах для престарелых, мы задумались. Мы понимаем, что испанский дом для престарелых — это просто ничто по сравнению с нашими домами для престарелых, а уж тем более с интернатами. Там в учреждении живут максимум тридцать-сорок человек. А у нас это заведения на 1300 человек, с коридорной системой, с огромными палатами, с сотрудниками, которые приезжают на работу общественным транспортом. При такой скученности нетрудно было прогнозировать ад, который начнется. И он начался. Благодаря Нюте Федермессер, которая, конечно, обладает какими-то немыслимыми способностями добиваться от власти того, что нужно, нам разрешили забрать некоторых подопечных интернатов. Мы вывели столько, сколько смогли. Выбирали из групп риска. То есть это ребята, у которых тяжелая инвалидность, помимо опорно-двигательных нарушений, тяжелые множественные нарушения: и почки, и сердце, и легкие, — рассказывает Любовь Аркус, основатель и президент центра “Антон тут рядом”.

Фото: Фейсбук Нюты Федермессер

В квартире на проспекте Энгельса поселились пять подопечных интернатов. Круглосуточно, сменяя друг друга, с ними жили сотрудники “Перспективы” и центра “Антон тут рядом”. Жители подъезда стали жаловаться на новых соседей с первого дня. Любовь Аркус объясняет, что за пять лет, пока центр снимал эту квартиру, проблем не было, потому что их студенты внешне ничем не выделяются. Но как только появились люди на колясках, соседи забеспокоились, при том что сотрудники фондов сразу постарались объяснить им суть проекта «Эвакуация». 

— Там есть такой человек из интерната, Миша. Он талантливый художник, у него даже была выставка. Но он тяжелый инвалид, и он очень большой, то есть по весу, поэтому он громко топает. Первая жалоба была как раз из-за топанья Миши. Потом еще какие-то были стычки. Потом нашим сотрудникам кричали в окна какие-то гадости, когда они вывозили ребят на прогулку, — рассказывает Любовь.

Однажды в квартиру на проспекте Энгельса пришли двое сотрудников 58 отдела полиции. Почему их вызвали, они не уточняли. Проверили все разрешающие документы и ушли. На следующей день в отдел приехала юрист центра Алена Лазутина и довольно долго объясняла, чем занимается центр, что такое проект “Эвакуация”. Но даже после этого соседи продолжили писать жалобы и приходили в квартиру с просьбами не шуметь. Особенно нелепо, говорит Светлана Березовская, руководитель проекта по сопровождаемому проживанию центра “Антон тут рядом”, эти визиты выглядели во время тихого часа, когда все подопечные отдыхали после обеда. 

Фото: Фейсбук Нюты Федермессер

В субботу, 13 апреля, сотрудница “Антон тут рядом” Наталья Алексеева возвращалась с прогулки вместе с подопечной Мадиной. 22-летняя Наталья пришла в центр в январе этого года в качестве волонтера, а уже в марте ее взяли на постоянную работу. Она психолог по образованию, работу в центре совмещает с работой няней — присматривает за ребенком в семье. 

— У меня есть сильные сотрудники, которые работают с ребятами с аутизмом. А есть такие нежные цветочки, как Наташа, хрупкая, красивая девочка в очках. Я всегда считала, что она очень слабенькая физически и очень ранимая. Но дело в том, что именно она пошла в обсервацию с ребятами из интернатов. Она две недели провела в “красной зоне”, несколько дней отдохнула и вышла на работу, — говорит Любовь Аркус.

Наталья Алексеева. Фото: Фейсбук Любови Аркус

Наталья везла Мадину на коляске. Соседке по лестничной клетке показалось, что коляска поцарапала дверь. Она стала кричать, что дверь стоит 300 тысяч рублей: «Ты мне за это заплатишь, я тебя засужу за эту дверь». Очевидцы утверждают, что царапину не разглядеть даже под микроскопом. Наташа долго и вежливо умоляла соседку не кричать и не пугать Мадину. Но та не успокаивалась, и на ее крик выбежал сосед с первого этажа, ранее замеченный в том, что кричал гуляющим сотрудникам и подопечным в окно, что этих людей нужно держать в специальных заведениях, а такого соседства он не потерпит. Мужчина оскорблял Наталью, испугавшись, она попробовала написать сообщение другим сотрудникам фонда, а он в это время ударил девушку в переносицу. У Мадины случилась истерика, Наталья попыталась защититься, ударила мужчину в ответ, чему он был рад, так как обещал “засудить всю компанию”.

— Слушайте, что не устроило тех людей, к которым в дом поселили детей на реабилитацию после рака? — говорит Любовь Аркус в ответ на вопрос о том, в чем причина такого поведения соседей. — Люди хотят жить в комфорте. Они не хотят видеть ничего, что их как бы расстраивает, что для них необычно. Вид несчастья, вид инаковости они воспринимают как посягательство на свой покой. 

“Если мы будем молчать, это никогда не закончится”

Мадину повели домой отпаивать горячим чаем и окончательно успокоили только к вечеру, когда точно было понятно, что из квартиры переезжать никто не будет и что подопечные в безопасности. Наталья вместе с другими сотрудниками фонда стала вызывать полицию. По номеру 112 сказали, что к ним это не относится и посоветовали звонить участковому в отделение. В отделении звонок приняли, но не приехали ни через час, ни даже через два. Тогда Любовь Аркус сказала, чтобы сотрудники сфотографировали разбитую переносицу, разбитые очки Наташи и якобы поцарапанную дверь. Дальше они сами пошли в отделение. Медицинское освидетельствование зафиксировало сильный ушиб с отеком и ссадинами. В то же отделение пришел сосед и подал встречное заявление. Сотрудники полиции, по словам Любови Аркус, рассмеялись: «Оставьте, конечно, заявление, но, скорее всего, это будет квалифицировано как бытовая ссора». 

Мадина. Фото: Фейсбук Любови Аркус

— Тогда я написала пост в Facebook. Тогда мне стали звонить журналисты отовсюду, предлагать адвокатов. Тогда глава попечительского совета фонда «Перспектива» решил выделить охрану с 10 утра до 10 вечера. Ну, а уже совсем к вечеру позвонил начальник этого 58-го отделения, извинился, сказал, что его сотрудники вели себя совершенно неправильно, некорректно, и что они сейчас будут заниматься тем, что будут наказывать этого соседа, — говорит Любовь Аркус. 

Некоторые ее коллеги испугались, что она написала этот пост, потому что его увидят в том числе и директора интернатов, которые всячески тормозили процесс вывода подопечных на время пандемии. Любовь объясняет, что руководство ПНИ искренне считает, как бы ни было плохо в интернате, подопечным там все равно лучше, потому что общество не готово к ним, а они ничем не защищены. История с Наташей и Мадиной, получается, «льет воду на эту мельницу». 

-Но если мы будем молчать, то это никогда не закончится, — продолжает Любовь Аркус. — Мы никогда не переломим эту ситуацию. Мы ее и так переламываем как можем, потихоньку. Но все-таки слишком потихоньку. А вот через такие кризисы все больше и больше людей будет на нашей стороне. Я это и так вижу, но это поляризованное общество, это надо понимать. Потому что, с одной стороны, у нас увеличивается количество волонтеров, которые хотят нам помогать с ребятами, и нам сочувствуют, и помогают разными, доступными каждому способами. А с другой стороны, существуют такие люди, как этот сосед, — которые готовы просто драться с маленькой девочкой за свое право не видеть Мадину в инвалидной коляске в своем собственном доме.

— Любовь, если бы у вас была возможность поговорить с этим человеком, что бы вы ему сказали?

— Вы знаете, я гневлива очень. И это плохое качество, с которым я борюсь. Постепенно я его одолеваю. Я все меньше и меньше гневлива с возрастом. Если бы это произошло двадцать лет назад, я думаю, что я просто разбила бы ему голову. Сейчас мне было бы важно найти возможность донести до него, что он живет страшной жизнью и что он делает себе хуже. Себе. Потому что Наташина переносица заживет, и она успокоится, и мы делаем все для того, чтобы она как можно скорее пришла в себя. И Мадина успокоится. И все это как-то разрулится. Но он-то останется с этим. И с ним ничего не разрулится. 

За прошедшие два дня соседи так и не поговорили с жителями квартиры на проспекте Энгельса. Пока их охраняют, но Любовь Аркус надеется, что охрана больше не потребуется, так как начальник 58-го отделения полиции Петербурга обещал взять дело под личный контроль. Проект “Эвакуация” будет продолжаться, пока из-за эпидемиологической обстановки жители интернатов будут в опасности.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.